"Бульвар Тимура Качаравы"

21 декабря в Риме бульвар имени фашиста Паоло ди Нелла был переименован (с помощью баллончика краски) в честь Тимура Качаравы, антифашиста, убитого в ноябре этого года в Санкт-Петербурге.

 

Как я провел эту ночь

 

В 2-30 ночи меня будит будильник. Я покидаю теплые объятия какого-то приятного сна и прихожу в себя. Все правильно, я сам поставил будильник на это время, когда все добропорядочные римляне сладко спят. Одеваюсь, стараясь поменьше шуметь, чтобы не разбудить домашних. Рюкзак заранее собран, велосипед ждет меня на лестничной площадке. Я выхожу и начинаю крутить педали по морозным улицам города в направлении парка villa chigi. В рюкзаке мерно позвякивает шарик для перемешивания краски в баллончике спрея...

 

Я увидел' тот сюжет по телевизору в сентябре или октябре, вскоре после того как приехал в Рим. Какие-то люди в костюмах произносили речи в парке, вокруг них стояла определенного вида "молодая поросль" - это была церемония "крещения" новой улицы. Даже без особого знания языка я понял, что ее решили назвать в честь некоего Паоло ди Нелла, молодого итальянского фашиста, убитого в 1983 году. Показали самого "героя" на старых черно-белых фотографиях, потом его похороны - и людей в бомберах и черных очках, салютующих гробу "римским приветствием" (известным в России в немецком варианте - с произнесением слов "зиг хайль"). Говорили, что Паоло ди Нелла был последней жертвой (с их стороны) "свинцовых лет", когда "красные" и фашисты бились не на жизнь, а на смерть.

 

Рим - открытый город, он очень щедр на присвоение улицам имен известных людей (а еще здесь есть улицы названные в честь, кажется, всех стран мира). Здесь есть улица Ицхака Рабина. Думаю, что улица Ясира Арафата тоже должна быть. Есть улицы Ленина, Антонио Грамши, Розы Люксембург, Пальми-ро Тольятти и даже Советского Союза. Улица Эррико Малатесты тоже есть; к счастью, Я слабо пока знаком с итальянской историей, но думаю что политиков правого спектра, оставивших след в итальянской истории, тоже не обошли вниманием. Но назвать улицу именем фашиста, человека, проповедовавшего ненависть... Мне показалось это дикостью. Тогда, ранней осенью, петербургский студент Тимур Качарава был еще жив.

 

Я не знал Тимура, может, если и встречал его, то только один раз, когда оказался в Питере и вместе с местными ребятами и девчатами раздавал на Владимирской еду бездомным. Если и видел его тогда, то не запомнил. Но когда его убили, мне было очень плохо. Не так, как его близким и друзьям, но все же... И. я знаю, что его смерть не оставила равнодушными и многих других людей, которые его не знали лично. И теперь, когда очередная фашистская мразь пишет в сети "очередную мерзость или ложь, я не прохожу мимо, а пишу "мы не забудем и не простим". И я правда не забуду и не прощу.

 

Все же меня мучили сомнения. Может быть, все же правильно, что в честь Паоло ди Нелла назвали улицу? Может быть, таким образом зарыт топор войны? Я не очень верю в зарывание топора фашистами, но все же... Это не моя страна, я здесь всего лишь гость... Но каждый день, проходя по улицам своего района, я вижу слова войны, написанные на стенах. Их много, по ним можно учить итальянский язык. Плакат: ребята брутального вида с бритыми затылками говорят lotta con noi (боритесь вместе с нами). Другие, быть может чуть более респектабельные плакаты призывают остановить нелегальную иммиграцию. Мне что? Я в этой стране на легальных основаниях... Но я почему-то не могу проходить мимо свастик, кельтских крестов и всех этих "фанаты гота - евреи", "красные, берегитесь!", "антифашизм -никогда больше!". Практически каждая виденная мною римская средняя школа, по крайней мере, в моей части города, густо увешана плакатами праворадикальных организаций и покрыта фашистскими граффити. Очень удобно закрыть глаза на испачканные стены и считать Рим лишь историческим памятником с тысячелетней историей, дружелюбными людьми и оживленными барами.- Но у меня не получается. Никогда не получалось и никогда не получится.

