О профессионализме в политике

Все рассуждения философов и политологов о том, что вот де есть неполитические протесты или политические исходят из одного допущения, которое тщательно маскируется всеми участниками современного оппозиционного карнавала. Политика, как процесс, явление и понятие полностью подарены победившему в XX веке Капитализму (от либералов до консерваторов, плывущих в одной лодке с веслами разной длины). Для глобальной экономической системы, в которую мы все включены - "политика" - это не более, чем сохранение статуса-кво, необходимого для перераспределения финансовых потоков между основными участниками процесса - глобальными корпорациями, банками и их филиалами - национальными государствами. При современном тотальном доминировании этих структур, когда их контроль пронизывает все уровни жизни общества, участники альтернативных политических движений оказываются на обочине основной магистрали развития человечества.

Сокрушительное поражение глобальной левой идеи, оформленное окончательно де-юре в 1991 году с распадом СССР, а так же разгром наиболее одиозных националистических режимов в ходе Второй мировой войны, породили тотальную виктимность современного протестного движения во всех его разновидностях. Радикально правые и радикально левые политические инициативы оказываются перед простым выбором - либо вы участвуете во всеобщем карнавале, либо идете на... (тюрьмы, информационная и экономическая изоляция).

Для карнавала у капитала есть обслуга - это корпус дипломированных специалистов гуманитарного профиля, который вот уже на протяжении нескольких десятилетий профессионально занимается дискредитацией любого радикального проявления политики. Сюда входят как и реформисты от социалистов, так и примирительные инициаторы диалога с властями от крайне правых.

Когда целые поколения философов и социологов, придерживавшихся так или иначе социалистических воззрений, оказались перед выбором — или гнить в нищете или оправдывать современное положение дел с помощью словесной эквилибристики, то они выбрали второй путь. Мы не будем их сейчас в этом обвинять, каждый человек становится заложником обстоятельств своего времени. Различными школами был сформирован определенный дискурс «рассеивания» понятия политики и политического процесса. Для идеологов, поддерживающих современные режимы, все просто, как мы описывали выше — им всего лишь нужно оправдывать любыми способами находящиеся у власти финансово-промышленные группировки. В их мире — политика это сугубо операционный процесс, связанный с манипуляциями общественным мнением для достижения тех или иных результатов в экономическом секторе. Люди, профессионально занимающиеся таким процессами, и есть политики. Для специалистов гуманитарного толка, находящихся на службе у Капитала, но придерживающихся альтернативных политических воззрений, задача чуть более сложная. Марксисты, анархисты, социал-демократы, экологи и другие борцы за справедливость, сидящие на зарплате в университетах, либо на грантах от фондов, поддерживаемых частным капиталом, вынуждены вести двойную игру. Они не могут напрямую высказывать свою точку зрения, потому что будут лишены источников к существованию (кто хочет мести дворы с дипломом МГУ или Стэнфорда?), поэтому вынуждены разрабатывать дискурсы в ключе примирительной с политическим мэйнстримом позиции. Отсюда и проистекает максимальное дробление единых социально-политических процессов на секторы, под каждый из которых придумывается новая наука и появляется целая толпа ученых, усвоивших правильный лексикон, которые начинают осваивать гранты под определенные удобные для властей темы. Для подобных ученых и философов радикализм в политике становится фигурой исключения.

Вот уже на протяжении ста лет революция 1917 года остается жупелом для буржуазных кругов всего мира. С точки зрения капитализма не имеет значения разруха, вызванная Первой мировой, во многом приведшая к событиям 1917 года в России. Для буржуазии и консерваторов любого толка самым страшным сном является тот факт, что в начале XX века в результате длительных социальных процессов сформировался пласт профессиональных революционеров, для которых свержение современного строя являлось единственной задачей, которая была выше их собственной жизни. Эти люди были как среди анархистов, так и большевиков, так и эсеров, так и в других течениях. Но их объединяло одно — они четко понимали, что кроме социальной революции ничего не сможет изменить устоявшегося веками статуса-кво. Это были несколько поколений, включавших в себя и Троцкого, и Эмму Гольдман, и Ленина, и Спиридонову, и других участников революционных событий по всему миру. Их отличали идеализм, кажущийся современному обывателю сумасшествием, стойкость убеждений и понимание того, что политика — это дело каждого человека, начиная от простого рабочего и заканчивая королями и императорами. Для людей того времени казалось естественным, что простой работяга может посягать на тысячелетнее устройство государства и требовать себе максимальных прав с оружием в руках. Для эсера или анархиста не стояло вопроса — политический ли процесс, когда рабочие устраивают стачку за 8-часовой рабочий день или повышение оплаты труда или нет? Политикой было все, начиная от ключевых вопросов о земле и заканчивая личными требованиями. В таких условиях естественным образом сложился слой людей, которых мы можем назвать «профессионалами революции».

