Торонто G20: Заметки участницы или "Бунт-2010 часть вторая"

В нашем последнем отчёте мы дали краткое описание того, что случилось в Торонто во время анархических действий против G20 25-27 июня. С тех пор мы получили нижеследующий детальный отчёт о “положении на фронте”, предлагающий обзор политического контекста и анализ событий из самого сердца бунта сотрясшего крупнейший город Канады.

Главным следствием этих событий стало то, что анархисты заявили о себе как об (анти-)политической силе Северной Америки, с которой стоит считаться. Важно понять, как это произошло. Чёрный блок стал визитной карточкой анархистов по всему региону, и мы должны воспользоваться вниманием к себе и сохранить доступность для сочувствующих нам и потенциальных союзников даже перед лицом репрессий. Также следует критически рассмотреть события прошедших выходных с тем, чтобы осознать стратегические шаги, которые помогут нам достичь цели свержения идеологии доминирования и иерархии, царящей в современном мире. 

Подготовка

Об июньской встрече G20 в Торонто было объявлено в декабре 2009-го. Несмотря на то, что движение уже готовилось к G8 в Хантсвилле, новость о том, что столь серьёзный саммит пройдёт в самом сердце крупнейшего города Канады, вызвал волну энтузиазма у анархистов, которая вылилась в  достаточно значительные инициативы по организации контр-саммита. Насколько нам известно, анархисты участвовали в трёх базовых моделях организации против G20. Мы их опишем в двух словах, чтобы те, кто пытается понять причины успехов и неудач протестов в Торонто, яснее представляли себе все обстоятельства. 

Некоторые из наших товарищей участвовали в деятельности Мобилизационной сети жителей Торонто (TCMN). Эта группа не являлась анархической по своей сути и не занималась организацией акций, вместо этого сосредоточившись на предоставлении инфраструктуры и координации конвергенции в Торонто. Многие анархисты, особенно живущие в Торонто, решили принять участие в работе этой группы, вместо того чтобы приложить усилия в явно анархических инициативах. Анархическое сопротивление Южного Онтарио (SOAR) появилось из желания иметь под рукой явно анархическую группу, которая смогла бы задать формат взаимодействия в рамках сопротивления саммиту, который оставался бы частично открытым для широкой публики, а приезжие анархисты и союзники могли с лёгкостью влиться в процесс. Эти люди занялись распространением призывов к действию достаточно задолго до саммита. И хоть им пришлось пережить множество ожесточённых споров о тактике и стратегии непосредственно накануне G20, они смогли поддерживать и распространять призывы к трём откровенно анархическим акциям в период саммита. Другие анархисты организовывались неформально посредством существующих сетей друзей, доверяющих друг другу и разделяющих взгляды на тактику протестных действий. Они распространили призыв к всеобщей демонстрации против тюрем, которая была запланирована на воскресение, 26 июня, последний день саммита. Немаловажным является и то, что множество различных групп Монреаля организовали мощную поддержку нашей конвергенции против G20. Специально ради этого дела даже была реформирована CLAC, которая первоначально появилась для противодействия Всеамериканскому  Саммиту в Квебеке в 2001-м.

Также существовали иные группы, организовывашие и организовывавшиеся против G20, с которыми анархисты так или иначе взаимодействовали. Нелегальных людей не бывает, общеканадская сеть, работающая над прекращением депортаций и решением проблем мигрантов, лишённых какого-либо статуса, организовала шествие, и люди из этой сети участвовали в значительной части уличных событий. Коалиция Онтарио Против Бедности (OCAP) также участвовала в подготовке анти-G20 действий, сосредоточившись на шествии, к которому призывала присоединиться в пятницу. Канадский рабочий конгресс, мейнстримовая коалиция профсоюзов, организовала крупнейшее за выходные санкционированное шествие в Субботу. Различного рода протестные действия происходили в течение всей недели накануне саммита, включая акцию квиров во вторник, день протестов против климатической несправедливости в среду, и шествие солидарности с движением индейцев за суверенность в четверг.

Это лишь общий обзор различных форм взаимодействия анархистов в Торонто, но он может помочь людям соотнести и сравнить действия в Торонто с другими попытками противостоять глобальному капитализму. 

