Майданный дневник Дмитрия Петрова. Свидетельство очевидца Украинской Революции 2014 года

Откровенный и критический рассказ изнутри демонстраций, свергнувших украинское правительство в 2014 году, написанный российским анархистом. Недавно его вместе со своим предисловием  Crimethinc.

В ноябре 2013 года в Киеве вспыхнули протесты против правительства Виктора Януковича, тогдашнего президента Украины, в ответ на то, что он отдал приоритет экономическим и дипломатическим связям с Россией. Демонстранты заняли Майдан Незалежности (Площадь Независимости), используя тактику, знакомую по предыдущим движениям в , и . В ответ Янукович отдал приказ силовикам о нападении на демонстрации, а правительство ввело репрессивные антипротестные законы. Ситуация обострилась в феврале 2014 года в результате столкновений, в которых силовики убили более ста человек [1].

Янукович потерял контроль над ситуацией и бежал в Россию; к власти в Украине пришло новое правительство, стремившееся переориентировать экономические и дипломатические связи Украины в сторону Европейского союза. В ответ правительство Владимира Путина отдало приказ о захвате Крыма, развязало гражданскую войну на востоке Украины и, в конце концов, начало полномасштабное в Украину в 2022 году.

Последовательность глобальных народных волнений, приведших к Украинской революции, началась с инициированного анархистами в Греции в декабре 2008 года. В течение последующих пяти лет этот импульс распространился по всему миру, от так называемой “арабской весны” и движения до и . Восстание в Украине опиралось на те же источники недовольства и использовало ту же тактику. Однако в Киеве фашисты закрепились внутри движения, силой .

Оглядываясь назад, можно сказать, что Украинская революция стала поворотным моментом, открыв новую эпоху, в которой некоторые стратегии, которые раньше ассоциировались с антикапиталистической и антиавторитарной политикой, будут взяты на вооружение , националистическими и фашистскими течениями с совершенно другими целями. Как мы в то время,

Модель, которую мы наблюдали в Киеве, открывает фашистам и другим реакционерам путь к воссозданию правящего порядка внутри движений сопротивления - не только путем восстановления формальной иерархии и гендерных ролей, но и путем сведения сути борьбы к столкновению вооруженных организаций, вместо того, чтобы распространить подрывную деятельность на все аспекты социальных отношений. Если к этому уравнению добавить национализм, то до войны недалеко.

Неудивительно, что, как только стало ясно, что современные восстания могут свергать правительства, в них включились дополнительные политические силы, которые принесли с собой свои программы. Вопрос в том, как анархистское видение освобождения сможет противостоять гораздо более обеспеченным ресурсами политическим силам, в то время как весь мир вступает в период повсеместной нестабильности.

Одним из участников событий февраля 2014 года был , двадцатичетырехлетний анархист из Москвы. Дмитрий участвовал в различных антифашистских, антиавторитарных и экологических акциях, основании как площадки для освещения прямых действий, а также в российском протестном движении 2011-2012 годов против фальсифицированных выборов, которые удержали Владимира Путина у власти. В начале февраля он отправился в Киев, присоединившись к , чтобы поддержать украин:ок, сопротивляющихся правительству, которое было напрямую связано с той же автократией, с которой анархисты боролись в России  [2]. В процессе участия в украинском восстании Дмитрий надеялся продвинуть анархистское видение свободы. 

То, что Дмитрий увидел в Киеве, было одновременно захватывающим и удручающим. В своём дневнике он описывает, как милитаризм, национализм и иерархическая организация уводили движение от тех глубоких социальных изменений, к которым он стремился. В то же время он сохранил веру в потенциал всех людей к коллективной самоорганизации своей жизни, страстно выступая за солидарность россиян:ок и украин:ок в сопротивлении всем формам угнетения. Перед лицом фашистских угроз он сделал все возможное, чтобы освободить место для анархистских идей в протестах на Майдане.

На этом дневнике история Дмитрия в Украине не закончилась. Через четыре года после революции 2014 года, узнав, что им интересуется ФСБ, он вернулся в Киев, чтобы жить в изгнании. Несмотря на нестабильное положение эмигранта, он продолжал воплощать свою политику в жизнь: например, в 2020 году анархисты Следственное управление МВД в Киеве в знак солидарности с . Когда российские войска вторглись в Украину в 2022 году, Дмитрий помог сформировать “” в составе сил территориальной обороны Киевской области; он погиб в бою под Бахмутом в апреле 2023 года. Подробнее о жизни Дмитрия можно узнать .

Мы перевели и прокомментировали репортажи Дмитрия из Киева в феврале 2014 года, потому что они представляют собой ценный документ, дающий представление об исторических событиях, а также потому, что вопросы, с которыми Дмитрий столкнулся в то время в Киеве, продолжают стоять перед нами и сегодня. Как мы в 2014-ом,

Мы находимся не просто в конфликте с государством в его нынешнем воплощении, а в трехсторонней борьбе с ним и его авторитарными конкурентами. Нынешний социальный порядок будет воссоздавать себя бесконечно, пока не возникнет форма сопротивления, способная свергать правительства, не заменяя их. Это не просто борьба вооружений, это столкновение различных форм отношений. Это не только борьба за физическую территорию, но и за тактику и изложение событий - за саму территорию борьбы.

Тот факт, что эти движения могут быть захвачены националистами, не означает, что мы должны оставаться в стороне от них. Такова была первоначальная реакция многих анархистов на оккупацию площадей в Испании и Occupy в США, и она могла привести к катастрофическим последствиям. Стояние в стороне в момент народного противостояния с государством позволяет другим движениям захватить инициативу, установить контакт с широкой общественностью и задать тон событиям.

За годы, прошедшие после Украинской революции, националисты и фашисты набрали силу по всему миру, ложно выдавая себя за борцов против правящего порядка и стремясь навязать еще более деспотичную его версию. Анархистские и антиавторитарные движения не уступили им территорию восстания, но националисты становятся опасной силой даже в тех местах, которые раньше ассоциировались с левыми движениями. Во Франции в 2018 году движение “Желтых жилетов” , на котором антиавторитарные активисты соперничали с фашистами, представляя из себя альтернативу неолиберальной политике Эммануэля Макрона [3]. Хотя опыт Дмитрия на протестах Майдана мог показаться наихудшим сценарием в 2014 году, многие из нас в других странах мира могут испытать нечто подобное в недалеком будущем.

К счастью, в годы, последовавшие за революцией 2014 года, фашистам не удалось добиться государственной власти в Украине. На последующих выборах они показали удивительно плохие результаты, учитывая то влияние, которое они имели на улицах Киева. Но в ходе войны, которую Россия спровоцировала на востоке Украины, фашистам удалось ассоциировать себя с украинскими военными, что дало Путину удобную отговорку для дачи приказа о массовом вторжении в Украину в 2022 году. Война со всех сторон предлагает фашистам благодатную почву для вербовки и продвижения своих мифологий. 

