«Леша, как всегда, пытался всех успокоить»

Защита начала представлять свои доказательства на процессе по второй волне «болотного дела». На прошлой неделе состоялось три заседания суда, во время которых выступали свидетели со стороны Алексея Гаскарова, который вместе с Ильей Гущиным, Александром Марголиным и Еленой Кохтаревой обвиняется в участии в «массовых беспорядках» на Болотной площади 6 мая 2012 года.

— Гаскаров Алексей знаком мне уже восемь лет. 6 августа у нас свадьба, — ответила на соответствующий вопрос судьи невеста Алексея Анна Карпова. На свой допрос Карпова пришла в платье с бегущими леопардами.

Алексей улыбнулся ей из клетки. На это заседание он надел футболку с опаленным Белым домом и надписью «Напрасная юность».   Карпова рассказала, что на «Марш миллионов» 6 мая они с Алексеем поехали из Жуковского вместе с друзьями-экологами. Уже на месте встретили родителей Анны, с которыми договорились вместе поехать домой, а также Надежду Прусенкову из «Новой газеты.   — Мы с Алексеем не присоединялись ни к одной из колонн шествия, ходили между разными колоннами, иногда встречали знакомых, — вспоминала свидетель.   Когда на Малом Каменном мосту образовался затор из скопившихся демонстрантов, они решили пробраться вперед и увидели, что на повороте на Болотную набережную стоит цепь полиции, резко сужавшая проход. Им удалось пройти на набережную, но возле Лужкова моста увидели несколько рамок металлоискателей, у которых скопилась толпа.   — Все это время мы были с Алексеем рядом, кроме того момента, когда мы с Надеждой Прусенковой около 20 минут стояли в очереди в туалет, — рассказала Карпова.   Вернувшись обратно, они с Прусенковой увидели, что проход в сторону сцены перегородила уже сплошная цепь, которая вообще не пропускала людей. Со стороны сквера выбежали полицейские в полном обмундировании, которые «достаточно хаотично попытались задержать одного из молодых людей». Парня повалили на землю, и «было видно, что задержание не проводилось, а его просто избивали».   — Я немножко отступила назад, потому что боялась попасть под эти удары, а Алексей Гаскаров остался, и я увидела, что он рванул их разнимать. Алексей ближайшего к нему сотрудника полиции просто оттянул за ногу. Других сотрудников примерно так же пытались оттянуть другие люди. Молодой человек, которого они попытались задержать — или просто избить, в этот момент встал и побежал в сторону «Ударника». Тот полицейский, которого Алексей оттягивал за ногу, побежал за молодым человеком, но буквально через два-три метра в толпе ему нанесли удар в область головы.   Алексей Гаскаров в этот момент находился на расстоянии и, по словам Карповой, видя, что растет напряжение между демонстрантами и сотрудниками полиции, «призвал всех успокоиться».   После этого проходивший мимо лидер Левого фронта Сергей Удальцов как-то сумел уговорить сотрудников полиции пропустить людей к сцене, и Анна с Алексеем и Надеждой Прусенковой прошли к сцене. Оттуда, осознав после задержания Удальцова, что митинг в итоге не состоится, они двинулись в сторону «Ударника», чтобы оттуда уехать домой. Там увидели беспорядочные и грубые задержания участников шествия. В какой-то момент Гаскаров «сделал шаг вперед и крикнул: «Вы что творите!» - тогда одна из групп задержаний, не менее четырех человек, переключилась на него».   — Алексея повалили на землю, его не стали задерживать, а начали просто избивать дубинками. Я на это среагировала, тоже прыгнула в эту кучу людей, пытаясь Алексея Гаскарова вытащить. Но вместо этого меня тоже избили по спине, и двое сотрудников полиции метров 15-20 проволокли меня по асфальту.    Полицейские не стали задерживать Карпову, и некоторое время она ходила по площади в поисках Гаскарова. Там она встретила Прусенкову, которая рассказала, что у того сильно рассечена бровь и его повели к «скорой». Врачи оказали Алексею первую помощь, после чего они вместе поехали в больницу — зашивать рассеченную бровь.    — Вы можете подробнее рассказать, как именно Гаскаров тянул за ногу полицейского? За какую именно ногу и за какую часть ноги? — поинтересовалась у свидетеля девушка-прокурор с розовыми ногтями. — За правую, ниже колена, подержал и отпустил, — терпеливо объяснила Карпова.   Глава пресс-службы «Новой газеты» Надежда Прусенкова пришла на площадь с коллегами, однако быстро потеряла их в толпе и осталась вместе с повстречавшимися и знакомыми ей Карповой и Гаскаровым.   — С ними я и провела этот удивительный вечер, — отметила свидетель.   Когда у Лужкова моста из-за перегородившей проход сплошной цепочки образовалась давка, а полицейские начали жестко задерживать случайных людей, «Леша, как всегда, пытался вмешаться, всех успокоить и не допустить насилия». Чуть позже, уже на площади ближе к Ударнику, когда стали грубо задерживать человека недалеко от Гаскарова, тот громко возмутился действиями омоновцев - и «они переключились на него».   — Я видела, как они ударили упавшего Лешу ногой по голове, у него потекла кровь, и его просто бросили на асфальте. Потом уже его подняли другие люди.   По просьбе Гаскарова Прусенкова отыскала на площади Анну Карпову, та была «вся в ссадинах». Свидетель отвела ее к Алексею и пошла искать «скорую помощь».   — Вот это, конечно, возмутивший меня момент, потому что ни со стороны перегороженной площади, ни со стороны сцены - нигде не было ни одной «скорой помощи». Я обращалась к сотрудникам полиции и говорила, что человеку срочно нужна медицинская помощь, но они разводили руками и говорили, что не знают, где здесь «скорая»…   — Не то-ро-пи-тесь, дайте секретарю записать ваши слова, — прервала свидетеля судья Наталья Сусина. — Просто меня это возмущает очень сильно!   