"Депутат - не более чем модератор": как во Франции появилась партия кандидата "против всех" и что она предлагает

Хотя кандидата «против всех» в бюллетене на предстоящих президентских выборах в России не будет, сам он стал частью предвыборной кампании: абсурдный призыв «если вы против всех, то голосуйте за меня» часто произносился в последние месяцы с разной степенью дословности. Между тем Партия кандидата «против всех» существует во Франции. Несмотря на свою маргинальность, она участвовала в парламентских выборах в прошлом году, предлагая избирателям радикально поменять систему демократического участия. Мы поговорили с одним из ее активистов о смысле проекта.

Партия кандидата «против всех» (Parti du vote blanc) впервые появились в бюллетенях во Франции на прошлогодних парламентских выборах. Цель инициативы – дать гражданам, недовольным политической системой, инструмент для прямого влияния на принятие решений в законодательной ассамблее. «Мы считаем, что кандидат «против всех» должен рассматриваться как сознательный отказ от предлагаемого политического выбора, – говорится на движения. – Поэтому он должен служить гарантом демократических прав граждан». Более точным переводом названия проекта на русский было бы «Партия пустого бюллетеня»: графы «против всех» в буквальном смысле во французских бюллетенях нет, и, согласно принятому в 2014 году закону, чтобы выразить протест таким способом, нужно либо отправить пустой конверт без бюллетеня, либо не заполнять бюллетень вообще. Но даже такие бюллетени не войдут в результаты голосования, а будут лишь упомянуты в общей статистике выборов. Именно после этого возникла Партия кандидата «против всех», которая прошлым летом выдвинула 82 кандидатов в избирательных округах по всей стране. Лучшего результата она добилась в округе Верхний Рейн (2.15%).

Мы поговорили с Гари Рустаном (Gary Roustan), кандидатом «Против всех» в 8-м избирательном округе Валь-де-Марн под Парижем, о смысле его участия и его взглядах на демократический процесс. Прошлогодние выборы стали для 30-летнего Гари первым опытом участия в национальных выборах, он набрал 0,48%.

 

– Как ты узнал о Партии кандидата «против всех»? Что вдохновило тебя присоединиться?

– С 2016 года я читал статьи о графе «против всех», которые меня сильно заинтересовали. В конце марта я случайно оказался на сайте партии, которая тогда искала кандидатов для участия в парламентских выборах. Я уже несколько лет размышлял о том, чтобы попробовать стать депутатом. Меня раздражало поведение некоторых из них в медиа. Программа Партии кандидата «против всех» на этих выборах меня очень привлекла.

– Как ты был вовлечен в активизм до этого?

– С 2008 года я много работал с ассоциациями по борьбе с ненавистью и дискриминацией, особенно ЛГБТ-фобией и сексизмом. Но я никогда не занимался напрямую политической деятельностью.

– В чем была цель лично твоего участия в выборах?

– С 2014 года испорченные бюллетени учитываются при голосовании, но не фиксируются в финальном результате. Голосование за Партию кандидата «против всех» позволяло учесть этот голос в конечном результате. Наша программа состояла в том, чтобы голос «против всех» наконец был засчитан – это борьба, которая во Франции продолжается уже сто лет. Еще мы предложили создать интернет-платформу для широкого демократического участия, чтобы консультироваться с гражданами и позволить им напрямую голосовать в отношении законов. Таким образом, депутат представляет граждан напрямую. Ведь сейчас ситуация прямо противоположная: депутат голосует за законы вместо граждан. Мне было важно дать людям возможность быть услышанными и защищать программу, которая мне кажется новаторской.

– Расскажи подробнее про интернет-платформу.

– Платформа позволяла бы каждому избирателю округа, зарегистрированному в списках избирателей, независимо от политической ориентации, голосовать за законы, обсуждаемые в Национальной ассамблее. Первой задачей наших депутатов было бы поддерживать платформу и объяснять цель каждого закона. Депутат мог бы также давать личную оценку, но конечное решение о том, поддержать законопроект или нет, оставалось бы за жителями. Депутат – не более чем модератор, и обязан проголосовать так, как решат жители избирательного округа. Это интересная идея, прямо противоположная тому, что депутаты делают сегодня. Она обеспечит открытость в отношениях с жителями, даст им возможность стать политическими субъектами, и, может быть, восстановит доверие французов к политикам.

– В чем ты видишь более широкую цель движения?

– Нам было важно напомнить о смысле кандидата «против всех», о том, что он существует и в других странах. Это не утопия. То, что он не признается даже спустя сто лет после первых дебатов по этой теме, не случайно: вся эта ситуация приносит выгоду тем, кто нами управляет. Кроме того, избиратели кандидата «против всех» подверглись большому давлению на прошлых президентских выборах, как, впрочем, и на всех остальных. Их оскорбляют, обвиняют в предательстве, безответственности, в том, что они позволяют выиграть одной стороне в ущерб другой… И им всегда говорят, что во втором туре предлагается только два кандидата, что само по себе неправда. Тем самым поддерживается действующая система, которая по-прежнему далека от полной демократичности. Нет, избиратели кандидата «против всех» не эгоистичны и не нерешительны. Они говорят: «То, что вы нам предлагаете, мне не подходит». Это политический выбор. В мае 2017 года миллионы людей не захотели выбирать между двумя кандидатами, которые предпочитают иерархии: один – в пользу богатых и в ущерб бедным и окружающей среде, другая – предпочитая французов иностранцам и стигматизируя людей определенного происхождения и религий.

Признание кандидата «против всех» также позволило бы увеличить число голосов тех, кто выбирает кандидатов по сугубо идеологическим соображениям, и принесло бы выгоду маленьким партиям. Понятно, почему это раздражает власть имущих.

– Давай представим, что ваше движение получило места в Национальной ассамблее. Как была бы устроена работа вашей парламентской группы? Как бы вы взаимодействовали с избирателями?

– Было бы сложно избрать столько кандидатов, чтобы получить отдельную парламентскую группу. Если бы нам это удалось, я бы организовал постоянный штаб в городах моего избирательного округа. Вместе с моей командой мы бы организовывали публичные встречи, чтобы поддерживать демократическую платформу с широким народным участием, которая позволила нам избраться и находилась в центре нашего проекта.

– В программе вашего движения вы представляете себя как независимую ассоциацию непрофессиональных политиков, обыкновенных граждан, которые отвергают действующую политическую систему и стремятся радикализовать ее демократический потенциал в цифровую эпоху. В этом отношении вы напоминаете ряд европейских популистских движений, в частности итальянские «5 Звезд». Почему вы сконцентрировали риторику именно на кандидате «против всех»?

– Признание кандидата «против всех» позволило нам объединиться и создать партию. Мы заметили, что традиционные политики всегда неохотно поднимали эту тему, даже хотя на выборах 2017 года на эту тему впервые заговорили несколько кандидатов. Ее не было ни в программе Эммануэля Макрона, ни Марин Лё Пен. Так что никто из нас ничего не ожидал от политиков в отношении этой темы, и мы решили, что это наша задача – прийти в политику.

– Ваше движение очевидно ориентирована на участие в выборах. Однако другие контр-гегемонные движения, такие как анархисты, тоже отвергают существующую политическую систему. Выборы – часть этой системы; хуже того, они ее легитимируют, поэтому анархисты отвергают и выборы тоже, экспериментируя с другими формами самоорганизации. Вы не согласны с ними?

– Мы не анархистское движение. Мы хотим добиться оздоровления нашей демократии. Действующая система разочаровывает миллионы французов. Отказ засчитывать голоса «против всех» оскорбляет всех тех, кто заинтересован в управлении страной. Тем самым мы стимулируем неявку и отказ от политического участия. Это замкнутый круг. Признавая кандидата «против всех», мы улучшаем нашу демократию, и люди почувствуют себя более включенными [в демократический процесс].

–  Твой результат – 0,48%. Это оправдало твои ожидания?

– Я был несколько разочарован, я рассчитывал на 1%. Но это не провал. Для меня было честью иметь возможность представлять более двухсот человек – и это несмотря на отсутствие финансовых возможностей и сложности в получении доступа к СМИ, которые предпочитают фаворитов в ущерб всем остальным. Это выхолащивает смысл выборов и вызывает множество вопросов в отношении демократичности.

– Ты впервые участвовал в выборах. Какими были твои впечатления? Что показалось самым важным и ценным?

– Этот опыт укрепил мое убеждение в том, что люди мечтают о переменах, но по-прежнему не готовы голосовать за небольшие политические партии. Люди находятся под сильным влиянием опросов, которые побуждают их к тактическому голосованию в первом туре, чтобы крупная партия получила возможность пройти во второй. А во втором туре давление, оказываемое некоторыми СМИ, убеждают их голосовать методом исключения.

Я получил большое удовольствие от общения с местными жителями о нашем проекте и в целом очень горжусь этим опытом. Кампания позволила мне понять, что демократия находится еще дальше от идеала, чем я представлял, и что деньги играют большую роль в выборах. Иногда достаточно иметь правильный ярлык, чтобы избраться, но для меня идеи были важнее.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Николай Дедок

В годы стремительной информатизации слово, а в особенности печатное слово, немыслимо обесценивается. Слов стало слишком много - склеенные из них фразы, утверждения, мнения и заявления, многократно умноженные СМИ, безгранично раздули информационное пространство. В Новое время, предшествовавшее...

6 дней назад
Владимир Платоненко

Говорят, советские правители помнили войну и потому не хотели новой, чего не скажешь о нынешних российских. Это не совсем верно, хотя и не совсем неверно. Советский Союз после 1945, наряду с Холодной войной, постоянно устраивал горячие или помогал их устроить, начиная с Корейской и кончая...

1 неделя назад
2