Экзистенциализм - это революция

Бытует мнение что невозможно преодолеть отчаяние, не коснувшись экзистенциальной философии. Эти слова можно дополнить следующим выражением: невозможно преодолеть отчуждение, не проникнувшись левыми убеждениями. Причина в том, что и экзистенциальное отчаяние и социальное отчуждение часто имеют общие причины.

В 1948 году Сартр публикует свою работу “Экзистенциализм - это гуманизм”. В ней, выступая адвокатом экзистенциализма, он отвечает на критику в адрес этого философского движения. Работа его весьма спорна, но все же она заставила скептиков пересмотреть свои взгляды. Если критики и не приняли экзистенциализм в том виде как хотел того автор, то они по крайней мере перестали воспринимать экзистенциализм как синоним декадансу и апатии.

И все же экзистенциализм не полностью оправдан. Мне хочется пойти дальше и показать, что это учение в своей основе не только гуманно, но и революционно. Что экзистенциализм способен пробудить личность к бунту, а уже из него перерасти в нечто большее.

Философия существования

Главная идея экзистенциализма заключается в том, что существование человека предшествует его сущности. Но что все это значит? Для наглядности рассмотрим сначала обратную идею где сущность определяет существование. В этой концепции предполагается наличие у объектов некой истинной, неизменной природы.

Для наглядности можно представить любой изготовленный человеком предмет. Например, керамический чайник. Чайник имеет определенные свойства и характеристики. Он изготавливается по определенной технологии. А все потому что чайник был создан с определенной целью - наливать чай. Этот набор качеств и свойств и формирует сущность чайника. И эта сущность определяет дальнейшее существование чайника. Было бы странно, если вместо прямого назначения чайником бы пытались забивать гвозди.

Долгое время считалось, что некая изначальная сущность и предназначение есть и у человека. В той или иной форме этот подход мы находим еще в глубокой древности. Во многих древних культурах и религиозных культах считалось, что человек создан некими высшими силами с определенной целью. Эти же высшие силы “диктовали” правила и модели общественного поведения. Здесь не было места никакой человеческой свободе, каждый индивид был подчинен сформированным культурным нормам.

Но не только религия преуспела в подчинении личности. Эпоха просвещения фактически оттеснила концепцию бога и родовых традиций. Однако сама идея первичности сущности над существованием никуда не исчезла. Она лишь приобрела новую форму, именуемой “человеческой природой”. Поведение индивида диктовалось теперь уже не божественным промыслом, а биологией и влиянием среды.

Этому подходу противостояли экзистенциалисты. Они считали, что человека как личность невозможно свести к какому то окончательному и конкретному значению. В уже упомянутой работе Сартр :

Для экзистенциалиста человек потому не поддаётся определению, что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он становится лишь впоследствии, причём таким человеком, каким он сделает себя сам. Таким образом, нет никакой природы человека, как нет и бога, который бы её задумал.

Конечно, экзистенциалисты признавали влияние исторической эпохи, социума и биологии на формирование личности. Говоря словами того же Сартра: мы не выбираем время, но мы выбираем себя в этом времени.

В экзистенциализме личность является неким незавершенным проектом. Человеку предстоит самому создать себя, принимая свободные решения. Эта свобода выбирать является практически абсолютной, ограничиваясь лишь двумя явлениями, над которыми не властен человек - рождение и смерть. Все мы появляемся на свет не по своей воле, никто не может отказаться от рождения. Так же всем нам рано или поздно придется умереть. Однако во всем остальном человек волен выбирать, даже если внешне его положение кажется безвыходным. Выделял эту тотальность свободы и экзистенциалист Альбер Камю:

Неизбежно только одно — смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует — очень сильно и долго.

Здесь и заключена революционная сила экзистенциальной философии. Она снимает с человека внутренние оковы, провозглашая его свободным. Освобожденный возвращает в собственность единственное и главное - свою жизнь.

Подлинное существование

Следующий революционный аспект философии экзистенциализма раскрывается в идее борьбе за собственное освобождение. И для того чтобы лучше понять это, обратимся к основоположникам экзистенциализма.

Датский философ Серен Кьеркегор говоря о личности, представлял ее подобно дремлющему крестьянину в повозке. Крестьянин может так и проспать всю дорогу и приехать туда, куда его повезет лошадь. Но он может и проснуться, взяв вожжи в свои руки и направив лошадь туда, куда ему хочется. На этом примере отлично видно сравнение двух вариантов, существующих у человека.

Первый путь заключается в отказе принимать ответственность за свою жизнь. Человек передает инициативу другим, в роли которых может выступать национальная или религиозная общность, государство или любая другая структура, ставящая себя выше личности. В результате такого выбора мы увидим человека, растворившегося в общем и потерявшего свою индивидуальность.

