Трудящиеся как пушечное мясо?

Трудящиеся массы на улицах Ближнего Востока борются сегодня не за себя и не для себя. Они служат – увы – всего лишь пушечным мясом для новых претендентов на власть. И последствия победы этих будущих властелинов не обещают трудовому народу ничего хорошего: раздел имущества, награбленного прежней элитой, между другими фракциями правящего класса, новые неолиберальные реформы (в случае торжества западных либералов) или очередная ближневосточная война (если восторжествуют исламисты или националисты). В любом случае, за таскание каштанов из огня ради чужих интересов всегда приходится платить самую дорогую цену.

Горе революции, когда ее не делают сознательно

 Различные «левые» активисты и приверженцы любой революции без разбора сейчас захлебываются от восторга от того, что происходит в «арабском мире». Они в один голос твердят, что регион «никогда уже не будет прежним», что угрозу исламизма не стоит преувеличивать, да и в любом случае патриотический подъем арабских масс следует приветствовать, потому что он – как они надеются – покончит с американским влиянием и ненавидимым ими Израилем. Находятся даже сверхоптимисты, которые утверждают, будто «народ» в Тунисе, Египте (далее – везде) действует самостоятельно, независимо от претендующих на власть буржуазных политиканов.

Действительность пока что далека от оптимистических ожиданий и надежд «левых». На сегодняшний момент повторяется все та же печальная закономерность массовых революций, которые приводили к власти буржуазию. Трудящиеся массы, составляющие основную силу низвержения «старого порядка», выходят на улицы под давлением невыносимого социального положения, дикой эксплуатации и почти полной невозможности вырваться из замкнутого круга нищеты и безнадежности. Они очень хорошо знают, чего они не хотят: каждый безработный, поденщик, нищий ощущает это на собственной изодранной шкуре. Но чем заменить «старый режим», «низы» не знают. Им знакомы лишь смутные, туманные, часто путаные слова: «Социальная справедливость», «Покончить с бедностью», «Свобода и демократия»… И вот потихоньку, на горбу их самопожертвования удобно устраиваются оппозиционные элиты и политиканы из имущих классов. Именно они приходят к власти после свержения прежних правителей. А потом осуществляют реформы – разумеется, в своих собственных интересах. Так было во время Великой Французской революции: совершавшие ее санкюлоты отнюдь не желали установления буржуазного строя, но именно этим и закончилась революция. Так было после 1917 года в России: трудящиеся боролись за общину, землю и волю, а получили новую диктатуру модернизации, обрушившуюся на них с еще большей жестокостью, чем царское правительство. Так было в конце 80-х в Восточной Европе: люди требовали прав и свобод, но в итоге способствовали победе обобравшего их рыночного неолиберализма. Как кажется, то же самое происходит сегодня на Ближнем Востоке...

 То, что в основе происходящих потрясений лежат социальные причины, социальное недовольство трудящихся – очевидно. Протест исходит, прежде всего, от рабочей, безработной и учащейся молодежи, и корни его – отнюдь не политические, а, скорее, классовые. Вспомним: выступления в Тунисе и в Алжире начались с требований, направленных против дороговизны, безработицы, растущей нищеты… Постепенно лозунги сменились на политические: «Долой режим!»; о социальных требованиях забыли, как будто бы смена правящего слоя и «демократия» чуть ли не сами по себе приведут к решению острейших классовых проблем. Характерно, что те западные СМИ, которые отслеживали события, отмечали данный факт скорее с удовлетворением. Что, конечно же, не должно удивлять. Потому что капитализм, уже объявивший было о своем торжестве в наступившем «конце истории», больше всего на свете боится, что трудящиеся скинут с себя оцепенение и веру в «представительную демократию» с ее системой отбора правящих элит и снова поднимут знамя классовой борьбы.

 2.

Непременное, непреложное условие и проявление такого социального возрождения – это безусловная автономия трудящегося класса, его полная независимость от партий, политиков и идеологий правящего класса (будь они исламистами или либералами, светскими националистами или социал-реформаторами, эсдеками или партийными коммунистами). Нет и не может быть социальной революции без самостоятельных действий, без классовой самоорганизации трудового народа, без того, чтобы он в той или иной форме поставил под сомнения господствующие отношения власти и собственности, отношения между имущими и неимущими. Остается выяснить, происходит ли это сейчас в ходе общественного противостояния в странах Ближнего Востока?   