 

Я специально узнал, где находится бульвар Паоло ди Нелла. Когда я проходил мимо близлежащей площади Piazza Vescovio мне стало плохо - каждый ее погонный метр был покрыт толстым слоем фашистских плакатов и граффити. Это была не умеренная пропаганда какого-нибудь Alleanza Nazionale или их "молодежки". Это была голая, ничем неприкрытая ненависть - к иммигрантам, красным, всем кто не любит родину так же сильно, как они. Со стен смотрели на меня мускулистые ребята, лица которых не обезображены интеллектом. Их кулаки сжаты, а взгляды полны ненависти. Такие же лица я видел в сопровождении похожих надписей на русском языке. Наверное, просто в этом районе находится офис forza nuova (похоже на то), ну что-то в этом роде. Но мне все равно. Я знаю, что бульвар Паоло ди Нелла в местном парке не будет носить его имени. Какое угодно, но только не его.

 

...И вот я еду на villa chigi, а шарик в баллончике спрея мерно позвякивает. Почти совсем перед поворотом на улочку, с которой я хочу проникнуть в парк, навстречу мне выезжает машина polizia municipale. Не успеваю даже испугаться. Но обошлось... На хорошо освещенных улицах еще время от времени встречаются автомобили и мотоциклы. По крайней мере, я не совсем один и не вызываю подозрений.

 

Ворота парка закрыты, как я и ожидал. На этот случай я присмотрел пару мест, где можно легко перелезть через забор, минуя остроконечные прутья ограды. Нога на каменную тумбу, потом на какой-то трансформаторный ящик, потом через забор. Детская площадка, кусты, -стараюсь идти по неосвещенным фонарями частям парка. Столб с названием бульвара высокий, метра три. Я прыгаю на него, пытаясь уцепится, но ноги скользят. Еле-еле достаю до вывески. Приклеить самоклейку ровно не удается. Черт! Тогда прыгаю на столб еще раз, цепляюсь крепче и зачеркиваю краской из баллончика слова Paolo di Nella. Всего столбов с его именем два. Вывески двусторонние. Зачеркиваю как могу везде. Бегу к оштукатуренной части ограды и пишу новое название этого места - Viale Timur Kaciarava- бульвар Тимура Качаравы. К счастью, в парке обнаруживаются белоснежно-белые бордюры, на которых я продолжаю выводить имя парня, смерть которого так все обострила. Пишу пока не кончается совсем краска в баллонe. Чтобы это было понятно тем, кто придет сюда с утра, да и потом, я оставляю объяснительную записку, которую перевел мой друг.

 

Листовки клеить особенно некуда, только небольшая часть ограды, маленькие парковые тумбы и лавочки. Но все равно. Может быть, парковые рабочие не соскоблят их все сразу. Да к тому же это будет висеть с утра на итальянской Индимедии: "Этот бульвар переименован в честь молодого парня Тимура Качаравы, убитого русскими фашистами в Санкт-Петербурге 13 ноября 2005 г. Они напали вдесятером на двоих, и Тимур получил несколько ножевых ранений в шею, от которых скончался на месте. Ему было всего двадцать лет, он был студентом философии и музыкантом, помогал бездомным и проповедовал мир. Мы считаем, что он больше заслуживает того, чтобы в честь него был назван этот бульвар, чем тот, кто проповедовал ненависть. К тому же нам кажется, что улица, названная именем фашиста, - это бесчестье для города Рима. Поэтому мы решили исправить эту несправедливость и напомнить всем, что фашизм продолжает убивать. Группа им. Франческо Гецци - друзья Тимура Качаравы"

 

Я заранее извиняюсь, что я написал "друзья Тимура Качаравы". Я не знал его, когда он был жив, но я, безусловно, считаю его своим другом теперь, когда его нет. Я надеюсь, что многие из тех, кто был его другом, не будут осуждать меня за это и за то, что я сделал. ...Половина пятого, скоро начнет рассветать. Я подъезжаю к дому. На улице поют первые утренние птицы. Мне подумалось, что зимой они начинают петь раньше, чтобы не замерзнуть. Разгоряченный событиями этой ночи, ложусь в постель. Сразу заснуть не удается, мешают роящиеся в голове мысли. Но сон понемногу овладевает мной. "Черт, разодрал все же ногу, - крутится у меня в голове перед тем, как я совсем проваливаюсь в сон, - фашисты - мрази...".

 

Автор

Author columns

Владимир Платоненко

The worst thing Putin has done in Ukraine is to reconcile the authorities with the people. The president has turned from an object of universal criticism into the Ukrainian Charles de Gaulle.1 The general of the Ukrainian Interior Ministry offers to deliver himself to the Russian army in...

10 months ago
Антти Раутиайнен

The results of the first 30 years of “democracy” in Ukraine are, to put it mildly, unconvincing. The economy and the media are in the hands of rival oligarchs, corruption is at staggering levels, economic development lags behind many African countries, and in addition, the country has become the...

11 months ago
4