Если бы протестному движению в России в 2012 году удалось свергнуть Путина, то революция, произошедшая в Украине в 2014 году, могла бы стать частью волны реальных перемен во всем регионе. Даже самый ярый реакционер должен признать, что это было бы предпочтительнее войны, в которой погибли и были покалечены сотни тысяч людей. Вместо этого в России движение было подавлено, а в Украине удалось добиться лишь смены правительства, что создало почву для войны, которая продолжается и сегодня.

Анархисты спорить о том, как вернее всего понимать войну между Россией и Украиной и что с ней делать. В Украине всё ещё действуют анархистские группы, такие как и . Репрессии подавили большинство форм инакомыслия в России; организует поддержку политических заключенных.

Этот перевод - совместный проект англоязычных и русскоязычных анархисто:к, скромная попытка содействовать взаимопониманию и коллективным действиям на международном уровне. Нам многое предстоит преодолеть, но вместе мы сможем изменить ситуацию.

“Внутри каждого человека идёт борьба — с одной стороны люди здесь вышли сопротивляться принуждению власть предержащих, с другой — груз предрассудков, привычка к иерархическим социальным отношениям и вертикальной структуре общества — по-прежнему очень сильны и тянут сопротивление вниз.” Дмитрий Петров в шестой части своего “Украинского дневника”

Менты - лишь одно из препятствий на пути к свободе.

I. Украинский дневник, день 1. Харьков. Дата публикации: 07.02.2014

Ранним утром 7 февраля Харьков встретил меня пасмурной промозглостью, дотошным, впрочем, тщетным милицейским досмотром и другой суетой. Этот полуторамиллионный мегаполис стал перевалочным пунктом по пути на столичный Майдан, о котором, если завтра всё сложится удачно, мы с вами вскоре поговорим.

После осмотра достопримечательностей, погружения в по-московски многолюдный и толкучий метрополитен, мы, уже совместно с несколькими товарищами, посетили Майдан местного значения. У памятника Тарасу Шевченко в не слишком морозный, но промозглый февральский вечер собралось около 200 миролюбивых граждан с жовто-блакитными прапорами.

Оказавшись здесь, признаться, я был удивлён, что некоторое время назад в среде московских анархистов циркулировали призывы выдвигаться в Харьков, на местные, якобы перспективные протестные действия. На данный момент здесь всё выглядит достаточно вяло и дежурно, при всём уважении к тем, кто несмотря на плохую погоду и явно ощущающийся полицейский прессинг, находится сейчас там. Кроме государственных флагов можно увидеть флаг фашистов из ВО «Свобода» [4] и тимошенковскую «Батькивщину» [5], ну и, конечно, флаг Евросоюза, куда же без него. Радушные «свободовцы» вручили свою газетку… У них есть своя палатка, в которой производится сбор денежных средств.

Ораторов слышно не очень хорошо, и выступают они довольно вяло, резко контрастируя с экспрессивным революционным памятником Шевченко. За ними красуется плакат «Долой кровавую диктатуру!», по-украински… Чувствуется присутствие милиции, да и в целом по городу ощущение, что компетентные органы на стрёме, и к тому же как будто потихоньку отслеживают приезжающих.

Харьковский Майдан находится на сверх меры почтительном расстоянии от административных зданий. Захватами тут, похоже, пока не пахнет. Подойдя к присутственным местам, мы могли лицезреть патруль из легендарных «титушек» — попросту тупорылая и наглая платная гопота, которая было даже обратила внимание на нашу скромную компанию, но затем удалилась прочь. Вход в здание охраняет милиция, впрочем, не слишком усиленным отрядом.

Сегодня вечером наше паломничество должно продолжится. Хочется надеяться, что без незапланированных осложнений.

Д.Ч. МПСТ [Эти инициалы означают “Дима Чащин”, один из многочисленных псевдонимов Дмитрия, за которыми следуют инициалы профсоюза МПСТ.]

II. Украинский дневник, день 2. Знакомство с Майданом. Дата публикации: 09.02.2014 3

4 Итак, позади осталась тряска на верхней полке плацкарта из Харькова. На выходе из центрального метро Крещатик нас встречают массивные баррикады, сложенные из мешков с чем-то тяжёлым. За ними хоронятся шатры протестующих, ощетинившиеся плакатами и знамёнами. Мне вспомнился вид, предстающий глазам на выходе с нашей московской станции Театральная, похожая улица, мостовая в двух шагах от Красной площади… как если бы дело происходило там.

В глаза бросается обилие чёрно-красных знамён, однако здесь они означают вовсе не анархо-коммунистические цвета, а призваны напоминать о деятельности Организации Украинских Националистов полвека назад.

Масштабы «бунташного городка» на Майдане поражают. Центральная улица и центральная площадь Украины фактически освобождены от её центральной власти и заняты протестующими (или уже восставшими?) людьми, контролируются их отрядами самообороны. Лагерь раскинулся на километр в длину. Кругом дымят трубы полевых кухонь и обогреваемых жилых шатров. Есть в этой картине что-то от запорожского казачьего табора. Всюду жовто-блакитные и червоно-чорные флаги, есть и партийная символика: в основном, «Батькивщина», «Свобода», «Спильна справа»… сплошь, тактично выразимся, не очень-то идейно близкие нам ребята. Всюду боевито вышагивают «сотни» — подразделения майдановской самообороны. Люди с дубинками, в масках, порой и в противогазах, военной одежде производят достаточно устрашающее и отталкивающее впечатление, и одновременно радуют глаз, создавая ясное ощущение, что государственная монополия на насилие здесь боле не действует. Бравада и показной милитаризм здесь соседствуют с непростой и вместе с тем почётной необходимостью оказывать прямой отпор репрессивным структурам государства. Шум и суета «бунташного городка» сменяются толпами туристов и напряжёнными группами народных дружинников ближе к улице Грушевского, где скользкий асфальт покрыт чёрной сажей, а в воздухе тянет копотью. Вот высится вход на стадион «Динамо», облетевший в последние недели весь мир в кадрах новостных хроник. Он весь в пятнах гари. Дальше все проходы между баррикад перекрыты дружинниками. Простых смертных дальше не пускают, а только «патентованных» самооборонцев. Дальше ещё две передовых баррикады, а за ними — беркутовские цепи. На передовой среди украинских и «бандеровских» рядом висят флаги Ичкерии и Евросоюза — сей натюрморт— блестящая иллюстрация майдановской идейной эклектики.

Через товарищей знакомимся с местными анархистами и сочувствующими. Потихоньку осваиваемся. Вписываемся в один из нескольких шатров, занятых анархистами. Сейчас среди наших единомышленников широко обсуждается вопрос о создании своей сотни в рамках майданной самообороны и другие анархические инициативы на Майдане. Многие товарищи обеспокоены тем, что создание «официальной» сотни может связать анархистов обязательствами перед никем не избранными органами «майданной власти», другие, напротив, указывают на её номинальный, коллегиальный и в большей степени горизонтальный характер. Выработать собственное мнение обо всех этих «народных милициях», «налоговых полициях», «министерствах» и «главных штабах» Майдана пока не удалось. Одно можно сказать точно: есть немало людей, вожделеющих заиметь в рамках Движения властные полномочия, причём не обременяя себя какими-либо демократическими процедурами. В то же время преимущественно стихийный характер всего происходящего мешает претворению этих планов в жизнь. Стихийность, однако, лишь изредка бывает долговечной — посему вскоре, как мне кажется, либо всё сдвинется в сторону вертикали и властного беспредела майданных «силовиков» и «лидеров», или же удастся создать структурированное и упорядоченное горизонтальное самоуправление. 

