Дэвид Харви: «Кризис капитализма» (видео)

Настало ли время взглянуть за границы капитализма, на новую систему общественных отношений, которая позволила бы нам жить в более ответственном, справедливом и гуманном обществе?  Ну хорошо. Мы пережили кризис и у нас есть множество возможных объяснений его природы. Было бы интересно посмотреть разные типы объяснений.

Первый тип – всё дело в человеческой слабости. Так сказал Алан Гринспен: «Это человеческая природа и с этим ничего не поделаешь». На самом деле полно объяснений базирующихся на «хищной природе человека», «инстинкте доминирования», «заблуждениях инвесторов», «жадности» и прочем в том же духе. Познакомившись поближе с повседневными практиками Уолл-стрит, мы можем смело утверждать, что во всем этом есть изрядная доля истины. 

Второй тип объяснений – институциональные провалы. Мы уже слышали: те, кто должен был все контролировать «заснули за выключателем», и проспали становление теневой банковской системы, которая обходит все регулирующие меры. Поэтому институты должны быть перестроены совместными усилиями стран Большой двадцатки. То есть мы рассматриваем институты и говорим: «Они провалились, и они должны быть перестроены».  

Третье объяснение – все были введены в заблуждение ложной теорией, начитались фон Хайека и слишком уверовали в эффективность рынка. И сейчас пришло время вернуться к чему-то вроде теорий Кейнса, и мы всерьез приняли гипотезу финансовой нестабильности Хаймана Мински. 

Еще одно объяснение – кризис имеет культурные корни. В Штатах об этом говорят не много, но вот в Германии или Франции вам наверняка доведется услышать, что это «англо-саксонская болезнь» и «к нам это не имеет отношения». Так же и президент Бразилии Лула первое что сказал – это: «О, слава Богу, наконец-то эти США получили хороший урок почти как мы от МВФ! Мы проходили через это 8 раз за последние 25 лет, а теперь пришла их очередь, фантастика!» И все латиноамериканцы подхватили это, пока не ударило и по ним – а это сейчас и происходит – и теперь они сменили пластинку.  

Это прекрасно видно на примере того, как все относятся к происходящему в Греции, например немецкая пресса пишет, мол, все дело в «характере греков», в изъянах в их характере, и вокруг этого раздувается много всего нелицеприятного. В реальности культурные особенности существуют, например американская одержимость к владению недвижимостью, которая, надо полагать, является у них глубинной культурной ценностью. 67% или 68% американских домохозяйств являются собственниками жилья, тогда как, тогда как в Швейцарии их всего 22%. Но эта культурная особенность американцев поддерживается снижением налога на ипотечные займы – значительной субсидией, предоставляемой с 1930 года. И, кстати, очень понятно, почему эта мера была принята именно в 1930 – идея заключалась в том, что люди с задолженностью по ипотеке не пойдут бастовать. 

Далее, есть тория о том что проблема – в слишком большом вмешательстве государства в экономику. Любопытен альянс между Гленом Беком с Fox News и Всемирным банком, которые в один голос говорят, что было слишком много неправильного регулирования.   В общем, все эти способы объяснения содержат долю истины, и толковый писатель вполне мог бы взять одну из этих теорий и написать вполне достойное произведение. И я спросил себя: какое достойное произведение мог бы написать я, но так, чтобы не имело ничего общего с вышеприведенными теориями?  

Я часто себя об этом спрашиваю, и, на самом деле, это не так сложно сделать, особенно с марксистской точки зрения, поскольку, знаете, не так уж много людей пытается использовать марксистский анализ. 

Я убедился в необходимости сделать это, когда около полутора лет назад Ее Величество спросила у экономистов Лондонской Школы Экономики: «Как это вы, ребята, проморгали этот кризис?» Ну, то есть она наверняка сказала не так, но смысл был именно такой. Они все очень смутились, тогда она позвонила главе Английского Банка, задала тот же вопрос, затем британская Академия наук вместе с теми же экономистами опубликовала выдающееся письмо Ее Величеству, и там была написана совершенно удивительная вещь, вроде того что: «понимаете, много заслуженных людей, образованных и умных, потратили свои жизни работая над этими проблемами, но одну вещь мы все не учли – системный риск». И она, такая: «Что???» Они что-то там продолжали болтать о «политике отрицания» и всем прочем…  

Да, так вот. Системный риск. В переводе на марксистский язык можно сказать, что мы имеем в виду внутренние противоречия накопления капитала. Таким образом, почему бы мне не написать о внутренних противоречиях накопления капитала? И попытаться определить роль кризисов во всей истории капитализма, а так же особенности текущего кризиса.  

Я хотел бы сделать это, показав, что происходило начиная с 1970-х годов до наших дней, и мой тезис заключается в том, что та форма которую принял современный кризис, во многом продиктована тем, каким образом мы вышли из предыдущего кризиса. 

Проблемой капитализма в 1970 годы была чрезмерная власть труда над капиталом. Так что очередной выход из кризиса был в основном связан с давлением на труд, и мы помним, как это было сделано – с помощью переноса производств, с помощью Тэтчер, Рейгана и всей этой неолиберальной доктрины. В результате к 1985-86 годам все проблемы были решены, и капитал имел доступ к дешевой рабочей силе по всему миру. Никто уже не считал, что в очередном кризисе виновата жадность профсоюзов, никто не говорил что дело в излишней власти труда. Если уж на то пошло – корень проблемы в излишней власти капитала и, в особенности, финансового капитала.   

Как же это случилось?   

С 1970-х мы столкнулись с тем, что называем «подавление зарплаты» – когда рост зарплат остановился, и доля зарплаты в национальном доходе в странах ОЭСР непрерывно падала, впрочем, так же как и в Китае и в других местах. В общем, смысл в том что реальные доходы снижались. Зарплата – это, вообще говоря, деньги, на которые мы покупаем товары. И если вы снижаете зарплату, у вас возникнет проблема: откуда придет спрос? Ответом на это был переход к дешевому кредиту. То есть идея была – преодолеть проблему платежеспособного спроса, раздувая кредитную экономику. Британские и американские домохозяйства утроили свои долги за последние 20-30 лет, и большая часть этих долгов, конечно, связана с рынком жилья.

И здесь кроется очень важный вывод о том, что капитализм никогда не решит проблему своих кризисов. Они просто перемещаются географически, то что мы видим сейчас – это их географическое передвижение. Все говорят «Ну, вроде в Штатах все налаживается!», и тут рушится Греция, и все говорят – ну а что там по поводу «свиней» (PIGS)? И вот что интересно: имеем кризис финансовой системы, и вроде как уже наполовину вышли из него, но ценой дефолта.  

В реальности, если взглянуть на процесс накопления капитала, можно увидеть определенные пределы. У Маркса, в его «Критике политической экономии» есть совершенно замечательное объяснение, когда он говорит о том, что накопление капитала не имеет пределов – оно обращает их в барьеры и затем обходит или переступает поверх.  

Проще всего определить эти барьеры, когда мы рассматриваем циркулирующий процесс накопления капитала: вы начинаете с некоторым стартовым капиталом, идете с ними на рынок и покупаете рабочую силу и средства производства, заставляете все это работать, по определенной технологии и в определенной организационной форме, создаете вещи, которые потом продаете, возвращая вложенные деньги плюс прибыль. Затем вы берете часть прибыли и реинвестируете ее в расширение бизнеса.  

Так вот, здесь есть определенный барьер: как деньги появляются в нужное время, в нужном месте и в нужном количестве? И это подразумевает искусство финансиста инвестировать туда, куда наиболее выгодно в данный момент. То есть вся история накопления капитала – это история финансовых инноваций. А финансовые инновации также дают эффект усиления власти финансистов. А с ростом власти у финансистов растут их аппетиты, и в этом нет сомнений!

И если вы посмотрите на доходы финансистов в США – они взлетели после 1990 года, в то время как доходы в производственном секторе рухнули, в такой же пропорции. Вы можете видеть дисбаланс. Я думаю, что политика, направленная на отдаление лондонского Сити от промышленности имела очень тяжелые последствия для экономики Британии. Она фактически раздавила промышленность, только чтобы удовлетворить интересы финансистов. 

Любой разумный человек сейчас должен был бы присоединиться к антикапиталистической организации. И придется! Иначе мы получим продолжение всего этого, и заметьте, продолжение со всеми возможными негативными аспектами. Например, накопление сверхбогатства. Вы можете подумать, что кризис затормозил этот процесс, но на самом деле в 2008 году в Индии появилось большее количество миллиардеров, чем за всю историю ранее. Это количество удвоилось в том году!  