 

25 июня, пятница : Затишье перед бурей

В день накануне прибытия лидеров G20, сеть “Нелегальных людей не бывает” и OCAP провели несанкционированное шествие.

Ряд анархистов и анархисток пришли на шествие и построились в чёрный блок, правда на этот раз без намерения атаковать полицию или уничтожать частную собственность. Их намерением было продемонстрировать солидарность с борьбой мигрнатов и других маргниализованных групп и построить доверительные отношения с теми, с кем им предстояло бок о бок бороться в составе чёрного блока в грядущие дни.  Первоначально анархический блок был малочисленным, порядка 30-40 человек, но в ходе шествия увеличился по крайне мере в два раза благодаря присоединившимся демонстрантам. 

Блок был поддержан многими демонстрантами; некоторые из них отгоняли журналистов, пока люди переодевались перед началом марша. В течение всего марша, блок двигался бок о бок с контингентом из “Нелегальных людей не бывает”[1] - эта межличностная связь продолжила давать плоды и на следующий день. Ещё одной целью блока было налаживание связи с другими участниками марша и разъяснение причин, по которым анархисты выбирают тактику чёрного блока. Хоть эта цель была достигнута лишь частично, всё же за время шествия случилось очень много хороших и интересных бесед. В любом случае, блоку удалось утвердить присутствие анархистов на G20 с самого его начала, и продемонстрировать нашу силу. Марш распространился по Юнивёрсити-авеню и Дандас-стрит. Часть людей отправилась в Аллан Гарденс, чтобы разбить там палаточный лагерь, а другие устремились на собрание совета представителей аффинити-групп, чтобы обсудить планы на следующий день.

Субботний Полдень: Неожиданная анархия

Марш, заявленный Канадским Рабочим Конгрессом (CLC), на субботнее утро, должен был стать самым крупным протестом G20. SOAR заявил об акции “Прочь от ограды”. Часть демонстрантов собиралась свернуть в сторону и попытаться пробиться к ограде, окружавшей место саммита. На пятничном ночном совете было представлено и отправлено в утиль множество планов по координированным действиям. Собрание закончилось консесусом “общего плана у нас не будет”. Решение было встречено радостными возгласами и аплодисментами. Баннеры и флайеры, которые должны были рассказать людям об идее “марша на забор”, так никогда и не были напечатаны. Возможно, по причине утренних налётов полиции на дома организаторов. 

Карта корпоративных СМИ, описывающая события 26 июня

Прибыв в Квинс-парк и собравшись в блок примерно из 100-150 человек, анархисты узнали, что секция радикальных членов профсоюзов и участники движения “Нелегальных людей не бывает” также планировали отделиться от главного шествия и двинуть на юг к ограде. В тот момент ситуация казалась мрачной. Анархистов с опытом уличных столкновений беспокоила малочисленность блока и относительная дезорганизованность: не было ни значительного числа скаутов, ни серьёзно экипированных групп связи. Число баннеров и флагов тоже оставляло желать лучшего. И всё это перед лицом порядка 20,000 полицейских, которые тоже строились и проводили смотр войск в другой части города.

Многие, кто высказывался против субботнего “марша к ограде” в месяцы, предшествовавщие G20, считали затею самоубийственной и лишённой какого-либо стратегичесокго смысла. По сути, многие из тех, кому мы доверяем, и чьё присутствие вдохновило бы людей в блоке, решили не принимать участия в марше из страха оказаться в тюрьме и - таким образом - лишиться возможности поучаствовать в организованной анархистами антитюремной демонстрации. Также высказывались предположения, что CLC будут настроены против анархистов и будут использовать профсоюзных маршалов, чтобы заставить анархистов двигаться в конце колонны. В этом случае анархисты не смогли бы получить поддержку других участников шествия при попытке свернуть в сторону от основного маршрута. И всё же, когда марш стартовал, наш блок смог без конфликтных ситуаций встроиться прямо в сердце более крупной группы демонстрантов. Изустно стала передаваться мысль о том, что когда другие группы демонстрантов, желающие отколоться от колонны и направиться на юг, попытаются это сделать, блок присоединится к ним. 