Анархисты на Майдане представлены, хотя и гораздо менее заметны, чем в московском антипутинском движении полтора года назад (отметим, что украинское протестное движение по всем статьям гораздо более серьёзное, чем российское, будем догонять и перегонять). Есть ряд проблем. Во-первых, это достаточно заметный настрой многих участников протеста на то, чтобы «было как в Европе», таким людям сложно растолковать что-нибудь про иные способы социально-экономической организации. Во-вторых, здесь очень много националистов, это видно во всём: в символике, граффити, костюмах многих майдановцев и в том, сколько раз, пройдя по Майдану, вы услышите «Слава Украине!». При этом надо понимать, что, кроме агрессивных сторонников «крепкой руки», творящей тотальную украинизацию, в широком конгломерате украинских националистов есть люди более адекватных взглядов, пожалуй, и под определение «националист» не особо подпадающие. Как справедливо заметил мой товарищ: «Самые плохие здесь — респектабельные националисты типа «Свободы».

“На передовой среди украинских и “бандеровских” рядом висят флаги Ичкерии и Евросоюза - сей натюрморт блестящая иллюстрация майдановской идейной эклектики”. На втором снимке, напротив, изображен Чёрный флаг анархистов над “Вильним наметом”.

Несмотря на эти проблемы, у анархистов явно есть потенциал проявить себя с толком, а стихийный и антиавторитарный вектор протестного движения создают и внешние условия, не сказать, что благоприятные, но и далеко не безнадёжные для нашего либертарного дела.

III. Украинский дневник, день 3. Народное Вече и фашистские понты на Майдане. Дата публикации: 11.02.2014

Вчерашний день (9 февраля) на киевской Площади Независимости отметился в первую очередь «народным вече», которое устраивают еженедельно по воскресеньям. В урочный час площадь заполнилась значительным количеством протестующих: 100-300 тысяч человек. Значительно больше, чем постоянно присутствует на Майдане. Все они внимали происходящему на большой сцене. Забегая вперёд, отметим, что на поверку «вече» мало чем отличалось от стотысячных антипутинских митингов в России, где схожим образом пипл проглатывал речи раскрученных «оппозиционных лидеров». 

Удивило клерикальное вступление. Ведущий митинга одухотворённым голосом сообщил, что сейчас выступят духовные лица. Таким образом, вече предваряли речи иерархов различной степени тяжести от Украинской автокефальной церкви, Украинской православной церкви (киевского патриархата), Греко-католической церкви (униаты), Церкви евангельских христиан-баптистов и мусульман. Держали спич клирики примерно в приведённом выше порядке. Первые трое, представители традиционных массовых конфессий, выступали чинно, напоминали о близящемся Великом посте, призывали к миру, в то же время благословляя протестующих. Пятидесятник зажёг жаркой проповедью, напоминая, что греховная власть дана народу за его грехи, но теперь пришло время, очистившись от грехов, этой власти дать окорот. Мулла и вовсе прямо заявил, что мусульмане Украины в лице, в первую очередь, крымских татар, с первых дней протеста стоят вместе с Майданом.

За сим последовало песнопение «духовного гимна Украины». Параллельно с одним из выступлений сквозь толпу пошла вереница людей с открытыми зонтами… некоторые из них были не самого пуританского раскраса: изображали рисунки поцелуев или были чёрные — с розовыми лентами. На секунду подумалось, что это — антиклерикальная акция, а зонты призваны как бы заслонить умы присутствующих от нескончаемого потока божественной благодати. Выяснилось, что всё прозаичнее — демонстрация солидарности с российским телеканалом «Дождь». Не вдаваясь в долгие «аналитические» рассуждения, скажу лишь, что столь акцентированный интерес Майдана к мнению «духовных властей» оставил мало приятных эмоций в моей душе, с другой стороны он настойчиво свидетельствует о том, что политическая культура Украины при всём «курсе на ЕС» всё ещё достаточно далека от европейской. Хотя нельзя не отметить объединение служителей столь разных религиозных направлений перед лицом борьбы против власти. По другую сторону духовной баррикады на Украине — РПЦ МП.

Дальше следовало выступление оппозиционного истеблишмента. Были тут и наполеоны Кличко, Тягнибок и Яценюк, а также ещё ряд «звёзд», автору этих строк, к сожалению, мало известных. Выступления, помимо чисто риторических пассажей, содержали приблизительно стандартный набор призывов. Собравшимся предлагалось скорее стремиться в Европу (будто «Евроинтеграция» станет большой победой украинского народа, а не европейского капитала, алчущего этот народ попользовать в свою корысть). Всех призывали в ряды бойцов самообороны Майдана, по всей видимости, почтенные кандидаты видят в этой формации разменную монету в предстоящих политических баталиях — их очень хотелось бы разочаровать. Призывали слушаться лидеров. Заявляли, что возврат к конституции 2004 года — лучшее решение нынешнего политического кризиса, ну и конечно, — вовсю поносили «донецкого бандита» [6]

Фигуры речи об Украине как «форпосте Европы в третьей холодной войне» и т. п. порой приводили в нешуточное изумление и горько ироничное состояние духа. Едва ли не каждый оратор начинал и заканчивал свою речь возгласом «Слава Украине!», на который дружным ответом неслось: «Героям слава!» — приветствием, искони принадлежавшем Украинской Повстанческой Армии. Эклектика национализма (зачастую вовсе не «респектабельного и цивильного» толка) и западничества — характерная черта Майдана.

На общем печальном фоне хорошо прозвучала речь представителя «Автомайдана» Владимира Яворьского, который воздержался от панегириков оппозиционным властолюбцам и смакования европейских и конституционных иллюзий, а просто призвал людей продолжать упорную борьбу за свои права и интересы, против тех, кто их ущемляет и унижает. Из пикантного отметим пассаж националиста Тягнибока о союзе Украины с западным миром, грядущем вступлении страны в МВФ… Вот уж диво! Что бы сказали об этом тягнибоков их западные братья по разуму, сжигающие флаги ЕС на всех своих крупных мероприятиях?

Бандеровский флаг; религиозные лидеры выступают на массовом собрании; каски на майдане, одна из которых украшена наклейкой с изображением Нестора Махно. 