Состояние богатых в США за последний год выросло… Произошло то, что ведущие держатели хеджевых фондов получили вознаграждение в размере 3 миллиарда долларов каждый. За один год! Я думал, что это безумие, когда несколько лет назад они получали по 250 миллионов, а теперь каждый из них получает по три миллиарда! Это не тот мир в котором я хочу жить. Если вы хотите в нем жить – ради бога!    

Я не вижу, чтобы мы обсуждали это! У меня нет решения, но мне кажется, я знаю, в чем суть проблемы. И мы должны быть готовы вести полномасштабную дискуссию, которая отличалось бы от того, как это обычно проходит в публичной политике, типа: «Голосуйте за меня, и в следующем году всё будет нормально!» Да это чушь собачья. Вы должны понимать, что это чушь, и говорить это вслух!   И, как мне представляется, долг всех ученых, вовлеченных в эту дискуссию, – изменить свой образ мыслей.

Биография

Дэ́вид Ха́рви (англ. David Harvey; род. 7 декабря 1935) — англо-американский географ, один из основателей т. н. «радикальной географии». В 2009 году был самым цитируемым географом в мире [1].Родился в Гиллинхеме (Кент, Англия). Начинал как историко-географ (работа о производстве хмеля в Англии в XIX веке), под влиянием веяний времени увлекся математическими методами в географии и стал автором одной из наиболее известных книг школы пространственного анализа «Объяснение в географии» (Explanation in Geography, 1969), в которой изложены методологические и философские положения англо-американской школы пространственного анализа. В работе подвергается критике понятие абсолютного пространства в географии, рассматриваемое как продукт кантианской теории синтетического априорного знания.

С начала 1970-х резко сменил направление деятельности, подобно Вильяму Бунге начал изучать проблемы социальной справедливости. В отличие от Бунге, Харви является марксистом и поэтому делает акцент на экономической составляющей неравенства.

В 1969 перебрался в США и поселился в Балтиморе, совмещая изучение городских гетто с преподаванием в местном университете. В дальнейшем Харви неоднократно менял место жительства и преподавания:

  • Ph.D. St Johns College, Кембридж, 1961
  • Post-doc, Университет Уппсалы, Швеция 1960—1961
  • Лектор, География, Бристольский университет, Великобритания (1961—1969)
  • профессор-адъюнкт, с 1973 — профессор, Департамент Географии и землеустройства, Университет Джона Хопкинса, Балтимор, США (1969—1987 и 1993—2001)
  • Профессор географии, Оксфордский университет (1987—1993)
  • Distinguished Professor, Департамент антропологии, Университет Нью-Йорка (2001-н.в.)

Основные работы, изданные с начала 1970-х:

  • Социальная справедливость и город («Social Justice and the City», 1973) — о городских гетто
  • Пределы капитала («Limits to Capital», 1982) — географический анализ капитализма с марксистских позиций
  • Условия постмодернизма («The Condition of Postmodernity», 1989) — бестселлер, посвященный критике идей постмодернизма
  • Справедливость, природа и география Различий («Justice, Nature and the Geography of Difference», 1996) — о социальной и экологической справедливости
  • Пространства надежды («Spaces of Hope», 2000) — социалистическая утопия
  • Новый империализм («New Imperialism», 2003) — критика военной операции США в Ираке, отвлекающей трудящихся от проблем капитализма в самих США
  • Краткая история неолиберализма («A Brief History of Neoliberalism», 2005) — критический анализ развития неолиберальных идей с середины 1970-х
  • Пространства глобального капитализма: на пути к теории неравномерного географического развития («Spaces of Global Capitalism: Towards a Theory of Uneven Geographical Development», 2006)
  • Космополитизм и географии свободы («Cosmopolitanism and the Geographies of Freedom», 2009)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Борьба с памятниками – это борьба с симптомами болезни. При долгом развитии сифилиса у человека проваливается нос. Но, вправив больному нос, от сифилиса его этим не вылечишь. Он как был, так и останется сифилитиком, хоть бы и с нормально выглядящим носом. Памятник Рузвельту у музея тоже...

5 дней назад
2
Левин и Георгий Сандул: ТРУД, профсоюзы и АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМ в Украине.
Игаль Левин

Георгий Сандул - юрист, анархо-синдикалист, директор и просто друг людей труда. Мы поговорили с ним о трудовом кодексе Украины и чехарде вокруг него, о ползучем неолиберальном наступлении на права простых граждан. Помимо самой Украины есть еще и блок об анархо-синдикализме. Этому...

1 неделя назад

Свободные новости