Анархистский Черный Крест

Антивоенные коктейли
Поскольку армия в США контрактная, военкоматы там работают как центры пропаганды армейских вербовщиков.
Анархист Брендон Уэлш, житель небольшого города Эндвелл в штате Нью-Йорк, выражал свое мнение о войне в Ираке, бросая по ночам коктейли Молотова в окна военкомата, когда там никого не было, в апреле 2003-го года. К сожалению, больше года спустя, он был арестован, и недавно его осудили на пять лет лишения свободы. Обвинение также включало попытку уничтожения коммуникаций американской армии и выбивание окон военкомата в июне 2004-го года.
Брендону можно отправить письмо через его друга Джереми:
Brendon Walsh, c/o, Jeremy Shirvan, 2714 William St, Endwell, NY 13760-5822, USA, США
Мехмет любит Барыса
Слово «барыс» имеет два значения в турецком языке – оно означает «мир», и в то же время это популярное мужское имя. Поскольку армия является институтом не только глубоко гомофобичным, но также пропагандирует патриархальный образец «мужества» в целом, турецкое движение за сексуальное равноправие часто использует этот двоякий смысл в своей борьбе против армии и милитаризма.
Мехмет Тархан, анархист и открытый гомосексуалист, отказался от военной службы 27 октября 2001-го года. Права отказаться от военной службы в Турции не существует. В 5 часов утра 8-го апреля этого года его арестовали в городе Измире, куда он приехал, чтобы работать на книжной ярмарке. Мехмет отказался от любого сотрудничества с полицейскими, но, несмотря на это, его отправили 9-го Апреля в Токат для службы в 48-ой тренировочной пехотной дивизии.
Вскоре Мехмета отправили в военную тюрьму г. Сиваса. Администрация тюрьмы поощряла насилия и издевательства над Мехметом, объявляя другим заключенным, что он террорист, и «вы знаете, как надо обращаться с ним». Мехмета избивали, у него вымогали деньги и одежду.
Несмотря на то, что однополые сексуальные связи настолько же распространены в турецкой, насколько и в любой другой армии, гомосексуализм, с официальной точки зрения, – психическое заболевание. У Мехмета есть возможность получить освобождение от военной службы, если он согласится получить унизительный «диагноз». Но Мехмет отказывается от этого – он заявляет, что «гнилой отчёт, который армия требует от меня, потому что я гомосексуалист – это символ упадка самого государства. Как человек, я не буду служить ни в военном, ни в любом другом аппарате любого государства. Я считаю, что любое исключение – это личное оскорбление, и я буду отказываться от любого освобождения от военной службы». Цель Мехмета не в том, чтобы откосить от военной службы, а в том, чтобы противодействовать государству. Он настаивает, что его единственное преступление – это любовь к Барысу.
25 мая Мехмет начал голодовку, протестуя против избиений и издевательств над ним. 9-го июня судья принял неожиданное решение освободить Мехмета от следственной изоляции до следующего заседании суда, поскольку он уже провёл два месяца в тюрьме – это почти максимальное наказание, предусмотренное статьей 88 турецкого военного закона о «неподчинении части», по которому его обвиняют. Но это не значит, что Мехмета освободили от военной службы – его сразу призвал местный военкомат в Сивасе, откуда его опять отправили в часть в Токате, а потом, 13-го июня, обратно в тюрьму в Сивасе через военный госпиталь. Всё это время Мехмет продолжал голодовку.
22 июня администрация тюрьмы в Сивасе в итоге согласилась выполнить требования Мехмета и обеспечила ему индивидуальное содержание, и он прекратил голодовку. Из-за длительной голодовки и избиений Мехмет находится в ослабленном состоянии здоровья, но в хорошем духе.
Охота на участников Фронта Освобождения Животных и Фронта Освобождения Земли в США
18 мая, в докладе Сенату США, Джон Льюис (John Lewis), помощник главы ФБР по вопросам терроризма, заявил, что Фронт Освобождения Животных и Фронт Освобождения Земли – главные отечественные террористические угрозы в США. Он перечислил, что с 1994-го года саботаж, осуществлявшийся усилиями групп радикальных экологов и защитников прав животных, принес экономических убытков в общей сложности на сумму 110 миллионов долларов. Несмотря на то, что за время 33-летней деятельности ФОЖ и 13-летней деятельности ФОЗ, ни один человек не пострадал физически, ФБР без колебаний проводит параллель между ними и «Аль-Каидой». Кроме того, в черновике внутреннего досье Министерства Внутренней Безопасности США (Department of Homeland Security, DHS) ФОЖ и ФОЗ включены в списки террористических групп, хотя в этих списках совсем нет ультраправых групп, на совести которых множество убитых сотрудников клиник для абортов и федеральной администрации. Всё это не так уж удивительно, ведь при капитализме собственность зачастую важнее жизни, а поскольку «исламисты» ничего не взрывали в США в течение последних четырёх лет, внутренним структурам безопасности срочно нужны новые враги, чтобы оправдать огромные средства, расходующиеся на их существование.
Всё это конечно влияет и на отношение к арестованным радикальным экологам. 22-летнего анархиста Криса Макинтоша подозревают в ночном поджоге ресторана «Макдональдс», произведённого 23-го января в Сиэтле, и за который ФОЖ и ФОЗ взяли на себя совместную ответственность. Никто не пострадал от пожара, принесшего корпорации экономические убытки в размере 5000 долларов. Крису угрожает тюремный срок от 5 до 10 лет. Его арестовали в феврале в Филадельфии, откуда отправили в следственный изолятор в Сиэтле. В каждой тюрьме Криса сажали в карцер, поскольку ему был придан административный статус «участника криминальной банды - отечественного террориста». Кроме того, вместо вегетарианской еды Крису дают только соевые добавки плохого качества. Суд над ним начнётся в октябре.


 

Author columns

Владимир Платоненко

The worst thing Putin has done in Ukraine is to reconcile the authorities with the people. The president has turned from an object of universal criticism into the Ukrainian Charles de Gaulle.1 The general of the Ukrainian Interior Ministry offers to deliver himself to the Russian army in...

10 months ago
Антти Раутиайнен

The results of the first 30 years of “democracy” in Ukraine are, to put it mildly, unconvincing. The economy and the media are in the hands of rival oligarchs, corruption is at staggering levels, economic development lags behind many African countries, and in addition, the country has become the...

11 months ago
4