Пройдя вниз по Юнивёрсити-авеню и на запад по Квин-стрит, часть протестующих, размахивая флагами “Нелегальных людей не бывает”, свернула на Джон-стрит и бросилась на юг. В этот момент времени, чёрный блок находился позади и был несколько изолирован от этой группы, но в конечном счёте пошёл им на поддержку. Толпа продвинулась на определённое расстояние вниз по улице, но остановилась перед шеренгой полицейского спецназа. Замечательным является тот факт, что, анархисты накануне дискутировали часами о том, как избежать риска для обычных протестующих и лиц с неопределённым гражданским статусом во время уличных конфликтов. При этом первыми, кто бросился на полицейских, были как раз цветные, иммигранты и их товарищи. Возможно в будущем анархистам стоит перестать “присматривать” за теми, кто, по мнению анархистов, наделён меньшими привилегиями. Вместо этого может быть целесообразно установить более прочные связи материальной солидарности с теми, кто явно настроен бороться с системами государственного контроля.

После того, как нам стало понятно, что полицейская шеренга усилена дополнительными нарядами, толпа вернулась на Квин-стрит и продолжила движение по Спадина-стрит.  В этот момент блок слился с ещё одной группой анархистов, которые двигались отдельно в рамках большой демонстрации, и наша общая численность достигла 200. Шествие достигло Спадина-стрит, где была предпринята ещё одна попытка атаки на юг. На этот раз контингент “Нелегальных людей не бывает” и  секции чёрного блока атаковали совместно. После очередной стычки, из которой многие выбрались с кровоточащими ранами от полицейских дубинок, толпа зависла на углу Квин и Спадина. С этого перекрёстка шествие CLC сворачивало на север, чтобы вернуться в Квинс-парк к специально подготовленным “квадратному метру свободы слова” и “трибуны протеста”. Многие из участников марша решили задержаться на перекрёстке, чтобы посмотреть, нельзя ли заняться чем-нибудь ещё.

Разразились дебаты на тему того, куда направиться. И внутри чёрного блока, и между блоком и другими группами. Некоторые подумывали о ещё одной атаке на полицейские шеренги, другие - что следует продвигаться на запад. Иногда в ходе обсуждения люди из чёрного блока вступали в спор с представительницами “Нелегальных людей не бывает” о том, какова должна быть цель демонстрации: пробиться к ограде или попытаться сохранить мобильность и активность на улицах Торонто. В критический момент многие из участников чёрного блока принялись скандировать “на запад, на Королеву (Квин-стрит)! на запад, на Королеву!” в попытке направить демо подальше от места заседания делегатов G20 и поближе к модному торговому району.

Но после спешных обсуждений и горячего спора, было принято решение завернуть назад и пройти на восток по Квин-стрит. Блок убедили двигаться в общем направлении места проведения саммита и финансового района города, хотя многие чувствовали, что это - тактическая ошибка. Сторонники наших действий вовне блока получили информацию от скаутов и разъездов дозорных, что путь в выбранном направлении свободен от отрядов спецназа, и после некоторых сомнений, блок решил внять советам. Пожалуй, это был решительный момент в описываемых событиях.

Поскольку остальная часть демонстрантов продолжала движение на север, минуя Спадина и Квин, путь оставался свободен: к нашему удивлению, менты ещё не предприняли попыток заблокировать улицу. Очевидно, они были больше озабочены укреплением собственных позиций на каждой улице, ведущей на юг. Толпа, собравшаяся к этому времени на перекрёстке, начала движение в том направлении, и чёрный блок наконец собрался и занял позицию в голове колонны. Затем блок сомкнул ряды. К этому времени в нём было от 200 до 300 участников, плюс ещё от 400 до 800 протестующих, двигавшихся вовне блока в том же направлении. Вскоре блок наткнулся на мирно стоящий ментовоз, который явно не ожидал оказаться вдруг в сердце чёрного блока после нашего «молниеносного» манёвра. Внутри один-одинёшенек сидел полицейский, который в ужасе наблюдал, как анархисты вышибают окна и скачут по крыше его авто. Это нападение было встречено криками одобрения и поощрения со стороны других участников блока и прочих демонстрантов. Мораль участников манифестации поднялась, а анархисты в блоке поняли, что радикальные действия против полиции будут поддержаны окружающими людьми.