 К сожалению, пока такие проявления или даже тенденции незаметны. Происходит не только фактическое затухание социально-экономических лозунгов. Борьба, как кажется, полностью сосредотачивается на вопросе о политической власти: на отставке действующей власти и замене ее представителями элит, не «скомпрометировавших» себя сотрудничеством с вызывающим ненависть режимом. Даже если в качестве альтернативы провозглашаются «демократия», «свободные выборы» и «борьба с коррупцией», все это в большей степени выражает чаяния средних и мелких предпринимателей, которых диктаторы-клептократы и их мафия не допускали к экономической и политической власти.

 Правда, в Тунисе в январе появились «народные комитеты», и была даже предпринята попытка объединить их в некий «фронт». Даже по «Евроньюс» мелькнул участник демонстрации (не за социальные перемены, а лишь за выведение из правительства членов бывшей правящей партии), сказавший, что «они» организовали «народный комитет», который добивается встречи с властями, но не признается ни ими, ни профсоюзами. Судя по отрывочным упоминаниям, такие комитеты были образованы в ходе восстания в разных кварталах и городах как «комитеты безопасности», прежде всего, для охраны от посягательств на частную собственность.

 Воззвание, опубликованное сторонниками этих комитетов (очевидно, наиболее радикальным крылом тунисских «революционеров»), не оставляет никакого сомнения: несмотря на все разговоры о «независимости» от политиков и партий, они воспринимают себя как фактор «нового порядка» и «безопасности» в сотрудничестве с главным силовым орудием правящего класса – армией.

 

«Призыв к созданию Фронта народного освобождения Туниса.

Тунисский народ, наконец, освобожден от гнетущего ига страха, молчания и покорности. Благодаря своей коллективной сознательности, благодаря его жертвам, благодаря его решимости бороться против всего, что мешает его освободительному движению, тунисский народ своими героическими действиями дал ответ на стихи его поэта Шебби: Если люди надеются на жизнь / Заставь Судьбу ответить на это / Заставь ночь рассеяться / И заставь цепи разбиться. 

Народу удалось разбить свои цепи, благодаря желанию жить в достоинстве и восстановить свои права и свободы. Ему удалось свергнуть диктатора. Его борьба за свержение диктатуры продолжается. Голос тунисского народа сегодня единодушен: СВОБОДНЫЙ ТУНИС, ДОЛОЙ ДКО (демократическое конституционное объединение, бывшую правящую партию, – прим. перевод.)

Соединившись, мы, молодые тунисские граждане, независимые, не имеющие какой-либо политической принадлежности, свободные, прогрессивные и твердо намеренные участвовать в борьбе нашего народа, постоянно и без передышки, сознавая, что наш долг сегодня – поставить всю нашу энергию и опыт на службу нашей стране, чтобы все законные требования нашего народа были выполнены и осуществилась его революционная и объединяющая мечта о построении свободного, справедливого и демократического Туниса,

Призываем к созданию Фронта Народного Освобождения Туниса.

Учредительный комитет ФНОТ предлагает следующие требования:

– Мы призываем продолжить создание народных комитетов на всей тунисской территории и за рубежом, и координировать их, с тем чтобы организовать борьбу народа и осуществить его законное право: доступ к власти.

– Мы призываем к обеспечению безопасности во всех кварталах страны этими комитетами, в координации с национальной армией.

– Мы призываем национальную армию доказать свою прозрачность, чтобы укрепить доверие к ней народа и покончить с состоянием психоза и паранойи, которая царит среди нас.  

– Мы призываем международное сообщество и международные НПО как можно скорее предоставить необходимую гуманитарную помощь непосредственно тунисским НПО и профсоюзам.

– Мы требуем немедленного роспуска ДКО и отставки всех ответственных лиц ДКО со всех политических постов в государстве.

– Мы требуем немедленной национализации имущества ДКО, клана Бен-Али и мафиозных сетей.

– Мы призываем зарубежные правительства заморозить фонды ДКО, клана Бен-Али и мафиозных сетей и предоставить их в распоряжение Туниса только после суда над всеми виновными лицами в ходе справедливого процесса в независимом трибунале и после проведения свободных, демократических и прозрачных выборов. 

