Репрессии против активистов в Италии

 Процесс криминализации общественных движений и независимых профсоюзов, начавшийся после демонстраций в Нeаполе в 2001-м, становится всё более и более очевидным и интенсивным в последние месяцы. Ещё тогда начались жестокие полицейские атаки, на той площади, где были перекрыты все выходы; пытки демонстрантов, арестованных на улицах; Генуя и убийство Карло, ещё больше пыток, больше арестов. Слепое насилие, никогда ранее не представавшее столь открыто и явно... В этой стране социальная оппозиция постоянно подвергается жёстким репрессиям. Если бы кому-либо пришло в голову пересчитать заключенных в тюрьмах и подвергшихся пыткам задержанных с тех первых дней в Неаполе и по нынешний момент - этот учётник обнаружил бы, что тысячи людей (в одном только 2006 было заведено порядка 8,000 уголовных дел) прошли через полицейские участки, сотни маленьких Бользането (полицейский участок в Генуе, где избивали задержанных во время рейда в школу Диаз антиглобалистов), тюрьмы и трибуналы. Очевидно, это происходит потому, что люди, стремящиеся к единству и равноправию, страшны для правителей и надсмотрщиков. После Генуи случилось 11 сентября: глобальная война со своими стратегиями и методами. Антивоенные демонстрации заполнили улицы городов, а правительства, спрятавшись в своём бесконечном экономическом кризисе, тратили миллиарды евро на отправку войск в Афганистан и Ирак. Навеки преданные США, разместившие на своей территории бараки и военные заводы НАТО. В ожидании удара.

Экономический кризис: полное отсутствие безопасности и человеческих прав в европейской стране, участвующей в крупнейших саммитах лоббистов.

На единый день действий против роста цен и за увеличение минимального размера оплаты труда правительство отреагировало широкомасштабной кампанией криминализации, инициирова суды по обвинениям в воровстве над 39 людьми:
безработными, самоорганизовавшимися бездомными, многими активистами. Вслед за этими разбирательствами начались полноценные репрессии и против всей кампании за ограничение роста цен и борьбу против эксплуатации рабочих. Бесконечная череда эпизодов и историй: акции прямого действия, забастовки, сквотирование, дорожные блокады, другие формы протеста - все подверглись жестоким репрессиям со стороны полиции и судей, под присмотртом правительства и надсмотрщиков. Массовые заявления в полицию на школьников за то, что они захватывали свои школы (или за то, что их обнаруживали за раскуриванием косяков), регулярное использование анархистов в качестве “козлов отпущения”: аресты, обыски, обвинения по всем мыслимым пунктам. Те, чья деятельность была связана с информацией, получали угрозы, прошли через обыски, таинственные исчезновения архивов и документов. Безработные Неаполя были обвинены в участии в криминальной деятельности. Некоторые оказались арестованными за распространенние листовок, граффити и надписи на стенах. Временные рабочие, уволенные или оштрафованные в качестве наказания за свою активистскую деятельность (а таких были тысячи) - как правило, их сдавали ментам рабочие профсоюзы. Сквоттеры, уже имеющие с десяток приводов за свою деятельность (в Риме, Флоренции, Милане, Палермо), арестовываются по ложным обвинениям, как в слуае с Событиями в Риме, или при недавней попытке придать статус “организованной преступной группы” сквоттерам, захватившем бывшую школу (дело “8 Марта”, обвинения в шантаже и рекете!) Борьба за окружающую среду в Ацере, Пианута, Сканзано, Салерно, Кампани, Валь ди Суза, где гнев и упорство простых людей натолкнулись на жестокцю полицейскую реакцию и обвинения в судах. Превентивные аресты и продление сроков заключения под стражей (как в случае Косенза, G8 2009, людей, задержанных 11 марта в Милане, арестованных во время демонстраций против университетского саммита в Турине, и многих других) похожи по характеру на угрозу, предупреждение. Зачастую социальная борьба рассматривается исключительно как преступление, нивилируя политический смысл и отрицая необходимость создания общественных движений. Ежедневная самоорганизация подвергается криминализации со стороны СМИ, борьба за свои права становится преступлением. Надсмотрщики и политиканы координируют и управляют репрессиями, начиная с правого крыла и заканчивая системными леваками.