Для современного обывателя, одурманенного годами СМИ-пропаганды, непонятно, как это люди годами занимались подпольной революционной деятельностью, не получая финансовых средств из легальных источников и рискуя подчас просто умереть от голода или от холода на скамейке в ближайшем парке. Но если отбросить наивную веру в то, что профессионализм — это категория исключительно капиталистическая, то получается, что эти люди отдавали свои жизни делу революции и приобретали по сути профессиональные навыки революционной борьбы. Нужно понимать, что социализм — это еще, помимо всего, иное этическое и символическое понимание реальности, отличное от капиталистического в самом широком смысле этого слова. 30 лет доминирования глобального капитализма окончательно убедили обывателя, что только получая материальные блага за свою деятельность, вы можете считаться нормально функционирующей социальной единицей. Все, что выходит за рамки извлечения субъектом финансовой выгоды, признается психической патологией, требующей социальной изоляции. За сто лет образы профессиональных революционеров были максимально осмеяны и дискредитированы с помощью культурной пропаганды. Для капитализма стало наиважнейшей задачей скрыть от человечества свою главную ошибку — 1917 год, единственный случай в истории, когда он потерпел близкое к глобальному поражение. Забыть ее невозможно, но замаскировать под историческую клоунаду и шабаш озверевших пьяных матросов вполне получилось.

Что же делать политическим активистам в сложившейся ситуации? Прежде всего понимать, что политика - низовая или более глобальная, это разные уровни одного и того же процесса. Низовой активист, десятилетиями занимающийся определенной социально-политической деятельностью без оплаты в денежном эквиваленте по факту является профессионалом в плане умений и отношению к делу. Когда анархисты говорят об отсутствии у них лидеров, то это небольшое лукавство. Есть определенные люди, на которых все равно ложится большая часть работы, потому что они больше знают и больше умеют. Задача социалистической ячейки состоит в том, чтобы поток знаний и умений непрерывно передавался по сетевой структуре, и она росла, как грибница. Как правило, люди, более знающие и умеющие, начинают думать, что они круче, чем вновь пришедшие неофиты, и на этом процесс обрывается. В дальнейшем все скатывается к сектанству или уходу активистов в частную жизнь. Чтобы этого не произошло, нужно развивать в себе навыки, которые капиталисты привыкли называть профессионализмом высшей категории. Учиться терпеть, прислушиваться к чужому мнению, постоянно развиваться, находить в себе скрытые резервы, работать как в группе, так и по одиночке. Если выбросить всю ненужную мишуру про деньги и новые машины, то получаем такой «тимбилдинг по-социалистически», как бы не смешно это звучало.

Отсюда следуют два вывода. Реальное изменение в сложившейся ситуации произойдет, когда максимально возможное количество субъектов признают возвращение политики, как термина, описывающего все процессы, происходящие внутри современного общества, насколько сверхсложной задачей это бы не казалось. Мы понимаем, что фарш социологических исследований невозможно провернуть назад, но без создания понятной для обывателя повестки, в которой политический процесс вновь станет единым целым, начиная от формирования глобальных структур и кончая вопросами личного характера, складывание по-настоящему революционной ситуации категорически невозможно. Также нужно понять и осознать, что участие в протестных акциях и формирование новых политических требований — это не веселое стояние в загоне с самодельными плакатами раз в жизни, а длительный процесс, который отнимает массу времени и практически лишает участников какой-либо личной жизни. Немногие люди готовы терять современный буржуазный комфорт ради идей, которым уже сотни лет. Но понимание того, что на планете Земля есть миллиарды человек, лишенных элементарных средств к существованию, приводит к осознанию того, что завтра этим человеком может оказаться любой. Дегуманизация и создание зон отчуждения — естественная вещь для капиталистов, использующих любые средства для извлечения прибыли. Ситуация непрерывного кризиса, в которую завел человечество капитализм, требует появления нового политического процесса, который в чем-то должен повторять опыт, накопленный революционерами начала XX века. Главное понимать, что социальная революция — это не одномоментный взрыв, а долгая история, которая потребует от ее участников в том числе и профессионального отношения к вопросам формирования политики будущего, участником которого станет каждый, независимо от того социального статуса, который сохраняется у этого человека при современном устройстве мирового порядка.