Второй путь лежит заключается в отказе от бездействия и пассивности. Человек отказывается слепо верить общественным нормам, навязанным ему извне. Однако прежде чем стать независимым, человеку предстоит путь некого пробуждения. В экзистенциализме нет четкого указания на характер этого процесса, поскольку сама эта философия во многом отталкивается от личного опыта и переживаний конкретной личности.

В качестве примера рассмотрим некую женщину в патриархальном обществе. От нее рассчитывают соблюдение целого ряда правил и ограничений - подчиняться мужчинам, рано выйти замуж, держать на себе домашнее хозяйство и стать многодетной матерью. Не пытаясь ничего изменить, эта женщина становится лишь блеклой тенью своей общественной роли. Ее поведение уже предопределено ее местом в системе с момента рождения. Однако она может попытаться отказаться от такой судьбы. Выражением такого отказа может стать побег в более цивилизованную страну, где женщина не считается дополнением к мужчине. Или она может объединиться с другими недовольными женщинами и начать протестовать против своего бесправного положения. В крайнем случае - от отчаяния пролить кровь, история знает и такие случаи.

Путь к освобождению может оказаться мирным или лежать через преступления. Но вопрос законности не имеет принципиального значения в экзистенциализме. Бунтующая личность не признает верховную истинность закона. Законы и правила могут быть написаны тиранами и попирать интересы целых народов. Буквой закона оправдывали рабство, не один геноцид и массу других чудовищных событий. Стоит ли после этого уповать на правила, написанные другими людьми?

Вместо слепого следованию правилам и законам личность живет по соображениям своей совести. И в этом вопросе экзистенциальные философы на ее стороне. Альбер Камю писал:

Уверившись в конечности своей свободы, отсутствии будущности у его бунта и в бренности сознания, он готов продолжить свои деяния в том времени, которое ему отпущено жизнью. Здесь его поле, место его действия, освобожденное от любого суда, кроме его собственного.

Наглядные примеры таких бунтарей это участники антифашистского Сопротивления. Во время нацистской оккупации Франции они находились вне закона. Антифашисты понимали что их скорее всего схватят и повесят. Знали что они не способны нанести серьезного урона врагу. Однако внутренние убеждения не позволили им опустить руки и сдаться. Судьба многих антифашистов сложилась трагично: их пытали и публично казнили. Таковой была их плата за экзистенциальное прозрение и дерзкий отказ подчиняться коричневой чуме.

Связь экзистенциального бунта личности тесно переплетается с левый философией, которая пропитана идеями личной независимости. И для наглядности я приведу цитату леворадикального писателя, известного под псевдонимом Субкоманданте Маркос:

Да, Маркос — гей. Маркос — это гей в Сан-Франциско, черный — в Южной Африке, мексикашка — в Сан-Исидро, анархист в Испании, палестинец в Израиле, индеец майя на улицах Сан-Кристобаля, еврей в Германии, цыган в Польше, индеец мохок в Квебеке, пацифист в Боснии, одинокая женщина в метро после десяти вечера, крестьянин без земли, бандит в трущобах, безработный рабочий, несчастливый студент и, конечно, запатиста в горах. Маркос — это все угнетенные, оскорбленные и задавленные меньшинства, которые восстают и говорят: хватит.

Маркос, как и большинство левых в некотором роде являются экзистенциалистами. Да, они не говорят о своем экзистенциализме напрямую, не читают академическую философию. Но мне кажется, не это главное. Намного важнее что они искренне поддерживают идею свободы личности и ее право на самоопределение.

Точки соприкосновения

Попытки включить экзистенциализм в левую философию уже были. Влияние экзистенциальной философии можно встретить в частности во Франкфуртской школе. Основой такого подхода были ранние работы Маркса, в которых особо поднимались проблемы отчуждения личности.

Рассмотрим некоторые из этих “точек соприкосновения” левой философии и экзистенциализма чтобы вновь подчеркнуть эту взаимосвязь.

Начнем с краеугольного камня всей левой философии - вопроса о капитализме. Расходясь в частных вопросах, левые сходятся в одном: капитализм порождает чудовищное неравенство, и большинство людей становятся вынуждены трудится на узкую прослойку богатых и влиятельных плутократов. Эта идея очень близка экзистенциализму. Сартр указывал, что капитализм уничтожает личную свободу. У большинства людей выбор невелик: или трудится в тяжелых условиях или жить в нищете. В таких условиях не может идти и речи о самореализации и занятии любимым делом.