В общем, «вече» оставило достаточно удручающее впечатление. Во-первых, из-за в целом лояльного отношения собравшихся людей ко всем очерченным выше негативным моментам и самим оппозиционным тузам как таковым. Но ещё больше тем, что это вовсе не «вече», а всё тот же «комуняцкий» митинг сродни тем, на которых кричали «Слава КПСС!», где слово есть только у элиты, а всем «пешкам» предлагаются готовые мнения и инструкции к поведению. Чётко осознаётся необходимость организовать горизонтальную структуру протестного самоуправления, настоящее Вече. Хорошо показавший себя московский вариант ОккупайАбая с одной общей ассамблеей (по самым смелым подсчётам до 4000 человек) здесь, среди сотен тысяч, не сработает — очевидно, нужна сеть ассамблей, координирующих свои решения и действия посредством делегатов с наказом от выдвинувшего их коллектива. А трибуна, конечно, должна быть открытой, и, очевидно, не одна. В противном случае мы заведомо имеем дело с элитарным и авторитарным способом организации протестного движения, и плоды такого движения едва ли будут сладки. Определённые надежды связаны у меня с тем, что «лидеры» уже неоднократно зарекомендовали себя как предатели, лишь теперь взявшись «бескомпромиссничать» в угоду настроению Майдана. Возможно, сама ситуация с перманентным предательством самозваных выразителей народной воли подтолкнёт борцов Майдана к иным путям борьбы и новым свежим идеям. Благо среди аборигенов Площади авторитет крикунов из телевизора итак не слишком высок.

ВО Сволота

Как оказалось впоследствии, это было не самое эмоционально нагруженное событие этого дня. Вечером случилось впервые здесь столкнуться с агрессией фашистов. Молодняк одиозного ВО «Сволота» организованно, с дубьём, в касках и бронежилетах и в численном большинстве попытался явить миру чудеса арийской доблести. Подойдя к группе анархистов, идиоты принялись угрожать и выпендриваться. Дальше словесной перепалки дело не зашло, однако стоять безоружно напротив дубин было, мягко говоря, не очень приятно. Также удивляет неспособность/нежелание майданной «комендатуры» пресечь подобные действия со стороны сволот, которые имеют место уже не первый раз. Кроме того, данный инцидент стал хорошей иллюстрацией «перемирию» между участвующими в майданной революции враждебными друг другу силами.

Д. Ч. МПСТ

IV. Украинский дневник. Майданный быт. Дата публикации: 11.02.2014

Прервав подённую летопись, хочу написать пару слов о быте протестующих на Майдане. Пройдя за баррикады в центре Киева, вы окажетесь в натуральном «бунташном городке». Повсюду стоят походные утеплённые военные палатки, снабжённые печками-буржуйками и генераторами электроэнергии, работающими на бензине. Здесь живут аборигены Майдана — те, кто находится на вахте борьбы круглосуточно. Вдобавок, каждый день сюда приходят поглазеть и/или попротестовать множество людей…

Внутри походных шатров можно увидеть грубо сбитые нары, столы для еды, различные закутки со сложенными вещами, в частности, одеждой, собранной волонтёрами в помощь бойцам Майдана. Внутри и возле палаток сложены дрова — буржуйки пожирают немало топлива. На улице много где видать, как струится дымок из труб шатров протестующих. Палатки бывают весьма объёмистые и вместительные, другие — поменьше, порой не хватает и спальных мест, и тогда приходится застилать пенками или куртками лавки и пол, которым служит асфальт Крещатика, порой покрытый фанерой или досками, а порой — совершенно голый.

Днём Майдан наполнен лавками, где продаются сувениры, или мороженное (как вариант — глинтвейн). Шустрые коммерсанты уже изготовили магнитики и значки с символикой Евромайдана. Здесь же много «патриотических» чашек, шарфов, продаются и балаклавы для бойцов самообороны или же попросту покрасоваться. 

Есть и полевые кухни. Их довольно много. Несколько коллективов волонтёров готовят пищу и чай и бесплатно раздают их всем желающим. Правда еда, в основном, мясная, что для нашего брата зачастую ощутимый минус. Также организованы пункты медицинской помощи. Отдельная статья — местные туалеты. К сожалению, сравнительно небольшое количество общественных кабинок на Площади Независимости и Крещатике явно не в состоянии обслужить столь значительное количество людей, посему они находятся в плачевном состоянии и пребывание в них аки пытка, и с каждым днём всё более затруднительно. За счастье посетить уборную какого-нибудь из окрестных кафе.

Отдельная история — Украинский дом. Сейчас это настоящий культурный центр — здесь находится Библиотека, зал для кинопоказов и лекций, многие из которых весьма интересны (их организует «Вольный университет», каждый желающий может предложить свою тему лекции или фильм). В подвальном этаже работает бесплатный буфет, здесь же организована выставка художественной росписи экспроприированных беркутовских щитов — возможно, лучшее, что есть в современном искусстве на данный момент. Есть пункт подзарядки телефонов и многое другое. В общем, в Доме царит атмосфера перманентного творческого всплеска. Здесь даже туалет интеллигентный. И посему неслучайно, что когда вчера (9 февраля) здесь произошёл конфликт между представителями различных сотен самообороны, на фашистских ресурсах распространилась ложная информация, что это «приходили зачищать анархистов» — идиоты нутром чувствуют, что здесь творится нечто, прямо противоположное всей их экзистенции.

Баррикада; выставка в Украинском Доме, на которой представлены картины на щитах, захваченных в украинском ОМОНе “Беркут”; плакаты и баннеры.

Вообще, в бунташном городке соседствуют два парадоксальных явления. Долго простаивая без активных действий, Майданный лагерь потихоньку варится в собственном соку, «загнивает» в беспрестанном обделывании бытовых делишек, понемногу скучает. На этой почве возникают и конфликты. Кроме того, подобные места словно магнит притягивают разного рода маргиналов и оригиналов, которые заметно портят картинку, да и вообще не добавляют здоровости атмосфере. В то же время здесь происходит и нечто совсем обратное: кругом люди проявляют свою инициативу в тех направлениях, которые им по душе: кто-то готовит, кто-то строит, кто-то просвещает, кто-то воинствует — и это кипучая продуктивная жизнедеятельность, как, вероятно, охарактеризовал бы данное явление Эрих Фромм. Хочется надеяться, что вторая тенденция всегда будет преобладать над первой. Но для этого, несомненно, нужно продолжать натиск и движение к подлинной цели всего этого — освобождению. Нужно признать, что есть и такие, кто видит своим призванием здесь не продуктивную деятельность, а командование и повелевание. К сожалению, эти люди также весьма активно и порой небезуспешно норовят себя реализовать — кстати, они довольно резко отличаются от тех, кто занимается подлинной организаторской и координаторской деятельностью. В результате, майданная жизнь уже подёрнулась изрядной бюрократической плесенью, а новоявленные «начальники» и «коменданты» порою неиллюзорно препятствуют нормальному существованию.

В завершении нельзя не упомянуть о мемориалах погибшим в боях с Беркутом. Эти символы и памятники трагизма и самоотверженности можно встретить как у одной из передовых баррикад на улице Грушевского, так и на самом Майдане.