Когда наконец нашли врачей, они промыли рану и сказали, что «необходимо наложить швы и ехать в больницу». «Леша и Аня с родителями поехали в больницу, а я вернулась на работу», — закончила Прусенкова свою речь.   Преподаватель московской Филипповской школы Лариса Артемова всегда носит с собой простейший набор медикаментов, поскольку по работе она часто ходит гулять с маленькими детьми. 6 мая на Болотной площади эти медикаменты пригодились: когда на площади начались задержания, к Артемовой стали обращаться некоторые пострадавшие от полицейских.   — Я обрабатывала им ссадины и ушибы. В один момент я увидела, что человек сидит на земле, а полицейский в амуниции бьет его ногой в лицо. Издалека было видно, что удар был сильный. Этого человека тоже подвели ко мне — у него была рассечена бровь, глубокое рассечение со рваными грязными краями. Я смыла кровь и попросила его обязательно зашить рану. Дальше ко мне привели еще одного человека с повреждениями, и больше я на площади того молодого человек не видела.   Позже Артемова узнала, что это был Алексей Гаскаров, и когда его арестовали, связалась с адвокатами и сказала им, что готова выступить свидетелем в суде.   — Алексей Гаскаров производит на меня впечатление человека спокойного и даже мудрого. По совместной работе в КСО я знаю, что он умеет вести диалог даже с политическими оппонентами – людьми с правыми взглядами, кардинально отличающимися от его, — рассказал в суде оппозиционер Илья Яшин, знакомый с ним по совместной работе в Координационном совете оппозиции.   В поддержку Гаскарова также выступила социолог Ольга Мирясова, с которой подсудимый познакомился примерно восемь лет назад в общественной организации «Институт коллективного действия», где изучают социальные и протестные движения. Там Гаскаров зарекомендовал себя как человек «честный и добросовестный».    Положительно охарактеризовали подсудимого и родители его невесты – Антонина и Федор Карповы.   — Мы пришли на митинг, чтобы выразить свою гражданскую позицию. Московские власти шествие разрешили. Я помню, что в тот день была прекрасная теплая погода, люди собрались на это мероприятие как на праздник, все были очень спокойные и хорошо настроены, — рассказала Антонина Карпова. На акцию она пришла вместе с мужем, а «дети, Леша и Аня, были рядом». Но позже «дети» отстали и пропали из их поля зрения.   — В следующий раз на площади мы увидели свою дочь Анну в ссадинах и синяках. Ее несколько метров тащили по асфальту полицейские, на ноге и руке отсутствовал слой кожи, — уточнил Федор Карпов. Уже вместе с дочерью они нашли Алексея и поехали в Жуковский зашивать рассеченную бровь.   — Алексей очень активный и ответственный молодой человек, он очень многое делает для своего двора, своего города. Мы очень рады, что они с Аней собираются быть вместе...   — А знаете ли вы, что ранее Гаскаров был судим? — перебила Антонину Карпову судья Сусина, чем вызвала негодование в зале суда. В 2010 году Гаскарова заподозрили в причастности к нападению на здание администрации города Химки, однако тогда он был оправдан судом. Об этом судье громко напомнили собравшиеся в зале заседаний.   — Вы судья и обязаны это знать! — выкрикнул оппозиционер Илья Яшин, после чего судья удалила его с процесса.   Верстальщик Степан Яковлев был свидетелем того, как потерпевший полицейский Игорь Ибатулин погнался за одним из митингующих и скрылся в толпе. Там он потерял полицейского из виду и снова заметил лишь тогда, когда тот вышел из толпы без защитной каски.   — На нервах, встрепанный, шлем потерял: проблема, — констатировал свидетель.   Никаких видимых повреждений Яковлев не заметил. Адвокат Дмитрий Динзе спросил, видел ли он, чтобы этот полицейский обращался за помощью в установленный на площади микроавтобус с камерами видеонаблюдения.   — Абсолютно точно нет, — ответил свидетель и уточнил, что он был на площади практически до самого завершения событий, когда полицейские вытеснили всех с площади.   На том, что пострадавший Ибатулин обратился за помощью именно в автомобиль видеонаблюдения «Волна», настаивали в своих показаниях засекреченные свидетели с псевдонимами «Иванов» и «Петров». Это ставит под сомнение и остальные показания «свидетелей в кавычках», которые утверждают, что видели, как Алексей Гаскаров якобы нападал на Ибатулина. По мнению друзей и защитников Гаскарова, велика вероятность того, что эти секретные свидетели — оперативники одиозного Центра по противодействию экстремизму.   Мария Климова, Егор Сковорода    

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Нет вобле
Владимир Платоненко

Об истории с воблой не слыхал уже, наверное, только глухой. Да и тот читал. На всякий случай напомню: в Тюмени суд согласился с доводами обвиняемой, что фраза "Нет в***е!" означала "Нет вобле!" - к коей рыбе обвиняемая испытывает отвращение, и снял с неё обвинение в дискредитации армии....

1 месяц назад
4
Россия
lesa

Сегодня руководители проектов команды Навального Леонид Волков и Иван Жданов объявили о создании сети "полуподпольных" штабов по всей России. Желающие стать создателями могут заполнить их анкету.  Как всем известно, после 24 февраля и особенно после 21 сентября в России резко возросло число...

2 месяца назад
2

Свободные новости