Сделать революцию!

Бикфордов мир горит, и над страною злые тучи!
"Адаптация"

Те из нас, кто много думает о революции как о реальности, как о том, что действительно будет происходить в обозримом будущем, сталкиваются с рядом мучительных противоречий. Порою можно ощутить целую пропасть, которая будто бы отделяет нас от революционного момента, когда анархистские преобразования из удела небольших групп станут делом большой части народа.

Утешение даёт нам история. Она учит нас, что даже самые мрачные эпохи, когда общество опутано реакционным мракобесием, пассивностью и безразличием, нередко в очень короткий срок сменяются колоссальным освободительным подъёмом.

Возможно, первые признаки пробуждения мы наблюдаем уже сейчас. Тягостный морок "всеобщей" лояльности к режиму и системе, пик которого пришёлся на 2014 год, кажется, почти ушёл в прошлое. И дело даже не в пенсионной реформе. В конце концов, это банальная частность. Дело в том, что угнетательский, тотально несправедливый характер нынешней власти - это не пропагандистское словцо, а истинная правда. Его видно мало-мальски незамутнённым глазом. И на какие бы ухищрения ни шли властители, чтобы замылить осознание этого факта - всё более ясное его понимание начинает стучаться людям в головы и сердца. Ибо сколько ни кричи "халва! халва!" - во рту сладко не станет.

Размышляя о революции сегодня, мы наталкиваемся на "прописные истины". Одна из них гласит: революцию невозможно "сделать" - для неё должны созреть объективные условия. Поиском объективных условий для освободительной революции особенно увлекаются товарищи марксистской ориентации. Однако до сей поры так никому и не удалось преуспеть в том, чтобы эти необходимые объективные условия досконально вычислить. Даже знаменитая ленинская формула "верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому", как и прочие версии - довольно отдалённая степень приближения, а не детальная картина "объективных условий".

Объективные условия, необходимые для революции, всегда ищут в революциях прошлого. И находят. Неизменно ретроспективно, постфактум. Такой анализ никому ещё не давал возможности предсказать революцию или её невозможность в настоящем и ближайшем будущем.

И тут закрадываются мысли, что:

  1. Как такового эталона объективных условий не существует, а есть бесчисленное множество конкретных исторических ситуаций и обстоятельств. Каждый из этих вариантов несёт в себе как предпосылки, так и препятствия для революции.

  2. Мы сегодня не можем точно знать, насколько подходящей для революции является наша объективная ситуация, поскольку она представляет собой комбинацию неисчислимого множества факторов. Значит наш долг считать её подходящей для революционных преобразований, поскольку нельзя утверждать обратное. И всеми силами искать пути претворить эти преобразования в жизнь.

От некоторых товарищей анархистов приходится слышать глубоко ненавистный тезис о том, что анархистские идеалы могут осуществиться на практике лишь в отдалённом будущем, ещё скрытым за дальним горизонтом. По сути - та же старая басня об "объективных условиях", лишь сформулированная иными словами. За этим мнением кроется пораженчество и неверие в человека. Но главное, что оно не имеет под собой фактически никакой аргументации.

Скорость и сила социальных преобразований в современном мире такова, что очень значительные перемены в общественном сознании и социальной структуре можно ожидать в весьма сжатые сроки. И не видно ни одного непреодолимого препятствия для того, чтобы эти изменения носили либертарный характер.

Часто, как в анархистских, так и в марксистских кругах говорят о том, что "делать революцию" - выражение закоренелых авангардистов, а подлинно революционная инициатива может исходить только из толщи народной стихии. Это утверждение коварно, как всякая полуправда.

На деле осознанный революционный проект всегда начинает ограниченная группа или, во всяком случае, меньшинство общества. И только за счёт таких проектов спонтанный народный подъём обретает черты продуманного освободительного движения. Нетривиальная задача состоит в том, чтобы это меньшинство не выстраивало свои отношения с обществом по принципу власти, а напротив, сумело развить в обществе самостоятельность и инициативу.

Итак, революция возможна. А помимо объективных факторов, есть не менее важные - субъективные. Они-то и есть сфера приложения наших усилий. То, что зависит не от неведомых исторических сил, а от наших действий. Простор для инициативы, творчества и сознательной борьбы, а проще говоря - возможность сделать революцию. Проложить ей путь в наличном историческом контексте.

Так что же делать? На эту тему мы с вами ещё испишем многие страницы. Но пару общих контуров надо наметить уже сейчас: необходимо организовываться, дисциплинироваться, строить борьбу не как хобби, а как дело жизни. Формулировать сильные идеи и неустанно доносить их до общества. Организованно переходить к революционному сопротивлению как к воинственной коллективной практике. Настроиться на решительную битву, которая не за горами.

Выдающийся революционер Карлос Маригелла писал: "Долг революционера — в том, чтобы делать революцию во что бы то ни стало"! Давно пора прислушаться к старшим товарищам...

Свобода или смерть!
Да здравствует революция!


Комментарии

Некоторые замечания после беглого прочтения.

Спутан детерменизм с диалектикой материлизма. Предугадать, просчитать - это детерменизм.

Нарушено целое к частности. Революция процесс целостный, мы всего лишь частность. Частность не может справоцировать или организовать целое. Так же сумма частей не является целым.

"Итак, революция возможна. А помимо объективных факторов, есть не менее важные - субъективные. Они-то и есть сфера приложения наших усилий. То, что зависит не от неведомых исторических сил, а от наших действий. Простор для инициативы, творчества и сознательной борьбы, а проще говоря - возможность сделать революцию. Проложить ей путь в наличном историческом контексте." Получается, анархисты - это радикальные либералы, а либералы - умеренные анархисты.

Диалектика учит тому, что количество переходит в качество. Законы общественных отношений изменяются при росте количества самих субъектов данных отношений, вступающие в противоречие со старыми отношениями.

Мы сможем осознать, что революция произошла после того, как революция пойдет уже на спад. Так же как любой перевал мы осознаем, когда начинаем уже спускаться.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

2 дня назад
Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

3 дня назад
3