К этому времени блок отошёл на несколько кварталов от маршрута демонстрации рабочих. Каждый, кому пришлись не по душе наши уличные тактики, имел достаточно времени, чтобы вернуться на север. Быстрый марш-бросок на восток, не встретивший никакого сопротивления полиции, обеспечил существенное пространство между чёрным блоком и «зелёной» (семейной) зоной протеста.

Блок продолжал движение вниз по Квин-стрит, и люди стали бить витрины многих магазинов и офисов, в том числе Nike, Starbucks, и Gap. Также были разбиты окна офиса миграционной службы, и микроавтобус CTV[2]. В это время марш старался двигаться достаточно быстро, участники демо с удивлением отмечали отсутствие полицейских частей.

Когда толпа достигла Бэй-стрит – центральной артерии финансового квартала Торонто, канадского аналога Уолл-стрит – между участницами чёрного блока, людьми из «Нелегальных людей не бывает», и прочими демонстрантами разгорелся нешуточный спор. Снова были выдвинуты предложения двигаться на юг.  Многие в блоке придерживались мнения, что это означало оказаться в районе, где полиция сможет с легкостью окружить демонстрантов. В этот момент дело почти дошло до физического противостояния между представителями двух групп демонстрантов, и перспективы дискуссии казались мрачными.

В конце-концов, толпа заполнила весь перекрёсток Квин и Бэй, блок прислушался к мнению тех, кто хотел двигаться на юг, и отправился в том направлении. И хоть чёрный блок можно обвинить в том, что первоначально он был сосредоточен на решении собственных задач, в итоге анархисты и анархистки, принимавшие участие в акции, постарались прислушаться к желаниям других групп. После того, как страсти слегка улеглись, все вместе мы отправились вниз по Бэй-стрит.

Огромные витрины банковской штаб-квартиры были разбиты молтками и камнями под приветственные возгласы собравшихся, и блок устремился вперёд на очередную полицейскую машину, расположенную на перекрёстке Бэй и Кинг. Блок продолжил продвижение на юг примерно на пол-квартала мимо машины, разбив в ней окна. На расстоянии квартала ниже по улице можно было уже различить периметр безопасности. Те, кто находился в первых рядах, теперь ждали, пока подтянутся остальные, в возбуждении обсуждая планы какой-либо атаки на ограждение. К сожалению, никто на самом деле не ожидал, что удастся подобраться так близко к забору, и было не похоже, что в нашем распоряжении было хоть что-то, с чем можно было бы штурмовать периметр.

По мере того, как блок собирался, послышались крики с призывами продвигаться дальше на юг. Со всех сторон послышались звуки бьющегося стекла. Шеренги полицейского спецназа побежали с обеих сторон Бэй-стрит на пересечение Веллингтон и Фронт-стрит. Блоку пришлось двинуться назад в сторону Кинг. Ставшая символом беспорядков фотография горящей полицейской машины была сделана где-то во время вот этих перемещений туда-сюда. И похоже, что горящая ментовозка на самом деле отпугнула полицейских на пару минут. Все анархисты, с которыми впоследствии удалось поговорить о случившемся, замечали, что никогда не видели, чтобы такие многочисленные силы полиции действовали столь испуганно. 

Конечно, долго это не продлилось, и блок оказался зажат на Бэй-стрит в попытке отступить на север. По счастливому стечению обстоятельств, как раз в нужный момент люди бросились в атаку на полицию на северо-восточном углу перекрёстка Бэй и Кинг. Возможно, дело было в горящей поблизости полицейской машине и сотнях опасных анархисток(ов), которые с криками неслись вперёд. Омон отступил, спотыкаясь и падая, и толпа прорвалась через оцепление. Маршу удалось сохранить свою целостность и продолжить движение на восток по Кинг-стрит, избежав дробления. Насколько нам известно, ни одного задержания в этом эпизоде не произошло. 