Комментарии

Вы не задавали вопрос, на какие деньги жили профессиональные революционеры, большевики и эсеры?

Анонимный :

Вы не задавали вопрос, на какие деньги жили профессиональные революционеры, большевики и эсеры?

Quote:
Для современного обывателя, одурманенного годами СМИ-пропаганды, непонятно, как это люди годами занимались подпольной революционной деятельностью, не получая финансовых средств из легальных источников и рискуя подчас просто умереть от голода или от холода на скамейке в ближайшем парке.

Кроме того, реально много ли нужно человеку для простого выживания, если не платить налоги и жить в чужом заброшенном жилище? По поводу нелегальных источников и этической стороны дела можно вспомнить слова Франса: "Закон, воплощая в себе величественную идею равноправия, запрещает спать под мостом, располагаться на ночлег на улице и красть хлеб одинаково всем людям — богатым так же, как и бедным."

Хотя кому я отвечаю...

Анонимный :

Вы не задавали вопрос, на какие деньги жили профессиональные революционеры, большевики и эсеры?


А вы не думаете, что аш вопрос некорректен? Тут даже сама постановка попахивает какой то теорией
Заговора. Разве не логично прежположить, что как бы не зарабатывали, явно делали это по разному) О чем кстати можно в их биографиях почить полагаю.

Я не знаю, что имел в виду анонимный гражданин, а я просто знаю, на какие деньги жили профессиональные революционеры в России. Просто потому, что профессионально ;) изучал историю начала 20 века.

Да нет, все просто. Это совсем не секрет. Могу Вам сказать.

У анархистов и эсеров-максималистов - либертарных течений, абсолютное большинство их были рабочими, селянами или интеллигентами, живщими на свое деньги. Небольшие группы подпольщиков, находившиеся в бегах и совершавшие боевые акты, финансировали зс счет экспроприаций. Как, собственно и значительная часть деятельности их организаций. Ну, например, известная акция в Фонарном переулке (хотя, как раз этими деньгами максималисты видимо не сумели воспользоваться - а взяли много, 400 тыс рублей, колоссальная сумма по тем временам). Однако они не считали, что могут жить на чужие деньги, кроме крайних обстоятельств (подполье, бегство, боевая деятельность).

Профессиональные революционеры эсеры и большевики жили на деньги партии. Видите ли, огромное большинство эсеров и большевиков тоже были самыми обычными рабочими, интеллигентами, крестьянами, которые жили на свои деньги, заработанные ими честным трудом. И профессиональными революционерами они не были как раз, в том смылсе, что революция не была их профессией, она была одним из дел, которому они себя посвещали. Может быть, главным делом для многих, но все же одним из.

Партийный менеджмент большевиков и эсеров жил на деньги партии. Ну то есть на членские взносы++. А что это были за "плюс плюс" - это самое интересное. Большевики использовали грязные сделки с собственностью разных богачей. Согласно публикациям историка меньшевика Николапевского, БЦ (большевистский центр) никогда не давал ясные отчеты о своей финансовой деятельности и использовал деньги для корумпирования и подкупа с целью перехода на его сторону местных организаций РСДРП. Большевикам давали деньги крупные промышленники, вроде Саввы Морозова (самая известная история).

Бюрократия партии эсеров жила на деньги мультимиллионера, владельца транснациональной корпорации Давида Высоцкого (Чайная компания) - из родственникова и менеджеров компании этого господина состоялда вся верхушка эсеров - это Вы можете найти в работах историка Кана - одного из самых крупных специалоистов по эсерам (нет, он не черносотенец и относится к эсерам с большой симпатией).

Таким образом картина с профессиональными революционерами складывается неприглядная. У анархистов и ммксималистов - у либертарного течения русской революции, их почти не было, а те немногие, что были, жили на экспроприации - это как раз наиболее чистая ситуация, при том, правда, что у экспроприации были свои моральные минусы - они могли способствовать разложению движения и порой быфли не отличимы от обычных грабежей (см, например, сборник документов Анархисты под редакцией Кривенькова).

У большевиков и эсеров - авторитарных государственников, все было очень мрачно. Рядовые члены содержали на свои деньги внутреннее чиновничество, партийный менеджмен, который отдавал местным партийным организациям указания о том, как и что делать. Причем в ряде случаев эти менеджеры жили за границей, ничем особенно не рискуя. С другой стороны, эти партии финансировали оппозиционные царизму миллионеры, тогдашние Ходорковские. Может такая деятельность и могла привести к буржуазной демократии (которая является лишь слегка прикрытой формой олигархии). Но ни к какой социальной революции такие структуры, разумеется страну привести не могли. Разве это не доказал провал эсеров в 1917 г, и провал большевиков в 1918, когда они уничтожили власть советов в стране?

Вообще, какое отношение к либертарному социализму и анарахизму имеюти эсеры и тем более большевики, которых Вы вспоминаете - ублюдки, задушившие русскую революцию и построившие эксплуататорскую систему, которая в некоторых отношения была не лучше, а пожалуй и хуже царизма (последнее именно к большевикам относится)?

Nevermore

P.S. Кстати, в чужом заброшенном жилище Ленины и Черновы не жили. Ленин, правда, жил в своей Швейцарии довольно скромно. А вот верхушка эсеров, о...  некоторые были очень богаты. А Боевка максималистов  проводила свои последниие дни утопая в роскоши, оргаистически прожигая жизнь перед смертью подобно японским самураям. Правда, в отличие от самураев и верхушки большевиков, Боевка максималистов жила на денеьги, полученные от экспроприаций.

Nevermore

Насчет, кто за чей счет шиковал и пировал. Вопрос не в том, что эти люди делали при царском режиме, и как они выживали. Вопрос в том, что сложился слой людей, который смог в экстремальных условий развернуть русло от реставрации режима в примирительном ключе к чему-то кардинально новому. Нелибертарные социалисты упомянуты в одном ряду с либертариями по причине того, что до окончательного переворота большевиков в 1918 они во многом действовали сообща, не более того. Просто исторический факт. К тому, что случилось со страной потом, это не имеет отношения. Речь конкретно о 1917 годе. 

1. Ну как это неважно, за счет кого и чего люди пировали при царском режиме. Еще как важно. Вы пишите о кучке бюрократов, о менеджерах партий, управляемых централизовано, о начальниках иерархий вроде Ленина. Крайне важно, как раз, кем эти люди были и за счет чего жили при царе. Были они менеджерами и эксплуататорами, которые управляли деньгами своих товарищей, партийных коллективов. Осваивали бабло буржуев, использовали его для того, чтобы перекупать организации противников. А это накладывает большой отпечаток на людей. Именно они и погубили революции. Чему же Вы предлагаете учится у них? А это именно и есть профессиональные революционеры, по крайнйе мере. большинство их.

2. "Вопрос в том, что сложился слой людей, который смог в экстремальных условий развернуть русло от реставрации режима в примирительном ключе к чему-то кардинально новому. "------ Вот именно. Только вот как раз к февральской революции почти никто из профессиональных революционеров (менеджеров, интриганов и бездельников, живших на деньги своих товарищей, и еще и руливших партиями) отношения не имел, февральская революция была спонтанной. И советы - органы прямой рабочей демократии, тоже придумали не партии, их не было в программах ни у большевиков. ни у эсеров, они были созданы самими рабочими еще в 1905 г. Что касается последующих процессов, так к чему новому эти менеджеры повернули ситуацию? К новому эксплуататорскому режиму, который был в некоторых отношениях еще хуже царизма. Вот это и есть роль профессиональных революционеров.

3. Если Вы о том, что к революции надо относиться серьезно, что для многих анархистов и ср-максималистов это было делом жизни, так никто и не спорит. Только вот подавляющее их большинство вовсе не превращали революцию в свою профессию. Они зарабатывали на жизнь в заводах, в полях, журналистикой или как-то еще (ислкючения составляли лишь небольшие группы подпольщиков). И оставались нормальными людьми. А те, кто профессионально занимался революцией, были как раз начальниками, революцию погубившими. Ленин - это конечно самый яркий пример. Эсеры получше, но и они в самом лучшем случае создали бы капиталистическую систему и парламентскую республику, а не самоуправленческий социализм.

Nevermore

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Французский философ Жиль Делез посвятил немалую часть своей жизни изучению феномена cinema. Его книга "Кино" до сих пор остается opus magnum для кинокритиков.

2 дня назад

В середине 80-х годов вокалист хардкор-группы Black Flag Генри Роллинз на одном из очередных концертов достал книгу и начал зачитывать длинные цитаты перед опешившими панками и скинхедами. Этой книгой была Черная весна американского писателя Генри Миллера.

3 дня назад

Свободные новости