Право на бунт: Химкинский лес как Россия в миниатюре

В борьбе обретешь ты право свое!
Девиз партии социалистов-революционеров
Бунт — дело правое.
Жан-Поль Сартр
Все мы сегодня живем в Химкинском лесу.
Юрий Шевчук

Власть получила по морде. Она к этому не привыкла. Удар получился не смертельный, но эффектный и публично- демонстративный. Реакция последовала незамедлительно. Государство вдруг вспомнило о законах, по известной формуле, авторство которой приписывают фашистскому каудильо Франко: «Друзьям — всё, остальным — закон». Закон этот, как топор, тяжело обрушился на смутьянов: реальных, предполагаемых, подозреваемых и потенциальных. Аресты, облавы, обыски, избиения, допросы, истошная перепуганная истерика в сервильных СМИ... Как же: ведь у нас (как и везде) только Государство имеет монополию на произвол и насилие, а тут вдруг оказалось, что эта игра — не в одни ворота...

Напомню, специально для тех, кто случайно ещё не в курсе. Вот уже года три жители подмосковного города Химки и помогающие им социальные активисты из Москвы ведут упорную, но, казалось, безнадёжную борьбу против вырубки Химкинского леса, на месте которого планируется проложить автотрассу, связывающую две наши столицы. А вокруг трассы на безумно дорогой земле — правильно! – воздвигнут торговые центры! А при строительстве трассы — верно! – будут разворованы огромные средства и получены бешеные взятки и откаты! Красота! Кому какое дело до каких-то там деревьев и каких- то местных жителей, если речь идёт о баснословных суммах (мы ведь живём в рыночном обществе?), и если в деле замешаны высочайшие инстанции, начиная, как минимум, с мэра Химок Стрельченко, бывшего бравого офицера-«афганца», способного на многое, и до, как максимум, -... путь уводит на самый верх (мы ведь выстраиваем вертикаль власти?)?! В общем, всё, как всегда. Но иногда, вопреки известному изречению Черномырдина, выходит всё-таки «как лучше», а не «как всегда».

Три года упорные, но кроткие до мазохизма люди писали жалобы по инстанциям, получая отписки, и выходили на митинги, получая по физиономиям милицейскими дубинками. Об угрозах в адрес конкретных активистов я уж и не говорю. За это время локальная проблема Химкинского леса получила всероссийскую известность. Власти, бандиты, менты, судьи, как всегда, плавно перетекая друг в друга, как всегда, выступали единым фронтом, жестоко подавляя любые мирные протесты и глумливо шельмуя протестующих. Избитый до полусмерти и покалеченный «неизвестными» оппозиционный химкинский журналист Михаил Бекетов (его адвокатом был наш убитый товарищ Стас Маркелов), разгоны митингов и пикетов, эколагеря, «свинченные» милицией, единодушные решения судов против экологов, молодчики (вероятно, из числа футбольных фанатов и нацистов), нападающие на протестующих и угрожающие им расправой, – всё это было, и всё это в порядке вещей для нашей многострадальной и безмерно терпеливой России.

Необычно то, что это «действие» (в соответствии с законом Ньютона) получило наконец соответствующее и адекватное «противодействие». 28 июля 2010 года три сотни молодых антифашистов и анархистов, внезапно высадившись с электрички, быстрым маршем прошли по Химкам, закидали администрацию города камнями и дымовыми шашками (выбив несколько стекол), расписали её соответствующими лозунгами, бодро поскандировали кричалки в защиту леса и так же быстро и организованно отбыли восвояси, перепугав и унизив химкинских чиновников и в их лице — все российские власти.

Последствия, как я уже сказала, были вполне предсказуемыми. Наша слепая на оба глаза Фемида пробудилась от летаргии и начала наощупь шарить по общественным активистам. Президент Медведев приостановил вырубку леса, косвенно подтвердив эффективность анархической атаки как наиболее уместной формы диалога общества с властью. Лидер мирных протестующих химчан Евгения Чирикова возблагодарила доброго президента и решительно отмежевалась от «экстремистов» (без них она и её соратники могли бы ещё три года с тем же успехом оплакивать пеньки вырубленных деревьев и биться головой о стену куражащихся чиновников). Зазвучали речи об «экстремизме», «бандитизме», «насилии» (хотя в ходе нападения на администрацию Химок, как обычно пишут в титрах фильмов, «не пострадало ни одно животное» (включая и чиновников)). Почтенная либеральная публика в ужасе отшатнулась от «погромщиков». Певец Юрий Шевчук вывел пару тысяч людей на митинг-концерт в защиту леса. Два выхваченных наугад активиста антифашистского левого движения — Максим Солопов и Алексей Гаскаров (второй из них — также и анархист, наш товарищ, член «Автономного Действия»), «виновные» лишь в том, что не раз ранее публично выступали на митингах и TV от лица социальных движений, были арестованы и назначены «зачинщиками». Сотрудники ФСБ и печально известного Центра «Э» начали доставать различных журналистов наглыми требованиями о сотрудничестве и предоставлении им своих сведений и видеоматериалов об атаке на Твердыню Химкинской Власти. Десятки антифашистов и анархистов были задержаны, допрошены (иногда с избиениями и угрозами). Государству, милиции, мэрии Химок, администрации Путина-Медведева — опозоренным и поставленным на место — важно было устроить образцовую расправу, реабилитироваться в собственных глазах, напугать всех недовольных и протестующих, могущих поддаться соблазну последовать заразительному примеру.