Д.Ч.МПСТ

V. Украинский дневник, дни 4 и 5, жизнь студенческой ассамблеи и повседневность революции. Дата публикации: 13.02.2014 

Позавчерашний день (10 февраля) прошёл в некотором смятении и суете. Решали оргвопросы, проводили собрание анархистов, действующих на Майдане, строили организационные планы (по суеверию рассказывать о планах стану лишь по мере их воплощения в жизнь). Затем обустраивались на новом месте жительства и борьбы — в освобождённом Украинском доме — в Студенческой ассамблее, островке либертарной мысли и деятельности на Майдане. Ребята из Ассамблеи ведут круглосуточное дежурство, поддерживают пункт зарядки мобильных телефонов, организуют кинопоказы и дискуссии. Именно Ассамблея организует очень важную и благородную инициативу дежурства в больницах, где проходят курс лечения жертвы полицейского насилия на улице Грушевского, которым, как участникам народных выступлений, грозит арест и, в лучшем случае, казённые нары вместо больничной койки. Осуществляют эти аресты-похищения сотрудники МВД тайно по ночам, в нарушение любых процессуальных норм и законов. Именно поэтому присутствие дежурных и прямое воспрепятствование действиям ментов уже спасли нескольких человек от непредсказуемых последствий незаконного ареста. Жизнь в Студенческой ассамблее кипит, и надо отдать должное гостеприимству и радушию наших товарищей по отношению к нам.

Немного о грустном, — по зданию Украинского дома беспрестанно курсирует значительное количество упругих парней в балаклавах и брониках и наводят, так сказать, порядок. Дело с одной стороны важное — поддерживать сухой закон, выпроваживать провокаторов и дебоширов действительно необходимо. Однако периодически видеть как двое шкафов в масках волокут под руки какую-нибудь заплаканную девушку или понурого хлопца — весьма неприятно. Новоявленные полицейские (как минимум, многие из них) ведут себя крайне хамски и грубо, всем, кто узнаёт по ходу дела, в чём провинился тот или иной выпроваживаемый, отвечают в лучшем случае: «Тебя не спросили!» или «Замолчи — не то ты пойдёшь следующим!». Эти ребята любят делать грозный вид и махать удостоверениями «комендатуры» и т. д. Любопытно и вместе с тем горько видеть, как давно зафиксированное явление «власть развращает» вовсю даёт себя знать без каких-либо заметных препятствий. Кажется, многие ребята, «народные милиционеры», на которых лежит очень большая ответственность — беречь порядок, но не превращаться в репрессивных псов, часто привержены запредельному чувству собственного величия и быстро входят во вкус власти. В дальнейшем это несомненно чревато ещё большими проблемами. В целом благодаря таким инцидентам в Доме и в целом на Майдане царит довольно агрессивная атмосфера. Сказать о «власти силы» было бы преувеличением, но то, что сила в решении внутренних вопросов здесь имеет большее место, чем ей положено — это правда.

Картина на щите, захваченном у украинского ОМОНа, выставленная в Украинском Доме; сцены из Студенческого собрания и Украинского Дома.

Кроме полицейских, в Украинском доме функционирует ещё множество рабочих групп, поддерживающих здесь нормальную жизнь и оказывающих помощь людям на Майдане: медицинский пункт и бригада, дежурные и повара в столовой, есть здесь и «часовня» из картонных перекрытий с довольно странными служителями, одного из которых уже выпроводили за то, что он оказался не тем, за кого себя выдавал, а другой только что мучил щеночка, зашедшего на сакральную территорию, тот очень скулил — на силу отняли со скандалом — благо студенческая ассамблея за картонным перекрытием. Ко двору здесь и электрики, сантехники, поскольку нередки бытовые поломки.

Д.Ч. МПСТ

VI. Украинский дневник, дни 6, 7. Рассказ московских анархистов о протестах в России в рамках Вiльной школы в Украинском доме, анархистская секция в Библиотеке Майдана. Дата публикации: 13.02.2014 

Пожалуй, самым значимым для нас событием за 12 февраля стало наше коллективное выступление в рамках Свободной школы, которой отведено вечернее время в главном зале Украинского дома. Собравшимся (более полусотни человек) мы рассказали о массовой протестной кампании против Единой России и Путина в 2011-2012 гг. и «болотном процессе» [7].

Основная мысль, которую мы хотели донести до слушателей: протест стоит организовать на горизонтальных началах. Как ни странно, при всей несопоставимости российского движения и украинского повстання — и нам есть чем поделиться с братьями-славянами. Даже пресловутый «координационный совет» оппозиции был у нас выборным, тогда как здесь многие исполнительные (комендантские и самооборонческие) должности даются сверху: от оппозиционных парламентских партий, или же самозванно, по принципу, кто смел — тот и съел. Эти квазичиновники неподотчётны «рядовым» майдановцам, в том числе постоянно находящимся на баррикадах, на площади и в Украинском Доме. При этом их полномочия значительно шире тех, которыми обладал Совет оппозиции в России. Стоит ли говорить, что такая ситуация в значительной степени девальвирует сопротивление авторитаризму Януковича. Наш посыл звучал следующим образом: нельзя допустить, чтобы народ Украины, уже проявивший себя стойким противленцем тирании, удовлетворился, посадив себе на шею новых угнетателей вместо старых

Мы рассказали об опыте проведения народных ассамблей во время оппозиционного «стояния» на Чистых Прудах и на Баррикадной в Москве. Также обратили внимание на некоторые любопытные различие в политических реалиях России и Украины. В частности, на отсутствие в российском парламенте партий, хоть мало-мальски напоминающих реальную оппозицию партии власти. На первый взгляд парадоксально, но в этом нам отчасти «больше повезло» — поскольку представительные институты и политические партии в России, похоже, вызывают заметно меньше доверия.

Нас встретили довольно тепло, многие горячо поддерживали — другие спорили с нашей эгалитарной позицией, озвучивая расхожие заблуждения относительно неизбежности социальных иерархий и «невозможности» организовать общество на иных началах. Внутри каждого человека идёт борьба — с одной стороны люди здесь вышли сопротивляться принуждению власть предержащих, с другой — груз предрассудков, привычка к иерархическим социальным отношением и вертикальной структуре общества — по-прежнему очень сильны и тянут сопротивление вниз.

Спустя несколько дней переговоров с библиотекой Майдана и с киевскими товарищами 13 февраля нам удалось организовать «свободную полку» в библиотеке Украинского дома. Здесь анархистская периодика и теоретические брошюры, кое-что по экологии, произведения таких левых философов, как Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, Ги Дебор и другие. Мы будем рады любым вливаниям либертарной литературы в наш библиотечный сектор. Пока её из рук вон мало… Жизнь в «бунташном городке» пока что стагнирует, Раду сегодня блокировать никто не пошёл, свежую струю обещает внести истечение ультиматума Януковича 17 февраля.

Д.Ч. МПСТ

Анархистские граффити; анархистская секция в библиотеке Украинского Дома.