Блок продвигался достаточно быстро, но ни одна его секция не отстала. Вскоре мы добрались до Йонг-стрит, где улица поворачивала на север. Мы продолжили движение вверх по Йонг, пока мусора в нашем тылу пытались собрать всё, что было в их распоряжении, чтобы поймать нас. Точечные удары по корпоративной собственности продолжились атаками на банки и офисы корпораций. Другими жертвами анархистов стали кожанный салон (подозрение падает на веган блок), ювелирный салон (неуспешная попытка экспроприации), и American Apparel. Магазины Bell Mobility и Footlocker пали жертвами экспроприаций: в толпу полетели сотовые и новенькие кроссовки. К этому времени уже стало сложно отслеживать все банки и офисы ТНК, пострадавшии от наших действий. Разрушение было настолько масштабным, что позже многие утверждали, будто это было крупнейшее уничтожение частной собственности, когда-либо удававшееся анархист(к)ам Северной Америки.

Демонстрация продолжала движение на север по Йонг, и многие стали расходиться, хоть полицейского спецназа вокруг не наблюдалось. Сушественной части демонстрантов удалось пройти назад в Квинс-парк и соединиться с остатками рабочей демонстрации. Конечно, энергия и радость, переполнявшие сумевших избежать полицейских арестов людей, оказались краткосрочными. Вскоре по всему городу можно было почувствовать суровый ответный удар системы безопасности. 

Субботняя ночь: Всеобщее восстание и репрессии

Мейнстримовые СМИ в различные моменты времени говорили о 4 или даже 8 горящих полицейских тачках в центре Торонто. Похоже, что полицейские в спешке бросали своих металлических друзей во время срочного перебазирования в другие части города. Демонстрация оставила позади себя большое количество разгромленных авто. Позже они были подожжены либо задержавшимися анархист(к)ами, либо случайными хулиганами, оценившими редкую возможность поджечь полицейскую тачилу и не привлечь при этом внимание полиции. И хотя леваки-любители теорий заговора предполагают, что полиция преднамеренно оставила свои любимые машинки, чтобы анархисты на них напали, чтобы потом это послужило предлогом для репрессий, - эту теорию позже с полными основаниями отмели другие очевидцы событий, чьё мнение мы разделяем.

Толпа, задержавшаяся в Квинс-парке, слилась с другими тусившими в округе людьми и, в конечном счёте, всех их рассеяла/ арестовала полиция. Не обошлось без драк. В это время, пока анархисты готовились к ночной вечеринке, на которую всех звали ребята и девчонки из SOAR, по местным новостным каналам крутили одну и ту же картинку одной и той же горящей полицейской машины с истерическим комментарием “Я не понимаю, где наша полиция? Как они могли это допустить!”  С распространённым мнением, что полиция сознательно позволила этому произойти, что полиция всегда сохраняет полный контроль над всем, что только ни происходит в нашем обществе, мы бы могли поспорить такими аргументами как сильная рассредоточенность полиции по всему городу, их зацикленность на задаче разгона и арестов любого скопления народа, предположительно связанного с чёрным блоком. У них ушло ещё несколько часов, чтобы зачистить Квин-стрит.

Ночь вступила в свои права, и многие собравшиеся группы людей были жестоко атакованы свиньями. Группы захвата винтили всякого, кто “выглядел похожим на анархиста или протестующего”. Запланированная вечеринка “Выйди на улицу - верни себе город” (Reclaim the Streets ) была отменена по причине задержания организаторов. Из уст в уста передавались ничем не подтверждённые слухи о том, что ещё одна группа вот прям в эти минуты двигается на ограду саммита. Сотни арестов были произведены ночью и в ранние утренние часы.  К этому времени, координация между группами анархистов нарушилась, а отсутствие групп связи или чего-либо, напоминающего твиттер-фид, означало, что большая часть наших товарищей оказалась разбросана и изолирована по всему городу. Никто не был@ уверен@, что происходит, не было возможности собраться и попытаться достичь большего в этой взрывоопасной обстановке. На большинстве акций протеста против саммитов считалось успехом, если удавалось разгромить витрины в торговых кварталах и раствориться в сумраке. Но в Торонто, казалось, сложилась ситуация, когда были возможны всеобщие уличные бои и обеспечение контроля над отдельными кварталами при помощи баррикад. Если бы только анархисты приехали более подготовленными и имели лучшую связь между собой, с другими участниками протеста и хулиганами. События субботней ночи наглядно показывают, что зачастую усилия анархистов ограничены только их неспособностью представить собственный успех.

