Женское анархистское движение в Боливии (первая половина XX века)

Женщины из низших классов Боливии (чола) не были сторонницами женского сепаратизма и не называли себя феминистками. Они не противопоставляли себя мужчинам. Именно они смогли в трудных условиях сыграть уникальную роль - возродить анархистское движение Боливии, затем соединившись с организациями анархистов-мужчин (или смешанными) в общее движение. Боливийский анархизм был уникальным движением среди врагов капитализма. Боливийские анархисты хотели вызвать социальную революцию, заменив капитализм системой самоуправляющихся ассоциаций работников. В дореволюционное время такие ассоциации должны были стать школой самоорганизации, подготовив работников к самоуправлению и охватив большинство низового трудового населения, психологически и организационно подготовив работников к социальной революции. Абсолютное большинство анархистов составляли члены союзов работников, которые вели борьбу за зарплату жесткими методами, осуществляя таким способом подготовку к революции. В тексте такие группы называются "профсоюзами", что не вполне верно - эти союзы работников не имели ничего общего с современным профсоюзным движением, так как они были сторонниками прямого действия. Но все это, в конце концов, типично для анархизма первой половины 20 столетия. Не типичной была роль, которую играли в боливийском анархистском движении женщины, и, с определенного момента, индейцы. Ниже приводятся фрагменты из работы Уаскара Родригеса Гарсия (Huascar Rodriguez Garcia): "Анархизм в боливийских Андах в первой половине ХХ в."

...Термин чоло в Андах означает жителей, появившихся при смешении метисов и индейцев. Позднее этим термином стали обозначать индейцев, которые перенимали язык, одежду, занятия белых, становясь метисами. Затем уже в республиканский период чоло обрёл негативный смысл, означавший низкий народ, плебс. В современном языке это синоним метиса или городского индейца. Используется в речи исключительно в отношении женщин – чола, избегая таким образом прежних негативных коннотаций. Главным признаком чолы является её особенная одежда и обязательное двуязычие, испанско-аймара или кечуа.

***

Усталость, поглощение и борьба за права женщин (1953 – 1946) По прошествии 3 лет войны в Чако Боливия потерпела поражение... Поглощение и репрессии сделали старую ФОЛ (Местная рабочая федерация, Federación Obrera Local, далее ФОЛ, ведущая ассоциация рабочих-анархистов Боливии - прим.) ностальгическим символом крепости движения, но надежды, которые вызвало реформистское правление военных Торо и Буша, разрушили прочность анархистских организаций. ФОЛ продолжала существовать, но уже в иной форме, которая была уникальной для истори анархизма во всем мире: она стала организацией женщин-анархисток чоло.

Деятельность анархистских женских профсоюзов приобрела ведущую роль на определённом этапе поглощения полугосударственным синдикализмом, оставляя себе поле для автономных действий. Война в Чако унесла жизни многих мужчин, и женщины стали играть большую роль на рынке труда, многие семьи потеряли кормильцев, и женщины превратились в глав семейств. При этом чоло всегда занимали важное место в домашнем хозяйстве и торговле.

Во время послевоенного (после войны в Чако) кризиса, когда главными проблемами были инфляция и дефицит продовольствия, женщины-метиски, трудящиеся, связанные с ремесленниками, оказались готовыми возобновить синдикалистскую деятельность, возродив старую синдикалистскую ФОЛ 1927 г., которая не функционировала в военные годы. Восстановление женских анархистских профсоюзов началось с основанием Профсоюза кулинаров (Sindicato culinario - СК) в августе 1935 г. Поводом для его создания послужил запрет муниципалитета в конце июля чолам ездить в трамвае, так как они загромождали их своими котомками и корзинами и создавали неудобства благородной публике. Этот запрет вызвал негодование простых женщин-работниц и торговок: большинство из них работали прислугой и закупали на рынке продукты, а затем ехали на трамвае. Во главе возмущённых «кухарок» встали чолы Петролина Инфантес, известная в народе как Пета, и Роса Родригес.