VII. Украинский дневник. День святого Валентина на Майдане. Дата публикации: 15.02.2014

Сегодняшний день (14 февраля) прошёл в достаточно рядовом режиме: то есть состоял из той же тысячи мелочей, что и обычно. «Романтический» флёр, созданный вокруг дня святого Валентина, наполнил его и на Майдане особым звучанием: были видны милые девушки, раздающие хлопцам валентинки, как и франты с букетами цветов. Валентинки (см. выше) требуют держать марку. Само собой. большое скопление и длительное коммунальное проживание представителей обоих полов с неизбежностью влечёт за собой их разнообразное взаимодействие, которое, впрочем, не обходится без курьёзов и откровенно мерзковатых историй… ну тут уж сказывается культурный бэкграунд наших ближних. Eastern Europe style, как говорится… 

Впрочем, не всюду порхали амуры. Ещё вчера вновь проявили себя уроды из Сволоты: дождавшись, пока на анархистском секторе баррикад останется один дежурный, они явились туда кодлой и, размахивая ножами…. принялись заштриховывать анархистские граффити. По всей вероятности, сей детский сад — предел возможностей сволотовской «молодёжки».

VIII. Украинский дневник. Кухня Майдана. Дата публикации: 16.02.2014

В ночь с 14 на 15 февраля решил я удовлетворить гражданское чувство и подежурить на кухне. Это было, пожалуй, одно из самых интересных моих занятий за всё время здесь. На кухне извечно не хватает волонтёров, при этом подавляющее большинство из тех, кто там трудится — женщины. В мою смену половое соотношение было примерно 4:1, и это ещё ровнее, чем обычно. Прокорм пробудившегося народа дело, прямо скажем, непростое. Кухня функционирует за счёт принесённых уже готовых блюд, а также продуктов, выделенных из закромов революции, фонд которых, очевидно, формируется на пожертвования и/или на спонсорскую помощь. Желающих подкрепиться довольно много даже ночью, потому вся кухня и буфет, где заняты в общей сложности человек 15-20, работает в режиме конвейера.

При этом многие представители пробудившегося народа не обременяют себя не только благодарностью, но и элементарной вежливостью. Кроме того, в выстроившейся очереди мужичков многие просто не мыслят своего поведения иначе, как назойливо заигрывать с девушками на раздаче, что у меня вскоре начало вызывать уже просто рвотный рефлекс, и стало дополнительной прививкой понимания, что революция сознания должна идти в ногу с революцией социальной. Благо (или не благо?) сами волшебницы пищеблока воспринимают эту ситуацию проще. Вообще, как человек, никогда не впадавший в гипер-феминизм, могу свидетельствовать, что вопрос дискриминации женщин здесь действительно стоит: есть проблемы, связанные с хамством, перераспределением женщинам грязной работы, их недопущение до участия в самообороне и домогательства.

Через некоторое время после начала нашей кухонной работы явилась распонтованная тётка (какая-то местная «начальница» низкого звена) и начала требовать, чтобы ей назвали, кто зазывал волонтёров на кухню с жилого этажа через мегафон. Не сказать, что там кто-то особо спал в этот момент, но втык в комендатуре ей сделали, и теперь она явилась передать свой гнев дальше по иерархической лестнице. Однако один их парней дал ей достойную отповедь, сказав, что принцип «нагнуло начальство — нагни подчинённого» на революционной территории как-то неуместен. 

Вскоре стали набирать группу для разноса еды по передовым баррикадам. Там разрешено находиться только дежурным отрядам самообороны, обычных протестующих и зевак туда не пропускают. На передовых баррикадах запрещено находиться женщинам. Раздающие еду проходят через кордоны в сопровождении охранника. Пока я был «простым смертным» и не имел доступа на передовую, я и представить не мог, что в районе стадиона «Динамо» есть такая разветвлённая система передовых баррикад — мы обошли семь, каждую из которых охраняет дежурный отряд. В ночной темноте, медленно переходя от поста к посту, возникло действительно ощущение военного времени. Здешние обитатели в свою очередь вовсе не футбольные хулиганы или взбунтовавшиеся студенты, а взрослые мужики, возможно, с опытом горячих точек. Не может не радовать, что всё организовано настолько серьёзно.

Однако есть у этой ситуации и недостаток, возможно, более существенный, чем преимущество. Наличие профессиональных (или квазипрофессиональных) военных неизбежно чревато крахом какого-либо демократизма движения, поскольку по решению своих командиров эти люди могут организованным силовым способом навязать тот или иной порядок всем остальным. Кроме того, по моим субъективным ощущениям, эти люди не очень похожи на тех, кто пришёл сюда по зову идеи, а даже если я и ошибаюсь, то их ценности и цели, скорее всего, имеют мало общего с моими. Здесь повисла густая атмосфера права силы, власти человека с ружьём (или дубиной). Это проблема, которая требует осмысления и решения. Противоречие, конфликт между «военным» и «штатским» Майданом довольно ясно ощущается.

Д.Ч. МПСТ

День святого Валентина на Майдане; мытье кастрюль.

IX. Украинский дневник, 15 и 16 февраля. Тревожному затишью близится конец? Дата публикации: 17.02.2014

После майданной кухни я проснулся поздно. На дворе 15 февраля, со вписками неважнецки и давно пора посетить общественный душ в Украинском доме… эх жаль, что нет общественной прачечной и общественного дезодоранта для обуви. C wifi дела не лучше, чем с гигиеной, и потому вскоре я поспешил на поиски сети прочь, оставив вещи, как водится, в Студенческой ассамблее. Каково же было моё удивление, когда по возвращении я застал вход в Дом перекрытым людьми в касках, брониках и с дубинками — самообронцами. Всем сообщили, что здание эвакуируют, но вскоре всех запустят на полчаса собрать манатки. Стало как-то сильно неприятно. Затем матёрый мужчина в камуфляже велел в мегафон всем строиться в колонну по 4 человека у подножья лестницы. А потом… всем объявили, что это была учебная тревога, и что к обороне мы готовы «дуже погано», а впредь всем нужно беспрекословно и организовано выполнять указания людей в камуфляже. Отлегло. Пустили к вещам, и судорожный вопрос, где ночевать, отпал. Вообще действия некоторых особо шустрых и наглых, охочих до власти политиканов, равно как и воинственных мужей, создают у всех остальных гнетущее ощущение бессилия и отчуждения от революционного движения. Давно назрела необходимость переломить эту ситуацию. Всюду муссировались слухи, что скоро Укр. Дом придёт выселять ВО Сволота, и надо будет держать оборону.

Для вечернего кинопоказа избрали фильм «Диктатор» — поржали от души, и публика была в восторге. Странно, что комендатура не отозвала после этого у Студассамблеи право на организацию показов))

Пришло 16 февраля и вместе с ним воскресное «вече» — сотни тысяч людей, горлопанство политиков. Всё как и в минувшее воскресенье. «Мирный наступ» на административные здания, который многие обсуждали, так и не состоялся. Фашист Тягнибок крикливо призывал всех осуществить намеченное во вторник. Но уже тем же вечером Сволота вновь продемонстрировала свою предательскую сущность. Власти потребовали освободить здание Киевской мэрии (городской государственной администрации) в обмен на освобождение политзаключённых. Вопреки мнению значительного количества протестующих, оппозиционный истеблишмент самочинно решил отдать КГГА в руки властей. И в настоящий момент сволотовская шпана числом несколько сот человек, вооружённых дубинками и щитами, блокирует вход в КГГА для остальных протестующих. По всей вероятности, фашистские предатели намереваются утром отдать здание, занятое в ожесточённых столкновениях, угнетателям.

Д.Ч. МПСТ

флаг Сирийской оппозиции на Майдане; ВО Сволота выполняет работу ментов у КГГА.

X. Украинский дневник. Кульминация. Самое главное. Дата публикации: 20.02.2014

Собственно, дневник уже кончился. Эти строки я пишу по остывающим следам памяти, сидя на мягком кресле и потягивая Боржоми в Москве. Мне стыдно, что я здесь, а многие люди, которые за эти дни успели стать мне нечужими — там. Оправдать себя могу лишь тем, что уехал оттуда не от страха. Правда.

Утро 18 февраля, дня, по которому сегодня в Украине назначен траур, было по-весеннему тёплым и солнечным. Это был второй день по окончании зековского ультиматума, требовавшего освободить захваченные здания и разобрать баррикады. Ага, сейчас. Перемирие закончилось. Также в этот день должен был начать заседать парламент. Поэтому утром колонна протестующих направилась к зданию Рады от Майдана Незалежности по Институтской улице. Подходы к нему оказались заблокированы Беркутом, переулки перекрыты грузовиками (точь-в-точь, как на подобных маршах в Москве).

Мы в Укр. доме раскачивались долго. Тем временем его перевели на осадное положение. Самооборона заявила, что до обеда будут только выпускать, но никого не впускать. Окна нижнего этажа стали выбивать, чтобы сделать дополнительные баррикады. Распространились слухи, что Беркут и внутренние войска перейдут в наступление. С баррикады на улице Грушевского, на которую открывался хороший вид с крыльца Украинского дома, начал клубами подниматься чёрный дым от зажжённых покрышек. И это удивительным образом гармонировало с настроением этого яркого весеннего денька.

Наконец, мы отправились на Институтскую. Мы пришли в тот самый момент, когда толпа протестующих выходила из оцепенения и потихоньку приходила в движение. Беркутовские снайперы уютно разместились на крыше одного из домов, а основные силы жлобов, ощетинившись щитами, встали «черепахой». Люди освобождали брусчатку, готовили Коктейли Грушевского, подтягивали респираторы и марлевые повязки, противогазы, у кого были. Понеслось… 

Постараемся без большой поэтики, а по существу. Что будет полезно, когда тебе, мой читатель, доведётся оказаться в подобной ситуации. Важно использовать свой страх: чтобы он помогал не лезть на верные неприятности, но не перетекал в панику и бегство. Лично у меня был беспрестанный страх того, что «щас прилетит» пуля или граната. Я давно знаю, что далеко не смельчак, и говорю я это без тени кокетства. Теперь же мне впервые стала интересна сущность такого чувства, как смелость. Что это вообще? Страх заставлял держаться ближе к людям, не высовываться особо, не выбегать перед толпой. Было подленькое чувство: нас тут толпа, шанс, что стрельнут именно в меня, невелик. Было ребяческое чувство: «вау, я на беспорядках, как по телеку видал, надо бы что-нибудь отчудить». Но этого было меньше всего. Рядом со страхом было чувство, похожее на пустоту — молчаливое долженствование остаться и действовать. Оно почти не формулируется вербально. Оно просто есть. Може,т смелость — это как раз про это? 

Дальше важно начать действовать осмысленно, а не просто стоять или бестолково носиться туда-сюда. Вот летят первые камни, первые пули ментов и свето-шумовые гранаты. Слышны крики: боевой клич. В этот момент раздаются звуки волынки: повстанческая песня «Лента за лентою» — один из главных шлягеров здесь. В этот момент я по-настоящему понял, какой смысл был в войсковых музыкантах прошлого: боевой мотив вводит в состояние воинственного транса, преисполняет ощущением величия момента, долженствованием проявлять отвагу. Не потому ли мы так любим ходить с плеером, что бесконечный красивый саундтрек придаёт хоть какую-то значимость серым будничным передвижениям и делам? Во время великих дел саундтрек оказывается ещё более уместным. Дальше попробуем по пунктам:

1. Самое глупое, что можно делать — стоять в оцепенении и ждать у моря погоды. На первых порах большинство протестующих именно этим и занимается. Верный способ просто словить ментовский «подарок», не принеся никакой пользы. Кроме того, толкущиеся люди мешают оперативно передвигаться группам активно действующих людей. Единственная условная польза — создание ощущения массовости. Думаю, огромная толпа поубавляет спеси идти в атаку у ментов. Хотя на 100% я в этом не уверен. Так что от бестолкового тусования — вред ощутимый, а польза эфемерна.

2. При броске камня важно посмотреть назад. Были случаи, что люди, размахнувшись, задевали своих же товарищей, стоящих поблизости. Ещё важнее — кидать камень только тогда, когда ты находишься в одном из первых рядов. Были эмоциональные персонажи, в эйфории кидавшие камни из самой гущи толпы. В итоге камни приземлялись на свои же первые ряды. Надеюсь, никто из ребят не получил серьёзно по башке.

3. От резиновых пуль и струи водомёта могут защитить щиты. Отобранные у омоновцев или самодельные: из фанеры или листового металла. Их держат товарищи в первом ряду, закрывая остальных. Также с помощью щитов можно делать вылазки, когда группа товарищей выдвигается вперёд, первые 3-4 человека закрывают их щитами, а те в это время бросают камни/коктейли или подталкивают в огонь шины.

4. Кстати, о горящих покрышках. Их роль двоякая. С одной стороны нагромождение горящей резины не позволяет ментам атаковать, а задымление — ментовским снайперам вести прицельную стрельбу. Неслучайно — водомётом били в первую очередь именно по шинам. Но их не так просто потушить, если разгорелись. С другой стороны, покрышки мешают продвигаться вперёд и демонстрантам, если у них появляется возможность атаковать. 

Итак, разгорелась баталия. Вскоре на крышу, с которой беркутовцы стреляли и бросались гранатами, залезли несколько отважных хлопцев, и ментам пришлось ретироваться. Это вызвало большое воодушевление и стало серьёзной тактической победой. Вскоре ОМОНовцы набежали с противоположного переулка и на некоторое время рассекли толпу протестующих надвое, но через несколько мгновений их погнали, да так погнали, что несколько ментов были прижаты к баррикаде и взяты в плен, их повели в сторону Майдана, при этом отгоняли особо горячих хлопцев, порывавшихся свершить суд Линча. Ещё несколько раз волны Беркута и народа поочерёдно накатывали друг на друга. 

Появились первые сильно раненые, которым по мере сил оказывали помощь люди из добровольной мед.дружины. В этот момент ребячество улетучилось, уступив мысли, как бы не опозориться, но и пулю/гранату не получить. Мне довелось провожать одного раненого с передовой к врачам, он повернулся ко мне: глаза не было видно, а из глазницы шла кровь, залив почти пол-лица: «Око цило?» спросил он… я сказал, что всё будет в порядке, надо только до врачей дойти. Надеюсь, что я был прав. Око у нас слово из высокого штиля, а у украинцев значит просто глаз, и вот это вот окровавленное око сильно добавило мне трезвости. Потом сообщили о десятках убитых, это ужасно, но я не могу вполне прочувствовать боль этих людей и их близких, ведь я только слышал об этом. А тех мужиков и ребят с пробитыми головами и выбитыми (боюсь, что безвозвратно) глазами — я видел сам, сопереживал им и параллельно боялся за свою шкуру. Так вот о шкуре:

1. Минимальный набор для участия в противостоянии — это строительная каска, перчатки и что-то прикрывающее лицо. Без этого даже не суйтесь. А вообще неплохо быть при армейской каске, бронежилете, спортивных наколенниках — максимально защитить наиболее уязвимые части тела, при этом минимально стесняя движения. В мою строительную каску несколько раз стукались какие-то непонятные враждебные хрени: то ли дробь, то ли осколки от светошумовых гранат. Стукались не очень сильно, но я не хочу знать, что бы со мной было, не будь этой каски на мне.

2. Как показала практика — очень уязвимы и травмоопасны глаза: соответственно, нужны защитные очки, явно не обычные стеклянные. Возможно подойдут страйкбольные, но лучше прочнее. Прямое попадание даже резиновой пули в незащищённый глаз — это беда.

3. Несколько раз совсем рядом разрывалась граната. Это только по телеку светошумовые гранаты выглядят почти безобидно. На самом деле при взрыве такой гранаты раздаётся сильнейший хлопок, который очень сильно бьёт по ушам. Уши тупо болят до сих пор, и звон в них спустя два дня не до конца улёгся. Кроме того, от гранат летят обжигающие и ранящие осколки. Бируши, вероятно, плохая идея, потому что они создают ощущение вакуума и притупляют реакцию и скорость ориентирования. Мешают общению с соратниками. Лучше подойдут, на мой взгляд, стрелковые наушники. Я не знаю, сколько могут выдержать человеческие уши таких ударов. Но мне кажется, что ещё пары-тройки мне бы хватило для того, чтобы получить проблемы со здоровьем. Поэтому уши стоит защитить.

4. Немаловажно держаться вместе со своими друзьями. Периодически проверять, как у них дела, чтобы никто в случае чего не был брошен на произвол судьбы или арестован незамеченно никем.

5. Полиция активно применяет слезоточивый газ, которым ваш покорный слуга имел неудовольствие пару раз конкретно надышаться. Соответственно, простая марлевая повязка — не лучший вариант. Актуальнее настоящий респиратор, а лучше противогаз. Кроме того, по толпе ходили добровольцы и раздавали лимонные дольки, советуя натирать ими лицо и маски. Мол, это тоже от газа помогает. 

Вскоре показался бронированный автомобиль, разбрызгивавший из установленного на нём агрегата какую-то фиолетовую дрянь, вонявшую, как туалетный утёнок. Видно, это был какой-то совсем модный газ. Через некоторое время мы ушли с Институтской: подкрепиться и переодеться. Именно в этот момент менты перешли в генеральное наступление. Мы находились на Площади Европы, в двух шагах от уже ставшей легендарной улицы Грушевского. Мы собирались идти в Украинский дом, который тоже здесь рядом.

Тут раздался грохот и крики. Со стороны баррикады Грушевского побежала масса разношёрстной публики, затем ломанулась большая толпа парней в камуфляже и касках — самооборонцы, а вслед за ними — подобно батыевой — орде несметные полчища Беркута. Со стороны всё это выглядело эпично, как в кино про войну. Беркут стал наступать в сторону Майдана, оставив Укр. Дом фактически у себя в тылу, чуть сбоку. Это дало нам возможность, хотя на нервах и в панике, худо-бедно эвакуировать из Дома размещённых там раненых, медикаменты и кое-какие вещи. Чтобы вылезти с обратной стороны, а не с парадной прямо на Беркут — пришлось разбивать стёкла первого этажа. Оборона Дома, которая готовилась и укреплялась в течении минимум двух недель — рушилась в момент, ещё не приняв боя. Прорыв на Грушевского застал нас всех врасплох. Забрав всё, что успели, мы толпой двинулись в сторону Михайловского собора. Колокола били в набат, как и за несколько месяцев до этого, во время первого разгона «Евромайдана».

А затем начался штурм Майдана, но, оставшись без каски, я держался подальше от первой линии. Впрочем, и до меня досягал жар пылающих баррикад и палаток. К тому моменту часть палаток Майдана уже сгорела дотла — Беркут таким образом распорядился захваченными у повстанцев Коктейлями. Об этих событиях вам лучше расскажут новостные ленты. Словив очередной полицейский фейерверк, обжёгший меня и стоявших рядом людей каким-то трескучим «бенгальским огнём», я решил, что время двигать на вокзал. Мне так или иначе надо было уезжать в этот день.

Дополнительная литература:



 

Примечания:

1. Одним из погибших был анархист Сергей Кемский, автор книги. По некоторым , в Кемского могли стрелять не милиционеры, а националисты, выступающие за Майдан.

2. В этом Дмитрий пошел по стопам русского анархиста Михаила Бакунина, который разработал свою анархистскую политику в рамках солидарности с угнетенным польским народом (поскольку большая часть Польши в XIX веке была российской колонией). Поддержка тех, кто сопротивляется российскому империализму, давно стала основополагающим приоритетом для российских антиавторитариев.

3. Показательно, что националисты присоединились к неолиберализму в Украине, одновременно заявляя, что выступают против неолиберального "глобализма" во Франции и США; непоследовательность и оппортунизм - практически определяющие характеристики национализма.

4. „Свобода“ начала свою деятельность в 1990-х годах как откровенно фашистская партия с участием скинхедов, но перешла к стратегии популяризации фашизма „в костюмах и галстуках“ после того, как Олег Тягнибок взял ее под свой контроль в 2004 году. На парламентских выборах 2012 года "Свобода" набрала более 10 % голосов; однако, вопреки опасениям, она потеряла поддержку после выборов 2014 года.

5. Юлия Тимошенко была лидером так называемой "оранжевой революции", произошедшей на Украине в ноябре 2004 - январе 2005 года, в результате которой она стала премьер-министром. В 2010 году она проиграла Виктору Януковичу во втором туре президентских выборов, набрав 3,5%. Администрация Януковича заключила ее в тюрьму, но она была освобождена в ходе революции 2014 года.

6. Смысл этой ссылки не ясен ни переводчикам, ни редакторам. Возможно, Дмитрий имел в виду Януковича или , а возможно, это была более общая ссылка на бандитов из Донецка.

7. 6 мая 2012 года "Марш миллионов" завершился столкновениями на Болотной площади в Москве. Несколько человек были арестованы, в том числе анархист Алексей Полихович и антифашист Алексей Гаскаров. Последовавший за этим стал ассоциироваться с борьбой за освобождение российских политзаключенных.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости