Экономические причины краха СССР

О книге: Бокарев Ю.П. СССР и становление постиндустриального общества на Западе. М.: Наука, 2007.

В среде политически ангажированных интеллектуалов продолжаются ожесточенные споры по вопросу о том, была ли гибель СССР закономерным процессом или советская социально-экономическая система имела потенциал для развития и была сознательно разрушена в результате заговора части партийно-государственной номенклатуры? Актуальность идеологического противоборства по данной теме продемонстрировали недавние телевизионные дебаты между С. Кургиняном и Л. Млечиным в передаче «Суд времени». Но никакое телевизионное шоу не может заменить серьезного научного исследования. Такое исследование подготовил историк Юрий Бокарев, чью книгу мы рекомендуем читателю.

Автор провел системный анализ западной и советской экономик в послевоенный период и убедительно доказал, что отличия между ними представляют не просто количественный разрыв в уровне потребления материальных и духовных благ, а носят стадиальный характер. СССР был ориентирован на экстенсивное увеличение индустриального производства, между тем как Запад создавал инновационную постиндустриальную экономику. В определенном аспекте Советский Союз оказался заложником своей неповоротливой материально-технической базы.

В то время как в передовых странах мира производственное оборудование сменялось каждые пять-шесть лет, то в СССР «технически устаревшие машины, но физически еще не полностью использованные, продолжали эксплуатироваться. Даже полное выбытие из строя технически устаревших, превратившихся в лом станков не являлось основанием для их списания. Они передавались в ремонтные мастерские, где кое-как отремонтированные возвращались в цеха. В результате более совершенная техника и оборудование вводились в строй только при создании новых предприятий или невозможности ремонта старых технических средств».

Между тем научно-техническая революция требовала не просто материального обновления производства, но комплексного преобразования всей социально-экономической системы. Сам по себе советский строй имел необходимый уровень развития для преобразования в постиндустриальное общество. Единственным препятствием служила закоснелая идеология коммунистической номенклатуры. Тоталитарная организация экономической жизни препятствовала необходимой инициативе. «Хозяйственники были скованы должностными инструкциями. Надо было осудить собственные идеологические ошибки, изменить экономическое и финансовое законодательство, найти средства на ускорение амортизации и заинтересовать в ней хозяйственных руководителей. Ничего этого сделано не было».

В то же время в США «государственное стимулирование новых отраслей обеспечивалось путем ассигнований на организацию и финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Помощь государства частным компаниям избавляла их от значительного финансового риска, с которым связано развитие новых отраслей, требующих крупных капитальных вложений. Стимулирование за счет федерального бюджета сыграло весьма важную роль в развитии ряда новых отраслей и производств в американской экономике. К их числу относятся полупроводниковая и лазерная промышленность, производство станков с программным управлением, космическое оборудование и некоторые другие отрасли».

Советская политическая система не проявила подобной гибкости. Государство не стало локомотивом инновационной экономики. Научные разработки и реальное производство в СССР представляли собой плохо сообщающиеся сосуды. Результаты НИОКР, как правило, не находили применения в народном хозяйстве. Ощущая отставание страны в научно-техническом прогрессе, руководство Советского Союза пошло на интеграцию с мировым рынком в роли экспортера сырьевых ресурсов (главным образом, нефти, а потом – и газа). Приток нефтедолларов в 70-е годы создавал иллюзию возможности совершенствования промышленного потенциала за счет импорта западного оборудования. На деле оказалось, что СССР был посажен на «нефтяную иглу», лишен стимула к реформированию замшелой государственно-бюрократической структуры.

Но происходившая во второй половине ХХ столетия глобализация мировой экономики не могла обойти стороной и нашу страну. Только процессы формирования постиндустриального общества в СССР осуществлялись в извращенной, болезненной форме. Коммунистическое руководство по инерции продолжало наращивать индустриальный вал, в то время как на Западе бурно разрасталась сфера услуг. Общий для всего мира процесс не мог обойти и Советский Союз, только в «стране победившего социализма» сфера услуг была вытеснена в теневую сферу, стала источником громадных нелегальных доходов и системной коррупции.

Абсурдность советского государственного социализма можно уяснить на примере следующего случая. В 1963 г. «Правда» опубликовала фельетон «Миллионер с Арбата». Речь в нем шла о директоре московской красильной фабрики И.Л. Клемперте. Пока он зарабатывал миллионы на левых продажах, его никто не трогал. Но как-то Клемперт обратил внимание на то, что его рабочие живут в бараках. Он попытался выпросить у государства деньги на строительство дома для рабочих, но получил отказ. Тогда Клемперт решил построить дом на свои средства. Однако рабочим не позволили въехать в этот дом – нагрянула инспекция: откуда деньги? Клемперт был арестован и в 1965 г. расстрелян.

Последовавшая брежневская эпоха демонстрировала апогей разложения и верх официального цинизма. С трибун говорилось одно, на практике делалось совершенно противоположное. Все этажи партийно-государственной иерархии были пронизаны коррупционными связями. Высшее руководство молчаливо закрывало на это глаза. Попытки Ю. Андропова возбудить антикоррупционную кампанию привели номенклатуру к выводу, что нужна легализация теневых доходов. Это и породило так называемую «перестройку» и развал СССР.

Но одновременно государство самоустранилось от проведения целенаправленной научно-технической политики, продвижения в экономике инновационных проектов. В результате в новой России образовалось постиндустриальное общество на доиндустриальной основе. Страна превратилась в сырьевой придаток. Монополизм энергетических компаний, доставшихся Российской Федерации от СССР (ТНК, РАО ЕЭС, Газпром) заставляет население выплачивать им дань, фиктивно прикрытую рыночными механизмами. В то же время обрабатывающая промышленность лишена всяких стимулов к развитию. Инновационная экономика представлена только в произведениях спичрайтеров главы государства. Псевдорыночные реформы, согласно выводам Бокарева, провели «слои, которые возникли в недрах «черного» рынка и подпольного предпринимательства. Благодаря проведенным в их интересах реформам экономика СССР и была отброшена к началу ХХ века».

Книгу Ю.П. Бокарева «СССР и становление постиндустриального общества на Западе» можно приобрести в магазине «Оксюморон» (проспект Кирова, 52).

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
14
Студенецкий мукомольный завод
Владимир Платоненко

Умеренность многих западных политиков в давлении на РФ и их стремление усидеть на двух стульях обычно обьясняют либо их личной подкупленностью, либо их же личной робостью и нерешительностью. Есть даже анекдот: "Если приготовить торт "Наполеон" без яиц, то он будет называться "Макрон"". Я, однако,...

2 месяца назад
2