Воскресение : Праздник закончился

Анархисты объявили о шумной демонстрации под стенами местной тюрьмы, запланированной на 5 вечера в воскресение. Как уже было отмечено выше, некоторые наши товарищи даже специально не пришли на марш в субботу - так сильно они хотели попасть на массовую анархическую акцию протеста в воскресение. Они утвреждали, что эта организованная массовая анархическая акция позволит использовать импульс протестов против G20  в долгосрочной борьбе с тюремной системой южного Онтарио. 

В воскресение утром в университетском кампусе, предоставлявшем места для ночлега протестующих (в основном из Квебека), было произведено 70 арестов. Полиция провела пресс-конференцию, на которой утверждала, что чёрный блок является террористической организацией, что большинство из нас задержано. Якобы изъятое при задержании оружие было предъявлено доверчивым журналистам. Полиция откровенно врала в камеры, когда утверждала, что среди изъятых предметов оказались арбалет и бензопила. Позже фантазёры признались, что арбалет и прочие предметы достались им от ни в чём не повинного любителя ролевых игр, которого они захватили в выходные в ходе массовых арестов.

К полудню массовым арестам подвергся и марш солидарности с заключёнными. В толпы зрителей этого спектакля полицейские запустили гранаты слезоточивого газа. Теперь уже полиция была полностью готова самым жёстким образом пресекать образование каких-либо толп. Задача - сформулировать ясный месседж для анархистов и анархисток в Торонто, что им уже не удастся собраться для проведения радикальных акций.

Несмотря на нездоровую обстановку, многие всё же попытались собраться для анархического шествия против тюрем, запланированного на 17 00. Значительная их часть была арестована в окрестных дворах, по которым гоняли отряды полиции на микроавтобусах. Эти менты выскакивали и окружали каждого, у кого на плече висел рюкзак или сумка. Все, на ком находили чёрную одежду или пытался бежать, задерживались. В итоге эта тактика помешала кому-либо собраться в запланированном месте, и наши скауты предположили, что по крайней мере несколько аффинити-групп были в полном составе задержаны, а большая часть других коллективов лишилась по крайней мере части своих людей. Полиция по сути отменила демонстрацию.

Как раз примерно в это время, появились первые выпущенные из центра предварительного задержания, которые стали рассказывать ужасные подробности того, что происходило за его стенами. Некоторое количество предположительно случайных прохожих, стоявших на углу Квин и Спадина были оцеплены ментами. Их продержали под дождём несколько часов, прежде чем отвезти в тюрьму. Заслуживающий доверия источник сообщает примерно о 1090 арестах. Анархисты и другие сторонники собрались под стенами центра предварительного задержания в понедельник, чтобы дожидаться там освобождения своих друзей и товарищей, которые, к сожалению, всё ещё находились в заключении. 

После конвергенции: Легальный осадок и резюме

Уже после G20 стало известно, что более года полиция проводила расследование с тем, чтобы разрушить анархическое движение южного Онтарио. Были разоблачены два информатора, успешно внедрившиеся в анархические сообщества. Более подробная информация об этих личностях скоро появится в сети. 

Из арестованных во время протестов против G20, 263-м были  предъявлены обвинения в совершении уголовных преступлений, и весомость этих обвинений ещё только предстоит определить. Запрет на публикацию информации о тех, кому были предъявлены обвинения, затрудняет получить общую картину текущей ситуации. По меньшей мере 17-ти людям из южного Онтарио всё ещё грозят обвинения в заговоре. Все эти люди - активные участники нашего сообщества и организаторы с многолетним стажем. В будущие месяцы им потребуется мощная поддержка. 

Эти атаки на анархические структуры в Торонто создали напряжённую и сложную ситуацию для тех из нас, кто живёт в здешних местах. Но репрессии дали возможность людям сформировать более близкие отношения между собой - ведь мы встречаемся и общаемся с тем, чтобы поддержать наших оказавшихся в тюрьме товарищей. Нам ещё только предстоит понять, каков будет результат этой ответной реакции власти, и насколько высокой окажется цена за G20 для местного анархического сообщества. Но попавшие теперь под удар как “организаторы” нуждаются в местной и международной поддержке, поэтому следите за информацией. 