– Мы призываем всех активистов профсоюзов обеспечить управление всеми государственными учреждениями до принятия новой Конституции Туниса.

– Мы требуем немедленного роспуска политической полиции.

– Мы призываем к оздоровлению аппарата безопасности.

– Мы требуем реабилитации всех заключенных и бывших узников совести, политических эмигрантов и политических беженцев.

– Мы требуем, чтобы судебные инстанции, которые займут свое место в новом свободном и народном Тунисском государстве в качестве приоритетной задачи занялись судом над всеми лицами, ответственными за преступления и мошенничества, совершенные в отношении граждан Туниса.

Все эти требования есть лишь ОДНА из формулировок требований и чаяний тунисского народа. Они составляют  платформу для предложений, открытую для всех других.

Наша цель:

Обеспечить реальные гарантии против любых попыток перехвата, манипуляций и  искажений в отношений народно-освободительного движения, посредством:

1) оздоровления и консолидации судебных органов, адвокатуры и Национальной армии, чтобы они стали аппаратом, гарантирующим нейтралитет, справедливость, законность и безопасность,

2) создания подлинного народного переходного правительства;

3) принятия на референдуме новой тунисской конституции, которая гарантирует спокойную, солидарную совместную жизнь, уважающую различия, открытое общество, в котором все граждане смогут процветать, пользоваться всеми свободами, жить в достоинстве, в действительно правовом государстве с прогрессивными учреждениями;  

ЧТОБЫ ПРИМКНУТЬ К ФРОНТУ

С тем, чтобы сохранить нейтралитет и целостность ФНОТ, мы требуем, чтобы каждый гражданин, желающий примкнуть к этому движению непрерывного сопротивления:

– разделял ценности, принципы и требования ФНОТ;

– не принадлежал ни к какой политической партии;

– не выдвигал своей кандидатуры на выборах;

– использовал любую форму законного выражения, требования и действия в нашей борьбе, при условии, что они не служат проявлением какой-либо физической и материальной агрессии.

Мы призываем всех тунисских граждан и граждан мира, свободных, независимых и прогрессивных, мобилизоваться для создания Фронта народного освобождения Туниса, путем формирования сети участия (наземной и в Интернете) групп действия, размышления и критики, на всей территории Туниса и за рубежом, внести свой вклад в продолжение освещения в СМИ различных мероприятий и проектов фронта, с тем чтобы конкретизировать революционный проект тунисского народа.

КАК ТОЛЬКО НАРОД ОКАЖЕТСЯ У ВЛАСТИ, ФРОНТ БУДЕТ РАСПУЩЕН

Приложение: Комитет

Народный революционный комитет – это стихийное формирование, которое естественным образом образуется в связи с требованиями народно-революционной ситуации. Это группа граждан с различными задачами, которая стремится самоорганизоваться и развить свои собственные силы и людей, наиболее способных представлять своре окружение и наиболее квалифицированных для нахождения ответа на запросы и требования различных членов комитета и народа. 

Без какой бы то ни было иерархии, комитеты организуются в сеть участия и осуществляют свои действия на основе самоуправления. Координация между различными комитетами обеспечивает общее продвижение к достижению политического народного проекта: власти народа. Эти комитеты могут организовываться на уровне квартала, региона и сектора (студенты, юристы, врачи, трудящиеся, художники, преподаватели и т.д.), как в Тунисе, так и за рубежом.

С практической точки зрения, мы призываем к:

– формированию комитетов и выборам координатора в каждом комитете; 

– захвату и использованию государственных помещений ЖКО для всех заседаний и действий, необходимых комитетам;

– задержанию архивов в муниципалитетах, префектурах, общинах, министерствах, государственных и иных учреждениях, прежде чем они будут полностью уничтожены;

– развитию предложений касательно требований граждан в различных сферах, в связи с компетенциями каждого комитета;

– организации и координации различных действий между различными комитетами:  собраний, манифестаций, публикаций, общих собраний и различных  действий активистов и кибер-активистов;

– содействию деятельности различных комитетов и сплочению народных сил».

Таков этот странный документ, в котором элементы самоуправления (без идеи и требований социальных преобразований) сочетаются с политическими требованиями и патриотической терминологией буржуазной революции, да еще и со ссылками на кибер-активизм… Эдакая программа буржуазной революции XXI века!

 3.

На сегодняшний день события в Тунисе оттеснены с первых строчек новостей тем, что происходит в Египте. И снова причины массового недовольства в тяжелом социально-экономическом положении трудящихся и бедноты. И снова (если не считать абстрактных разговоров о «справедливости») почти полное отсутствие социально-экономических лозунгов. Опять мы видим и слышим только манифестации с требованием отставки президента и его клики. А за спиной сражающихся с полицией и расстреливаемых солдатами демонстрантов буржуазная оппозиция всех мастей (либералы, исламисты, насеристы и иже с ними) уже сговариваются о формировании новой власти – такой же капиталистической и антисоциальной, как и свергаемая ныне… При полном понимании западных правительств, которые фактически запрещают Мубараку применять силу.

Как и в Тунисе, бедняки пытаются воспользоваться временным ослаблением карательных структур для того, чтобы раздобыть то, что им необходимо для жизни, но чего они лишены из-за священного права частной собственности. Реакция собственников – самая свирепая. Буржуазия создает свои комитеты и вооруженные отряды «самообороны» и зверски расправляется с теми, кто смеет посягать на богатства, украденные ею у нищего, ограбленного трудового народа. В разоружение бедняков включилась и армия.

Правящие классы всех стран и их СМИ единодушно обличают «обнаглевшую чернь». Характерен репортаж Ассошиэйтед пресс: «После 5 дней протестов Каир погрузился в хаос. Произошли неистовые грабежи, распространяется беззаконие. Жители богатых кварталов охраняют свои дома против банд головорезов, которые разгуливают по улицам с ножами и палками, в некоторых кварталах слышны выстрелы. (...) По сообщению египетского телевидения, в кварталы направлены армейские подкрепления с целью пресечь беззаконие (...) Люди по всему городу грабили банки, разбивали машины, срывали названия улиц и забрасывали омоновские машины камнями, выковырянными из мостовых (...)»

«Грабежи», «головорезы», «беззакония»… Хаос, «анархия»… Караул! Бедные собственники! Конечно, среди нападающих наверняка есть и уголовники, и бандиты, да и мафия вряд ли упустит возможность половить рыбку в замутненной ныне водичке. Вот только вряд ли все сводится только к этому. Ситуация, при которой бедняки явочным порядком реализуют свое право на жизнь, отбирая излишки у тех, кто и без них не умрет с голоду, – характерная черта почти всех современных бунтов. И вот она – в отличие от всех политических лозунгов и криков о «демократии» и «выборах» – имеет ярко выраженный характер классовой борьбы. Той самой, которую с остервенением готовы душить «революционные» собственники…     

Трудящиеся массы на улицах Ближнего Востока борются сегодня не за себя и не для себя. Они служат – увы – всего лишь пушечным мясом для новых претендентов на власть. И последствия победы этих будущих властелинов не обещают трудовому народу ничего хорошего: раздел имущества, награбленного прежней элитой, между другими фракциями правящего класса, новые неолиберальные реформы (в случае торжества западных либералов) или очередная ближневосточная война (если восторжествуют исламисты или националисты). В любом случае, за таскание каштанов из огня ради чужих интересов всегда приходится платить самую дорогую цену.    

В. Граевский

31.01.2011

http://aitrus.info/node/1304

 

Комментарии

Да, вопрос о частной собственности на средства производства - самый главный в любой социальной революции. И если об этом молчат - значит так выгодно правящему классу. Демократия без этого вопроса - свего лишь очередной буржуазный либеральный проект. А "Власть - Советам", это политическое воплощение решения вопроса о собственности. Тут за двести лет капитализма ничего нового быть не может. Только самопровозглашенные народные Советы вместо всех этих буржуазных парламентов, министерств и президентов.
Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархизм был силен в конце 19-го - первой половине 20-го столетий. Он был классовым движением, т.е. движением работников, направленным против буржуазии. Впрочем, все социальные революции были классовыми, иных не бывает. Но анархизм был сильным, прежде всего, в южной Европе (Италия, Испания) и Южной...

2 недели назад
3
Владимир Платоненко

Проблема Одно из препятствий для революции в РФ - экономическая независимость властей от подавляющего большинства россиян. В "нормальной" стране верхи смотрят на низы как на рабочую скотину, которую можно, а порой и нужно бить, чтобы слушалась, но нельзя изводить под корень, ибо,...

1 месяц назад
3