Но имеющий глаза да видит! Общество пробуждается. Сочувствие многих на стороне тех, кто 28 июля не побоялся ответить ударом на удар. (90 процентов людей, проголосовавших в ходе опроса в прямом эфире либеральной радиостанции «Эхо Москвы», поддержали эту атаку). Люди всё больше понимают, что распоясавшиеся менты, всемогущие бандиты, безнаказанные чиновники и послушные судьи понимают лишь разговор с позиции силы (не насилия!). Вера в «доброго царя», в «реформы сверху», в «справедливые законы» давно рассеялась, как туман. Верноподданническими прошениями, жалобными голодовками, судебными исками и санкционированными пикетами ничего не добиться от власть и деньги имущих. На этом поле они подобны шулерам, диктующим и нарушающим правила игры (игры в законы, игры в суды, игры в выборы) и всегда обречены на победу. Только решительное общественное сопротивление, массовые акции прямого действия (забастовки, перекрытие дорог, блокады и захваты учреждений и административных зданий) способны поставить общество в равные условия с властью (на стороне которой и юристы, и пропагандисты, и политики, и менты, и солдаты). Нельзя бесконечно терпеть унижения и государственное насилие, прикрываемое декорациями права. Постоянное затыкание сверху общественного «парового котла» порождает уже не только относительно мирные акции, не связанные с насилием против людей (подобные той, что состоялась 28 июля), но и действительно крайние методы борьбы - вроде действий знаменитых «приморских партизан», взявшихся за оружие. Самоорганизация, сопротивление, коллективное прямое действие — это не «экстремизм», а единственно оправданный и правильный путь в борьбе против капиталистической эксплуатации и государственного насилия.

Читатель, проснись и стряхни гипноз официальной пропаганды! Посмотри на сегодняшнюю Францию. (Раскаты грома из неё долетают даже до наших сонных болот). Вот уж, действительно, удивительная страна «экстремистов»! «Экстремистов», почему-то не желающих, чтобы власти решали свои проблемы за их счёт, повышая пенсионный возраст. Миллионы французских «экстремистов» - от лицеистов до дальнобойщиков — не просто выходят на шумные демонстрации и переворачивают полицейские машины. Они захватывают университеты, парализуют страну забастовкой, блокируют нефтеналивные пункты, бьют по узловым «болевым точкам» Системы. Куда нам до этих странных «экстремистов», не разучившихся бороться солидарно и наступательно!

Даже либералы признают право народа на вооружённое восстание против деспотизма государства (оно записано в «Декларации независимости» США и других основополагающих документах). Мы не либералы. Мы не будем овечками, стыдливо оправдывающими своё возмущённое блеяние перед волчьей пастью. Мы не будем извиняться и жалобно взывать к правосудию волков. Пусть они извиняются и оправдываются (если им есть, что сказать в своё оправдание).

История борьбы вокруг Химкинского леса стала символом. Символом не только беспредела со стороны государства, но и символом общественного сопротивления. Не нужно бояться. Не нужно слушать сказок об «экстремистах», посмевших бросить вызов Дракону и отстаивать своё человеческое достоинство не в суде, а на улице. Не нужно верить в беспристрастие судов и благородство политиков и депутатов. Не нужно думать, что «моя хата с краю», и царящая повсеместно в обществе многоликая несправедливость так или иначе не обрушится завтра и на меня, и я сумею всегда улизнуть, откупиться, договориться. Нужно полагаться на самих себя, верить в свои силы и искать единомышленников. И тогда история с Химкинским лесом может стать одним из первых шагов на трудном пути общества к свободе и справедливости. И когда- нибудь нам не будет стыдно перед французами.

Полина Елисеева

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости