Гей-прайд как градусник российской демократии

27 мая участники ЛГБТ-сообщест-ва попытались провести на улицах Москвы гей-парад. После многочисленных заявлений и дебатов в СМИ, а также официальных ответов чиновничьих структур, стало понятно, что городские власти последовательно выступают на стороне клерикалов и гомофобов, и получить согласование на гей-парад у его организаторов не получится. Несмотря на это, гомосексуалы провели несколько мероприятий в рамках фестиваля и вышли на демонстрацию в защиту своих прав.

 

На выставке скандинавской гомо-культуры 24 мая и конференции по ЛГБТ-проблематике 26 и 27 мая обошлось без эксцессов. А вот в помещении Библиотеки иностранной литературы, где 25 мая проходил семинар, посвященный творчеству Оскара Уальда, удалось проникнуть нескольким представителям "православной общественности" - так с недавних пор называют себя московские фашисты. Они распылили в аудитории, где проходил семинар, и в коридоре перцовый газ из баллончика, после чего поспешно ретировались. Семинар продолжился в другой аудитории.

 

Из российских представителей власти на фестивале присутствовал только башкирский депутат Эдвард Мурзин, известный защитник прав секс-меньшинств. По его словам, за выступления в поддержку прав ЛГБТ-сообщества его выгнали с работы и лишили политической карьеры. Участники гей-конференции рассказали, что в Екатеринбурге единственный в городе гей-клуб, открыто рекламирующий свою "ориентацию", просуществовал всего 20 дней: власти и местная православная епархия сделали его деятельность невозможной. А вот в Бурятии, где, в отличие от "православных" регионов России, ни одна конфессия не может претендовать на доминирующее положение, местное гей-сообщество существует вполне благополучно.

 

Борьба российских геев за свои права была поддержана европейским   политическим   мейнстримом: приехал даже депутат Бундестага. Сказалась ориентация организаторов на западных ВИП-персон, что, конечно, хорошо для "пиару", но делает не особенно ценным участие в акциях всех остальных. Присутствие иностранцев даже бросалось в глаза: представителей российского ЛГБТ-сообщества было столько же, если не меньше. Значительная его часть в старых советских традициях предпочла отсиживаться дома, довольствуясь жизнью в закрытом гетто гей-клубов. Еще за месяц-два до парада были опубликованы заявления других гей-активистов о том, что попытка его проведения является провокацией.

 

Власти заранее пугали геев погромами, и вышло на нее всего около 200 человек. Активисты были рассеяны по нескольким местам предполагаемых акций, и одной мощной группы не получилось. Тем не менее, саму по себе попытку проведения гей-парада сами его участники считают началом открытой борьбы геев за свои права, и расписываться в поражении не собираются.

 

В 14-30 у ворот Александровского сада столпились представители "православной общественности" - попов, религиозных женщин в платках и длинных юбках, бонхедов, казаков.  Завидев геев,  пришедших туда, чтобы возложить цветы, они начали выкрикивать оскорбления в их адрес, кричали "Слава России", пели молебны и кидались во всех "подозрительных" пасхальными куличами, помидорами и петардами. Другая группа пыталась провести акцию около памятника Долгорукому, но была атакована фашистами прямо у входа в мэрию. Движение было перекрыто подоспевшими ментами, депутату Бундестага разбили лицо. В конце концов, по всей Тверской еще больше часа бродили туда сюда группы геев, ОМОНа, бонхедов, осатаневших верующих и вооруженных фотоаппаратами журналистов. Время от времени кто-то что-то скандировал, возникали короткие стычки, кого-то задерживали и избивали. Гей-демонстрация 27 мая напоминала театр абсурда. Вместо веселого карнавального шествия – каким задумывался гей-парад - он вылился в бессмысленное и мрачное побоище в центре Москвы. К счастью, без серьезных жертв. Вместо праздника солидарности, он стал днем противостояния с фашистами. И иностранцы, кстати, продемонстрировали намного больше готовности к солидарности и открытой борьбе за свои права, чем наши соотечественники.

 

Главной целью московских властей было недопущение несанкционированного шествия гомосексуалов, и постфактум они высказали удовлетворение, что им это удалось. Москва - столица, живет под пристальным оком журналистов, поэтому "меры по недопущению" были относительно мягкими – никто серьезно не пострадал. Месяцем раньше в Дагестане был расстрелян мирный митинг против несправедливого распределения земельных участков. Один человек погиб, четверо было ранено.

 

А западные журналисты и исследователи все меряют и меряют "уровень демократии", ищут ее признаки, выявляют "тенденции". Не замечая, что градусник уже давно сломан, а страна неумолимо скатывается в 19 век.

 

А.К.

Author columns

Владимир Платоненко

The worst thing Putin has done in Ukraine is to reconcile the authorities with the people. The president has turned from an object of universal criticism into the Ukrainian Charles de Gaulle.1 The general of the Ukrainian Interior Ministry offers to deliver himself to the Russian army in...

10 months ago
Антти Раутиайнен

The results of the first 30 years of “democracy” in Ukraine are, to put it mildly, unconvincing. The economy and the media are in the hands of rival oligarchs, corruption is at staggering levels, economic development lags behind many African countries, and in addition, the country has become the...

11 months ago
4