Кризис, начавшийся в 2001, к нынешнему дню имеет колоссальные социальные последствия: растущую ненадёжность трудоустройства, эксплуатация на рабочем месте в отсутствие какой-либо серьёзной политики социального обеспечения. Социальное напряжение контролируется и нормализируется посредством репрессий, которые уничтожают любую радикальную оппозицию и зачатки борьбы. Репрессии и авторитарный характер правительства можно понять только проанализировав ряд изменений в капиталистической модели развития и в уничтожении государственной среды.
Доносы в полицию, медийные вбросы, превентивные аресты, массовые выселения, отказ свободы перемещения и жилья отдельных активистов и целых общественных организаций. Это происходит со студентами в Турине, с протестующими против G8, с участниками борьбы за доступное жильё, с активистами рабочего движения, с эксплуатируемыми и криминализируемыми мигрантами. Это происходит во время Суда В Генуе над 25 людьми, обвинёнными в “уничтожении частной собственности посредством поджёга”, второе заседание закончилось обвинительными приговорами от 10 до 15 лет против 11 человек.
Обвинения в “уничтожении частной собственности посредством поджёга”, как и “хищение” часто используются против общественных движений: с точки зрения закона, эти обвинения аналогичны “убийствам”, “изнасилованиям”, “похищению людей”. Этот конкретный приговор суда больше походит на месть общественным организациям со стороны государства.

Сейчас 2010-й год. Мы живём в стране, где государственные репрессии и контроль - норма, а права и свободы отдельной личности с каждым днём всё более и более отодвигаются на задний план. Мы живём в европейской стране с наихудшей тюремной системой, 60 000 заключённых, осуждённых каждый на не более чем несколько месяцев тюрьмы, вынуждены отбывать срок в нечеловеческих условиях.
Правительство и политики реагируют на кризис авторитарными и ксенофобскими законами вроде “пакета безопасности”, где ксенофобия и апартеид признаются полезными инструментами управления рынком труда, им придаётся статус открытой и легальной дискриминации. Подобные законы обычно называют “расовыми”. Теперь в уголовном кодексе есть формальное определение преступления “нелегальная иммиграция”. Проживающим в нашей стране иммигрантам отказано в гражданских правах (им стало опасно посещать больницы и отправлять детей в школы и так далее). Сроки содержания под стражей без суда в центрах временного содержания иммигрантов продлили до 18 месяцев. Отказ в праве пересечь границу является явным нарушением базовых прав человека. С принятием “пакета безопасности” мы все стали менее свободны. В ежедневных делах, в обществе, в своих районах. Мы оказались под присмотром полицейских и армейских патрулей. Личные и общественные свободы ограничены, введены дополнительные ограничения. Расизм по сути легитимизирован. После землетрясения Абруззо по сути превратился в огромную тюрьму, исключительный эксперимент государства по социальной манипуляции, пропаганде, уничтожению и контролю общественных и межличностных отношений. Этот террор не решает никаких насущных проблем: на чёрном рынке труда растёт спрос на рабочую силу, увеличивается число увольнений, растёт эксплуатация рабочих. “Пакет безопасности” по своей сути представляет собой идеологическую ширму и легальным инструментом ограничить гражданские права всех и каждого.

Настало время движению заговорить о роли власти и правительства в период Кризиса, начать массовую кампанию, разрушить политическую изоляцию общественной борьбы. Проработать и создать всеохватывающую систему критической мысли по насущным экономическим, социальным и политическим вопросам. Начать национальные дебаты по вопросам личных и коллективных свобод, призвать к гарантиям “снизу” таких базовых прав, как права на жильё, социальное обеспечение и общественную безопасность граждан и активистов.
 
 



 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

В далекие 1980е гг по ТВ показывали западно-германский детектив. Речь шла о расследовании преступления в Рейнско-Рурском регионе. Кого-то там в шахту сбросили (впрочем, не помню). Заинтересовало меня то, что региональный бизнес опасался увольнять работников и вообще беспокоить их. Почему? Пару раз...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

Либеральные оппозиционные митинги ничего не изменят сами по себе, подобно тому, как они не изменили режим в Беларуси - это даже не цветная революция, а ее имитация. Любое активное сопротивление успешно блокируется сверху либеральными лидерами. Само по себе такое движение не может ничего изменить,...

3 недели назад
4

Свободные новости