Солидарны экзистенциалисты с левыми по вопросу семьи. И те и другие выступают за свободные отношения, где партнеры имеют равные права и их союз основан на любви. Но вот чего точно не поддерживают экзистенциалисты - так это патриархальную систему, где женщина подчиняется воли мужа и теряет личную свободу. Не уживаются в экзистенциализме гомофобные и трансфобные идеи. Индивид имеет право сам формировать себя и свою сексуальную и гендерную идентичность. Любое ограничение этого права неприемлемо, поскольку мешает индивиду самореализоваться.

Восприятие государства в экзистенциальной философии так же имеет большой “левый след”. Современное государство является внешней силой, доминирующей над личностью. В нем человек лишен возможности влиять на общественные решения, от которых будет в итоге зависеть его будущее. В лучшем случае ему дают участие в “выборах”, результаты которых все равно будет подтасованы в пользу власть имущих.

Особое место в экзистенциализме занимает вопрос веры. Это вопрос индивидуальный и экзистенциализм оставляет право личности самой решать, верить ли ей в каких либо богов или нет. Но субъективная вера одного человека и организованная иерархическая религия - совершенно разные вещи. Такая религия становится отчужденной от человека структурой, стремящейся подчинить себе личность, установить свои нормы и правила веры. Вдобавок к этому религия хорошо переплетается с государством, становясь эффективным инструментом пропаганды. Такой подход неприемлем для экзистенциализма. Большинство левых разделяют это.

Количество таких “точек соприкосновения” можно перечислять еще довольно долго. Но остановимся на этих примерах. Уже они указывают на то, что экзистенциальная философия порой близка левым, хотя они порой этого и не знают.

Левая мысль часто акцентирует внимание на глобальных и коллективных вопросах. Это экономика, политика, социология и многое другое. В таком обширном спектре тем и направлений совсем не остается места для личности. Экзистенциализм же напротив, исходит из личностного опыта, субъективных переживаний человека.

В итоге, через экзистенциализм  личность может прийти к пониманию несправедливости мира и своим незавидном в нем положении. О капитализме человек узнает не из книг, а когда его сократят и выставят на улицу без гроша в кармане. Нацизм увидит не в старых фильмах о войне, а своем дворе в виде бритоголовых фанатиков. Личный опыт - хороший учитель. И он может привести к левым взглядам не хуже учебников.

От личного к коллективному

Может ли экзистенциализм как индивидуалистическая философия объединить людей? Или это не более чем пафосный бунт одиночек, заранее обреченный на провал? Ответим и на этот вопрос, рассмотрев взаимоотношения личности и внешнего мира с позиций экзистенциальной философии.

Мы не живем в полной изоляции друг от друга. Решения, принимаемые одним человеком неизбежно оказывают воздействие на других. Для примера вернемся в прошлое и посмотрим на темнокожего раба, изнурительно работающего на плантации. Если он решает восстать против самозваных “хозяев” то он в первую очередь совершает личный выбор. Но также он подает пример другим рабам, говоря своими действиями что борьба лучше чем жизнь в неволе.

Принимая это, мы видим ответственность человека не только за себя, но и за других людей. Совершая выбор в пользу чего-то, мы автоматически провозглашаем ценность этого. Это и имеет в виду Сартр, говоря:

“Я ответствен, таким образом, за себя самого и за всех и создаю определенный образ человека, который выбираю, выбирая себя, я выбираю человека вообще.”

Кроме неизбежной ответственности Сартр говорил что мы неизбежно ангажированы. Это значит что мы не можем безучастно наблюдать за событиями в мире. Сознательно или нет но мы занимаем определенную позицию. Любое действие, равно как и бездействие немного меняет баланс сил в мире.

Идея ангажированности полностью раскрывается в левой философии, где есть идея противоборства угнетателей и угнетенных. Каждому здесь предстоит определиться и встать под одно из знамен. И в этой борьбе отсидеться не получится. Даже находясь в глубоком тылу этого противостояния личность принимает участие в конфликте. Совершая отвлеченные и обыденные действия человек поддерживает одну из сторон. Например, вы можете в дружеской беседе защищать богатых, говоря что они получили свои состояния вполне заслуженно. И сами того не желая вы цементируете фундамент современного общества, играя на руку сильными мира сего.

Понимание своей ответственности за других людей, осознание влияния своих решений толкает личность к объединению с другими. И прежде личный бунт перерастает в общее дело. Это привносит в экзистенциализм новый смысл, способный выстроить новые связи между людьми, не нарушая при этом их индивидуальности.

Rudy Meinhof

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я очень сомневаюсь в оценке СССР как государственного капитализма. Возможно, эта точка зрения утвердилась среди части социалистических критиков СССР по причине того, что они забыли или не знали о марксовой идее азиатского способа производства (АСП). Капитализм, если использовать марксистское...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

3 недели назад
5