Почему я не социал-демократ

Если тебе не по душе ни «реальный социализм» ХХ века с его вождизмом, репрессиями против инакомыслящих и всевластием бюрократии, ни правый либерализм с культом дарвиновской борьбы за выживание между гомо сапиенсами, то, может быть, стоит приглядеться к социал-демократии? На первый взгляд, современная западная социал-демократия кажется весьма разумной и привлекательной идеологией.

В книгах по истории социал-демократии часто приводят слова Эдуарда Бернштейна «Цель ничто, движение – всё!». Под движением Бернштейн понимал реформы, направленные на улучшение положения трудящихся в рамках капитализма, а под целью – построение бесклассового общества. После разочарований ХХ века подобная формула может показаться привлекательной. Ее можно понять, как отказ от борьбы за абстрактный идеал ради борьбы за реальные интересы живых людей. Слова Бернштейна в чем-то созвучны идеям таких анархистских авторов как Михаил Бакунин и Алексей Боровой. Но, как заметил современный исследователь социалистической мысли Александр Шубин, если цель ничто, то она даже и не ориентир для движения. Движение без ориентира невозможно. Какова же реальная, не абстрактная и не утопическая цель социал-демократов? Это общество, которое принято называть социальным государством, общество, основанное на так называемом социальном партнерстве между трудом и капиталом при посредничестве государства.

Социал-демократы – государственники, но государство для них не самоцель, как для фашистов и правых сталинистов, а средство. Они призывают не бояться усиления государства, если это государство демократическое. И в самом деле, власть современных корпораций может быть не менее деспотичной, чем власть государства. Политиков можно переизбрать раз в пять лет, переизбрать представителей крупной буржуазии невозможно.

Может быть, и в самом деле, классовое угнетение и классовая борьба могут исчезнуть не в результате социальной революции, в ходе совершенствования капиталистического строя, постепенных уступок буржуазии и нравственного прогресса общества? Ведь в ходе биологической эволюции паразиты постепенно перестают причинять вред своим хозяевам, так что паразитизм со временем превращается во взаимовыгодный симбиоз. К сожалению или к счастью, социальная эволюция развивается по иным законам, чем биологическая.

Между симбионтами нет сотрудничества, а есть лишь взаимный паразитизм. Однако гомо сапиенсы, к каким бы общественным классам они не принадлежали, слишком умны и горды, чтобы удовольствоваться ролью взаимных паразитов. Поскольку все мы принадлежим к одному биологическому виду, на смену классовому иерархическому обществу может придти лишь общество, основанное на взаимопомощи равных.

Русский народник Николай Михайловский дал такое определение прогресса: «Нравственно, справедливо и полезно только то, что уменьшает разнородность общества, усиливая тем самым разнородность отдельных его членов». Разнородное общество, где есть правители и подданные, эксплуататоры и эксплуатируемые порождает людей, внутренний мир которых сведен лишь к выполнению их общественной функции. Поэтому призывы к социальному партнерству при капитализме имеют не больше шансов на успех, чем призывы христиан к рабам и рабовладельцам жить в христианском братстве. Как писал Михайловский: «Рабовладельцу легко проникнуться жизнью такого же, как и он, рабовладельца, ведущего одинаковый с ним образ жизни, имеющего те же привычки. Но понять страдания и горечи раба, поставить себя в его положение, для рабовладельца несравненно труднее. Он никогда не испытывал того, что испытывает раб». Разумеется, всегда были гуманные представители господствующих классов, способные понять заботы простого человека. В истории были добрые короли, вроде французского монарха Генриха IV, который мечтал, чтобы каждое воскресенье у крестьянина была курица в супе. Но, увы, ни один добрый король не бессмертен. К тому же надежда на добрых царей развращает народ, помогает стереть из памяти уроки самоорганизации и успешной борьбы за свои интересы. Патернализм и стремление к самоуправлению – вещи несовместимые.

Можно ли создать гуманный капитализм просто проголосовав за правильную партию на выборах? Но что помешает буржуазии найти способ подкупить левых политиков? Разумеется, возможность проиграть выборы заставляет элиты несколько уменьшить свой аппетит. Но выборы проходят лишь раз в несколько лет, в них участвует ограниченное число партий, появление новых игроков на этом поле все стремятся по возможности предотвратить. И кто бы не стал депутатом или президентом, капиталисты и представители бюрократического аппарата никуда не денутся и будут действовать в своих интересах.

Социальное государство возможно только при наличии определенных условий. Во-первых, такое государство должно занимать такую нишу в системе международного разделения труда, в которой капиталистам выгодно иметь дело с социально защищёнными квалифицированными рабочими. Во-вторых, социальное государство получило наибольшее распространение в эпоху, когда, говоря словами Генри Форда, «рабочие «Форда» стали зарабатывать достаточно, чтобы покупать автомобили Форд». Сейчас в этом нет такой необходимости, товары можно производить в слаборазвитых странах, а продавать представителям мирового среднего класса. В-третьих, для развития социальной защиты оказался очень полезен опыт социальных революций начала ХХ века. «Розовые» социал-демократы могли показать капиталистам на революционеров и сказать: «сдавайтесь, иначе они будут стрелять».

Сейчас «реальный социализм» советского образца потерпел крах, а социальное государство на западе также уходит в прошлое. Попытки левых государственников решить проблемы развивающихся стран, например, Венесуэлы, с помощью национализаций и государственного регулирования экономики в большинстве случаев оказались неудачны. Возможно, современный мир попросту стал слишком сложен, чтобы управлять огромными территориями из единого центра. В этих условиях альтернативу капитализму стоит поискать в идеях леворадикальных критиков социал-демократии и государственного социализма, идеях децентрализованного демократического планирования и самоуправления трудящихся. На самом деле только общество, где каждый может принять участие управлении экономикой, может быть названо социалистическим, то есть основанным на общественной собственности на средства производства. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Российские и белорусские партизаны, жгущие военкоматы и ведущие "рельсовую войну", воюют не только с российско-белорусской властью, но и с украинской. Особенно это относится к российским партизанам. Чтоб облегчить себе управление "своим" народом, любая власть, кроме прочего, старается настроить...

1 месяц назад
15
Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
14

Свободные новости