Важно иметь в виду полную картину репрессий - и при этом не упускать возможности проанализировать, как анархистам удалось провести столь серьёзную атаку на корпорации перед лицом почти 20,000 полицейских и миллиардного бюджета безопасности. Субботний марш смог добиться столь множественных нападений на корпоративную собственность благодаря сформировавшимся близким межличностным контактам между анархистами и другими вышедшими на улицы людьми, и потому что мы все действовали в одно время, как единое целое, массивный комок протеста, закупоривший почти каждую артерию в центре города. 

Это не значит, что анархисты должны действовать исключительно в координации с другими группами. Несколько месяцев назад, в Ванкувере, анархисты продемонстрировали, что они могут быть эффективны и при автономном действии, в изоляции от более крупных групп. И всё же мы можем поучиться стратегической мудрости, если учтём, что абсолютно все запланированные анархистами мероприятия “на после демо” не удалось реализовать.[3] Если конфликт разгорается до высоких температур, полиция пользуется моментом, когда анархисты наконец разделяются. Нам препятствуют собраться вновь. Если нам и удаётся в таких ситуациях снова собраться в большом количестве - то только с учётом элемента внезапности. Субботняя акция SOAR удалась потому (возможно), что было выбранно правильное время: не после того, как уже задан тон протестов против G20, а в самом начале. Мощный старт с сильной позиции и постоянное давление на полицию, когда у них итак все руки заняты. Аналогично, бросается в глаза тот факт, что, в отличие от аналогичных событий в США, чёрный блок Торонто достиг успеха благодаря тому, что прислушался к своим союзникам на улицах города. 

И хотя неформальные организаторские инициативы вовне TCMN и SOAR не принесли ожидавшихся результатов, возможности информаторов проникнуть в эти круги также оказалась крайне ограниченными. Существуют серьёзные недостатки у такой манеры организации, которая преднамеренно исключает из участия большую часть общества, но у такого подхода есть и свои плюсы. Возможно, в будущем, анархисты, желающие организовываться подобными способами, смогут более осторожно просчитывать, как максимизировать усилия, не оказываясь при этом в зависимости от первоначальной фазы конфликта. Смогут быть готовыми воспользоваться конфликтом и ударить в слабые места наших оппонентов, вместо того, чтобы придерживаться разработанного плана. Иногда лучше не иметь вовсе никакого плана, вместо того, чтобы цепляться за нечто ужасное. Настоящее же искусство - в том, чтобы наши стратагемы оказывались достаточно гибкими, чтобы сохранять эффективность независимо от смены обстановки. 

После того, как чёрный блок разгромил целый финансовый квартал, после того, как полицейские машины были подожжены всего в нескольких сотнях метров от периметра безопасности саммита, после того, как из витрин корпоративных магазинов были экспроприированы сотовые телефоны и кроссовки, пришло время спросить себя: что же дальше? Эти малые победы не могут нас удовлетворить, пусть они оказались и зрелищными, и воодушевляющими. В эти выходные наши оппоненты получили от нас чёткое послание: нельзя провести саммит G20 без того, чтоб анархисты не принялись громить символы капитализма на каждом углу. В субботу днём центр Торонто оказался парализован, метро не работало, и даже самые наивные либералы забормотали “полицейское государство”. Мы должны начать задавать трудные вопросы, как уже некоторые поступили.  Трудные вопросы о том, как подобные ситуации можно использовать в наших целях: для широкомасштабного уничтожения иерархии и доминирования. Мы должны готовиться к следующему собранию анархических сил. Готовиться не как к театральной постановке, в которой в очередной раз будет разыграна та же сцена, но как к решительному рывку, который использует импульс Торонто для акцентирования социальных противоречий и создания пространства, в котором анархисты смогут реализовать желание свободы для всех во всех возможных проявлениях.

Ссылки по теме:

Антикапиталистические бунты во Франции

Crimethink: Политика для тех, кому слишком скучно

Разоблачение мифов и теорий заговоров об анархическом насилии в Торонто

Видеохроника и комментарии от Submedia  

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Российские и белорусские партизаны, жгущие военкоматы и ведущие "рельсовую войну", воюют не только с российско-белорусской властью, но и с украинской. Особенно это относится к российским партизанам. Чтоб облегчить себе управление "своим" народом, любая власть, кроме прочего, старается настроить...

1 месяц назад
15
Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
14