Им удалось мобилизовать массу людей и добиться отмены этого позорного запрета. В результате этих акций они привлекли в профсоюз (СК) уже массу женщин из домашней прислуги, нянечек, уличных торговок и других. Несмотря на большую личную зависимость прислуги и кухарок от привилегированных слоёв, движение кухарок превратилось в заметное и уникальное отчасти явление. Если в начале этот профсоюз казался нелепым и не серьёзным, особенно в глазах хозяев, вскоре сами наниматели стали брать на работу только кухарок из профсоюза, который гарантировали честность и порядочность этих домработниц. В начале быть членом профсоюза вредило при найме на работу, а затем вдруг стало лучшей рекомендацией и даже гарантией хорошей зарплаты.

Однако, факт членства в анархистском профсоюзе и работа в качестве прислуги в домах олигархии создавало определённый диссонанс. Например, лидер движения Пета была кухаркой префекта Ла-Паса, который не раз вытаскивал её из тюрьмы, так как его семья оставалась без обеда. Были и другие анекдотические случаи.

В середине 30-х годов многие женщины из беднейших слоёв населения оказались на рынке труда, так как заработка мужа не хватало для выживания, или муж погиб на войне. Ряды зеленщиц на рынках так увеличились, что появилась потребность новых лавок. В 1935 г. река Чокейяпу снесла старый рынок фруктов и овощей. Тогда погибло 30 торговок, многие остались без работы. Это подтолкнуло женщин создать в мае 1936 г. Женский союз торговцев цветами (Unión Femenina de Floristas - УФФ) под руководством Каталины Мендосы. Этот новый союз совместно с СК способствовал созданию новых профсоюзов в 1938 – 1940-х годах.

Вскоре появилась масса профсоюзов зеленщиц, торговцев рыбой, бакалейщиков. К ним присоединились контрабандисты из женского Профсоюза передвижных торговцев (коробейников). Так как этот союз включал в себя постоянно передвигающихся торговок, то его распространение охватило всю зону от Ла-Паса к перуанской границе. Везде были члены этого союза. Они перевозили товары и «договаривались» с пограничными полицейскими, облегчавшими переход для простых путешествующих, что было частью их бизнеса.

Ослабленная ФОЛ сразу же подхватила инициативу женщин. В 1940 г. женские союзы посчитали, что они достаточно окрепли, чтобы создать свою федерацию. Тогда была восстановлена ФОФ 20-х годов, вступив в ФОЛ, но сохранив автономию в своих решениях и действиях. ФОФ оживила ФОЛ. Им удалось добиться значительных побед для кухарок, таких как создание яслей для работающих женщин, выходные полдня в воскресенье, отмена обязательности удостоверения личности и медицинской карточки, право на развод, равенство незаконнорождённых и законных детей, удалось сместить полицейских начальников и чиновников в муниципалитете, притеснявших женщин.

Благодаря ФОФ анархо-синдикализм сохранился в рабочем движении, превратился в массовое, очень пёстрое, но боевое движение. В газетах того времени мы находим упоминание о демонстрациях от 2000 до 5000 женщин, гордившихся своим происхождение, тем что они чолы. Тот факт, что в чолах сочетались факторы класса, этноса и гендера, придавал движению особенность антирасистского и антипатриархального движения. ФОФ смогла своей деятельностью способствовать повышению уровня жизни своих членов, смогла обеспечить себе защиту от полицейского произвола. ФОФ собирала средства для своих попавших в тяжёлую ситуацию членов, создавала курсы для обучения чтению и письму, проводила культурные мероприятия. Это движение чоло-анархисток - уникальное явление в истории боливийского синдикализма. Ни до, ни после не было ничего подобного."

***

Боливийские анархисты интересны не только огромной ролью женского движения, но и попыткой соединить анархизм с движением индейцев. Далее в тексте рассказывается о попытках анархистского движения распространиться среди индейцев, о предложении аргентинского анархиста Исмаэля Марти перевести работы Бакунина и Кропоткина на языки индейцев аймара и кечуа, о поражении массового восстания сельских индейцев и непрекращающихся репрессиях против анархистского движения, "практически уничтоживших анархо-синдикализм в рабочем движении к 1952 г".

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости