"Болотный процесс": 22, 23 и 24 июля

22 июля

В Замоскворецком суде над "выделенным болотником" Михаилом Косенко состоялась сенсация. Только странная она была и оставила в задумчивости.

Сперва мы два часа ждали начала суда. Это не редкость, но обычно быстро становится известна причина. Чаще всего - проблемы с "доставкой" подсудимых. Реже - судья не успел освободиться с другого дела. Сегодня все было слишком таинственно. Сперва ждали в коридоре, потом пустили в зал. Пристав сказал: "Ждем прокурора". На середине второго часа наконец ввели Михаила. Встали, похлопали ему. Он показался растерянным. Не успели снять наручники в клетке, как секретарша крикнула, появляясь в дверях: "Рано!". Снова надели наручники, увели. Минут через 15 ввели снова, появились прокуроры и судья. "Освободите место в первом ряду для свидетеля!" - приказал пристав. На это место сел высокий молодой мужчина весьма непривычного для суда вида: небритый, в тренировочных штанах, майке и вьетнамках на босых, не очень чистых ногах.

Его мы ждали давно. Главный пострадавший в деле Михаила - омоновец Александр Казьмин. По версии обвинения, Михаил избил его вместе с Максимом Лузяниным и "неустановленными лицами". Судья уже намекала, что теперь он серьезно лечится от последствий тех травм. По виду Казьмина и впрямь можно было предположить, что он прибыл прямо из больничной палаты. Привез его прокурор или он добирался сам, так и осталось загадкой. Он кратко повторил свои показания на следствии. Сперва стоял в отдаленной цепи у Большого Каменного моста. В 17:00 на площади появились люди в масках и стали призывать к прорыву и кидать камни. Его направили в толпу с группой задержания. Его товарищи Лукьянов и Пузиков задержали "метателя камней", он прикрывал их "отход" с задержанным, оказавшись между нарядом и толпой. Люди кинулись на него, сорвали амуницию, он опустил голову вниз, упал и никого больше не видел. До того увидел перед собой человека в черной куртке и красной рубахе (так был одет 6 мая Михаил). Но опознать в том человеке Михаила не может. И не знает, бил ли тот его.

Казьмин говорит тихо и немного замедленно, упорно глядя в пол. И вообще он как-то сгорблен и неловок.

Неожиданно ясным и молодым голосом вступает в допрос Косенко. Признанный психически больным, он кажется гораздо бодрее и здоровее пострадавшего. "Вы видели видеозаписи этого эпизода в итернете?" - "Да". - "Я вам наносил удары?" - "Не знаю". - "А почему вы меня упомянули?" - "Я вас не называл, я просто запомнил человека в красной рубашке". - "Человек в красной рубашке наносит вам удары на видеозаписи?" - "Нет".

По ходатайству адвокатов зачитывают первые показания, которые Казьмин давал следствию. Тогда он не говорил о человеке в красной рубашке. Почему, выяснить так и не удается.

Адвокат Айвазян: "Каким образом вы пострадали?" - "Помню два очень сильных удара по голове и несколько по ребрам. Наверное, их было больше. Осталась большая шишка и синяки на ребрах". - "От чего вы лечитесь сейчас?" - "Паралич лицевого нерва. Поэтому мне немного трудно говорить". - "Когда он появился?" - "В феврале".

Ксения, сестра и представитель Михаила: "В результате действий вашей группы удалось задержать человека?" - "Нет". Михаил неожиданно комментирует: "Его не дали задержать люди, оказавшиеся рядом!"

Адвокат: "Там, на площади, вас сперва стали бить или сначала орвали шлем и жилет?" - "Сперва сорвали, потом стали бить". - "Вы теряли сознание?" - "Не помню". - "А с памятью теперь как?" - "Неплохо вроде". - "В каком госпитале вы лежали?" - "МВД. Не помню названия". - "Вы говорили, что на следующий день уже были в порядке?" - "Да". - "А почему тогда легли в госпиталь?" - "Так положено: сотрясение мозга" - "Выписались здоровым?" - "Да. Но потом с моим здоровьем стали происходить странные вещи. Появились головные боли, аллергии. Я не хочу сказать, что это следствие 6 мая..."

Казалось бы, все. И тут Казьмин начинает говорить сам. "Я зла никакого не желаю товарищу Косенко. Я никому зла не желаю, я желаю ему здоровья. Не хочу, чтобы он сидел там, за решеткой, даже если это он мне наносил травму, я зла не держу".

Вопросов больше нет. Но Казьмин продолжает: "Можно я еще скажу? В интернете есть много блогов всяких, рассказов. Что я нагло вру. Что я - заслуженный отброс России. И что я избивал сограждан". Его голос звучит уже совсем по-иному - увереннее, громче, даже агрессивнее. Видно, что это для него очень важно. "Так вот, я хочу сказать - тут много журналистов - что я НИКОГО НЕ ТРОНУЛ ПАЛЬЦЕМ в этот день. Я пытался как-то это все минимизировать, объяснить морально, что не надо это все делать. Никого я не бил, говорю от чистой души, чтобы все знали. В согласии с законом о полиции разрешается применять силу. Но даже в этих эпизодах я старался минимизировать".

Присутствовавший в зале человек с медицинским образованием допустил, что у Александра могла развиться легкая энцефалопатия в результате удара по голове. Он выглядит нездоровым. Только Косенко здесь ни при чем, я уверен. И у защиты есть достаточно доказательств этому. Что до Казьмина, то мне интереснее, что происходит с его душой.

Думаю, что начальство или следователь "убедили" Александра Казьмина вспомнить о "красной рубашке". Да и свои первые показания он, похоже, просто подписал - слишком много там механической чуши, столь необходимой следствию. С другой стороны, он так и не стал врать, показывая на Михаила Косенко. А мог бы - ведь это так просто! И для него очень важно, чтобы люди ему верили: он сограждан не избивал. Бывает, что болезнь приводит человека к каким-то открытиям. В таком случае его страдания были не напрасны.

Я не могу сказать, что Александр Казьмин вызывает во мне безусловное уважение. Но во всяком случае - гораздо больше надежды, чем судья Москаленко! В начале заседания Косенко с адвокатами вновь восстали против манеры конвойных читать документы, передаваемые адвокатом подсудимому и обратно. Судья, как всегда, заявила, что вопрос не в компетенции суда. "Почему-то во всех судебных заседаниях никаких проблем с этим нет - только у вас. Вечно вы с этим! Все почему-то общаются, одни вы не можете! Не знаю, почему. От лиц это все зависит!" Свои замечания она привычно отпускает таким тоном, на какой не все торговки семечками способны. Почему-то мне кажется, что ее мало заботит мнение сограждан...

Источник: http://grani.ru/blogs/free/entries/217127.html

23 июля

Мосгорсуд, дело 12-ти. Заседание начинается в 12:10

Два новых адвоката приступили к защите: Самохин Владимир Николаевич, защитник Савелова, и Ветринцев Алексей Валериевич, защитник Ковязина.

Зал полон, человек 90. Поддержать ребят пришел Петр Офицеров. На куртке Кривова круглая красная наклейка «За Навального». Акименков в красной майке с портретом Че Гевары.

Судья просит публику бережно относиться к оборудованию нового зала

Кривов заявляет ходатайство о защитнике. Просит ввести Приходину Елизавету Александровну.

Обсуждается ходатайство: Подсудимые поддерживают. Адвокаты тоже

Прокурор возражает.

Судья отклоняет ходатайство.

Кривов заявляет второе ходатайство об отводе судьи Никишиной , которая постоянно нарушает его право на защиту.

Подсудимые поддерживают или на усмотрение суда.

Адвокаты высказываются также – часть поддерживает, часть на усмотрение суда.

Прокурор возражает.

Судья объявляет перерыв.

12:50 Судья зачитывает отказ в ходатайстве Кривова об отводе судьи.

Кривов просит непроцессуальное ходатайство. Судья отказывает в заявлении ходатайства.

Судья: Переходим к просмотру видео, заявленных обвинением.

Костюк. Ходатайство о просмотре видео. Просит 20 минут на подготовку доказательств, с которыми обвинение не знакомо – знакомо только с протоколами.

Бадамшин: Мне не понятно — обвинение хочет посмотреть свои доказательства? Они ему неизвестны?

Горяйнова: Сторона обвинения была обязана ознакомиться раньше.

Динзе: Пусть осматривают без защиты — это их доказательства.

Самарин: Обвинению надо посмотреть за 20 минут. Такой большой объем. Это по-моему невозможно.

Баронова: Обвинение уже знает свои доказательства.

Мирошниченко: Сторона обвинения предоставляет документы, а не знакомится с ними.

Макаров: Это говорит о том, что надо дело вернуть прокурору. Обвинение не знает своих доказательств.

Кавказский: Пусть знакомятся, но нам в этом участвовать не надо.

Судья: Возможность ознакомиться обвинению со своими доказательствами — отклонить. Ранее была такая возможность. На стадии непосредственного исследования доказательств отклонить ходатайство обвинения.

Акименков хочет что-то заявить, судья делает ему замечание.

13:02 Налаживают оборудование для просмотра видео.

Два больших телевизора над судьей и проектор два на три метра расположен перед защитой и стаканом.

Акименков: Мне не видно. Я слепой

Судья: Наденьте очки.

На экране кадры Минаев live. Периодически включения — Поклонная гора. Звук — шум. На экране долго картинка Малого Каменного моста. Направляющая цепочка полицейских. Надпись: Шествие по Большой Якиманке. Ничего не происходит

Дубровин: Что мы просматриваем?

Судья: Протоколы смотрите. Первый.

Динзе: Кто производит демонстрацию?

Судья: Технический сотрудник.

Макаров: По протоколу пять часов видеозаписи.

Макаров: Давайте сравним объем файла тут и по протоколу.

Судья: Смотрите на экране — все совпадает.

Опять демонстрация съемки Большой Якиманки в районе Малого Каменного моста, потом вдруг Поклонная гора, опять Малый Каменный мост. На кадрах ничего не происходит: стоит цепочка на пустом мосту. Периодически возникает Поклонная гора.

13:40 Картинка на мониторе та же. Пустой мост, цепочка.

Кривов предлагает просмотреть кусками, чтобы потом были замечания, комментарии.

13:43 На видео появляется Минаев. Ему тоже скучно. С Калужской ничего нет, картинки, нет движения. В зале оживление. Смех.

Смотрим Минаев live. Вставка с Поклонной, где народные гуляния

Перерыв до 15:00.

15:15 Начали просмотр. Колонны подошли. Стоят.

17:00 Смотрим. Удальцов сидит. Прорыв, слушаем комментарии Минаева.

Перерыв до 24 июля 11:30.

24 июля

Утром, пред началом  судебного заседания родители обвиняемых по делу двенадцати устроили у здания Мосгосуда пресс-конференцию при участии правозащитницы Людмилы Алексеевой и актрисы Лии Ахеджаковой, где объявили о намерении обратиться в комитет против пыток. Перенос слушаний в новое помещение, как считают родственники узников, главную проблему не решил — условия остаются чудовищными, общение с адвокатами в зале суда крайне затруднено.

Подробнее: http://www.svoboda.org/content/article/25055585.html

На самом заседании продолжился просмотр оставшихся полутора часов видео-съемки событий 6 мая канала Минаев-live, представленную стороной обвинения. Со стороны это напоминало растянувшуюся на два дня вечеринку, участники которой уже устали кутить и веселиться, но продолжают делать это по инерции: вчера репортаж Минаева вызывал волны сарказма, периодически выплескивавшегося в твиттер, а сегодня из зала суда поступали лишь редкие сигналы. «Посмотрели почти все. Асфальт пока так и не полетел», — писал адвокат Аграновский.

После перерыва адвокаты заявили, что содержание видеозаписи не соответствует протоколу ее просмотра — в протоколе, например, не указано, что со стороны полиции в толпу демонстрантов прилетел файер, а сами омоновцы избивали людей.

Адвокат Дубровин: «В видео нет событий, предусмотренных статьей 212 -„массовые беспорядки“: нет погромов, поджогов, вооруженного сопротивления».

Кроме того, из комментариев самого Минаева у защитников возникло подозрение, что он мог заранее знать, каким образом будут развиваться события 6 мая. Адвокат Макаров подметил, что движение губ Минаева не совпадает с произносимыми им словами. Сергей Кривов заявил: «Болотная набережная и мост были переполнены. Камера Минаева была выключена на 3 минуты и заранее переставлена ближе месту прорыва».

Акименков, который в начале заседания не отнимал от глаз платок, пожаловался, что почти ничего не смог рассмотреть, но Никишина привычно заявила, что это к делу не относится.

После этого судья продолжила развлекать публику кино — начали отсматривать 38-минутную запись канала Nevex.tv. Там в изобилии было представлено насилие полицейских над демонстрантами, крики и женский испуганный визг.

Следующее заседание состоится 30 июля в 11:30 в апелляционном корпусе Мосгорсуда.

Источник: http://rosuznik.org/news/292

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Кропоткин писал, что великие революционные подъёмы, порождающие великие революции, случаются в среднем раз в сто двадцать пять лет. Таких великих подъёмов и мировых революций он насчитал четыре: Гуситские войны, Реформация, Английская буржуазная и Великая Французская. И предсказал пятую, которой...

1 месяц назад
2
Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2

Свободные новости