Сергей Минаев. Духless. Повесть о ненастоящем человеке. Рецензия

На столике перед моим компьютером лежит книга, ставшая одной из самых читаемых в России новинок 2006 года. Основные негативные эмоции от нее – обложка с глупыми слоганами: «Вся правда о Prada», «М+М: в джазе только мальчики», «В туалетах ночных клубов можно найти не только мыло» и т.д. Это опускает «Духless» на уровень газеты «Жизнь» или, например, неожиданной реинкарнации древнего сериала «Богатые тоже плачут». Но оставим обложку на совести крупнейшего поп-гиганта российской книжной индустрии – «Аст».

 

Любой, кто имеет хоть малейшее представление о жизни людей, ездящих на «Lexus» и подобных тачках, не узнает из «Духless» ничего принципиально для себя нового. Но книга читается на ура. Если ранее главным российским художником потреблятской пустоты был Пелевин, то надо признать – у Минаева это получается лучше. Если у Пелевина всегда был перебор мистики и философии, то у Минаева все чисто конкретно, с энергетикой хорошего социального хип-хопа.

 

Главный герой книжки – топ-менеджер, работающий в московском филиале транснациональной корпорации. Сложно даже сказать, есть ли в книге сюжет в традиционном понимании этого слова: правдиво описывается место работы героя – смесь западного дизайна и совковой иерархической организации, с «низовым персоналом, низведенным до положения работников потогонной фабрики по пошиву кроссовок в Индонезии».

 

Описываются ночные клубные пьянки главного героя, на которых он всю книжку устраивает истерики. Потому что он типа умный: читал «No logo», даже знает старый анархо-лозунг «Потребляй, работай, сдохни» и вообще пытается чуть-чуть думать. Не очень, правда, ясно, в каком направлении – то он выдает очень здравые идеи, то с придыханием рассуждает о «русском офицерстве», «любви к родине» и подобной чуши.

 

Так как он типа умный, он, как я писал абзацем выше, постоянно срывается, тусуясь в компаниях людей, жрущих шампанское за 1,000 баксов бутылка, знающих метро «Третьяковская» не из-за галереи, а из-за бутиков с дорогущими шмотками. Когда их не обслуживают вежливо в мажорском кафе «Vogue», говорящими, что с ними «обошлись как в Дахау», все время нюхающими кокаин. С «московскими честными девушками», которые умеют снять деньги с сопостельника круче любой проститутки.

 

Очень смешно описывается его поход в интернет ради поиска «революционеров и контркультурщиков». Конечно же, находит он лимоновцев и заслужено их стебет. Но наш герой не врубается, что, даже надевая на встречи свою самую плохую шмотку – старый «Paul and Shark», нормальных революционеров он и не мог бы найти. Потому что, как он правильно понимает, у него, с зарплатой 500 евро в день, нет ничего общего с грузчиком, зарабатывающим 500 евро в месяц. Тот факт, что многие люди в Москве зарабатывают менее 500 евро в месяц, при этом ходят не в лохмотьях и не голодают, похоже, вообще лежит за гранью осознания нашего героя. Герой не понимает, что нормальные революционеры не слушали бы его пьяные нюни, а оперативно «отжали с поляны». А если и терпели в своей среде – потребовали бы минимум 470 евро в день на нужды революции. Есть такие буржуи, которые считают революционеров ситниковыми и кукшиными до тех пор, пока их, буржуев, не выводят на расстрел. В общем, это не так уж и плохо.

 

Что в «Духless» меня больше всего порадовало. В любой битве важен боевой дух противоборствующих сил. «Духless» - это 347 страниц хроники жизни слоя людей, который снимает самые жирные сливки с существующей в стране ситуации. Готовы ли они защищать status quo? Вряд ли. Они лишены какого бы то ни было боевого духа, что явствует даже из названия книги и полностью подтверждается ее текстом. Возможно, они попытаются побороться за свою жизнь – главный герой правильно понимает, что когда в России начнется наведение порядка, реальные богачи свалят в неохваченные революцией страны, а отвечать за все нехорошее будут такие, как он. Но я не уверен, что вечный кокаиновый объебос оставляет у человека достаточно сил для реализации даже такого важного инстинкта, как инстинкт самосохранения.

Author columns

Владимир Платоненко

The worst thing Putin has done in Ukraine is to reconcile the authorities with the people. The president has turned from an object of universal criticism into the Ukrainian Charles de Gaulle.1 The general of the Ukrainian Interior Ministry offers to deliver himself to the Russian army in...

10 months ago
Антти Раутиайнен

The results of the first 30 years of “democracy” in Ukraine are, to put it mildly, unconvincing. The economy and the media are in the hands of rival oligarchs, corruption is at staggering levels, economic development lags behind many African countries, and in addition, the country has become the...

11 months ago
4