Заводские Призраки

Кот облезлый пугливо обернулся - глаза как плошки - и скрылся в подвале. Туда, по ступеням вниз, где только манометры, клапана и трубы, где тепло и не поймают. В этот момент - такой неуловимый, будто и не было ничего (глюк просто, как ложная беременность) - мне пришла в голову мысль о призраках. Они поселились здесь. Прямо здесь, в стенах этого режимного предприятия, шифрующегося под вывеской института каких-то невъебенно важных исследований. Кошки, воровато-драные или вальяжно-сытые (зависит непосредственно от близости к столовой), собаки-охранники, собаки рангом пониже - стражи мусорки - и люди.

 

Когда моя рабочая смена растягивается до девяти, и я, потирая затекшую шею, пью последний "перед домом" чай - жизнь на заводе только начинается. В гулких цементных коридорах звучит музыка. Я закрываю цех и подтягиваюсь к проходной, а навстречу мне торопятся люди с пакетами кое-какой нехитрой еды. Они будут здесь ночевать. Не потому, что вторая смена, а потому что они живут здесь, на заводе, на третьем этаже за металлической дверью. Заводские призраки. Я вижу их каждый день, я уже узнаю их в лицо - ребят из Таджикистана, тех, что роняли через вентиляционные отдушины прямо к нам в цех  всякую херь, а потом приходили утром, чесали репу и говорили застенчиво: "Вчера работали... Тут к вам молоток упал... Можно забрать?". Девчонок с Украины и из российской глубинки, которые приехали в Москву искать не хорошей жизни (уже нет!), просто жизни. Даже такой херовой. Хочется жить.

 

Они живут здесь - другого дома у них на данный момент просто нет. Они моются в туалете, спят в цехах, бытовках или на складах - там, где теплее. Телогрейки на полу у батареи, в которых каких только нет насекомых (разве что крокодилы еще не бегают), миски с присохшими остатками хавчика, бельевые веревки, протянутые от трубы отопления к осветительной мачте - нехитрый быт.

 

Как это ни парадоксально звучит, здесь за контрольно-пропускным пунктом хотя и бывшего, но все же "ящика", нелегалы находятся в относительной безопасности. Просто так с проверкой сюда замучаешься попадать, только если кто нарочно стуканет. Но это никому не надо. Руководству предприятия забашлял "хозяин", а другие рабочие (тут много контор разных гнездится), несмотря на изрядную инъекцию ксенофобии и националистических предубеждений, получаемую каждый день из телевизора и радиоприемника, все же соблюдают пофигистический нейтралитет.

 

Мы с товарищами говорили по этой теме неоднократно, и не могли представить, в каких же чудовищных  условиях должно быть жили они у себя "на родине", если вынуждены были бежать сюда, в Москву, в эти холодные серые коридоры, на эти вшивые телогрейки? Сюда,  где вынужденно вороватый секс в грязном сортире и бесплатные затычки из старой ветоши...

 

Я снова сажусь не в тот автобус - со мной это постоянно. Приходится опять возвращаться перекладными до метро. И в очередной раз проезжая скованную льдом реку, я чувствую, что и сама застыла, заледенела внутри. От отчаяния и сознания собственного бессилия. От мысли, что они там сейчас танцуют, может быть, под лампами дневного освещения, поют что-то, стирают или просто укладываются спать.

 

Заводские призраки - готика эпохи капитализма.

 

Тов.Гибель

Author columns

Владимир Платоненко

The worst thing Putin has done in Ukraine is to reconcile the authorities with the people. The president has turned from an object of universal criticism into the Ukrainian Charles de Gaulle.1 The general of the Ukrainian Interior Ministry offers to deliver himself to the Russian army in...

10 months ago
Антти Раутиайнен

The results of the first 30 years of “democracy” in Ukraine are, to put it mildly, unconvincing. The economy and the media are in the hands of rival oligarchs, corruption is at staggering levels, economic development lags behind many African countries, and in addition, the country has become the...

11 months ago
4