Греческие анархисты заполняют пространства, оставленные государством

Семь лет мер жесткой экономии и недавний кризис с беженцами все больше и больше сокращают ресурсы, находящиеся в распоряжении правительства Греции, и оно оказывает гражданам все меньше услуг. Многие из этих граждан потеряли всякую надежду. А некоторые из тех, кто никогда не питал такой надежды, берут свою судьбу в собственные руки, к большому неудовольствию властей. 

45-летний Тасос Сагрис, член анархистской группы "Void network" и театрального коллектива, который собирает деньги для беженцев (Embros), является одной из главных фигур в социальной деятельности, стремящейся заполнить пустоты, оставленные правительством. "Люди доверяют нам, потому что мы не использовали их в качестве клиентов или избирателей, – говорит Сагрис. – Каждая неудача системы доказывает истинность идеи анархистов".

В русле этих идей речь идет не о хаосе и крушении институтов государства и общества – длительный экономический кризис все это уже сделал – но гражданское действие и самопомощь. Движение по-прежнему разделено: одни подчеркивают необходимость социального активизма, другие отдают приоритет борьбе против власти, с актами разрушения и уличными столкновениями с полицией. Третьи хотят совмещать эти средства.

Десятки "самоуправляемых социальных центров" появились в Греции с 2008 года. Они финансируются из частных средств – доходов от концертов, выставок и баров, находящихся в их помещениях. По всей стране существует около 250 центров. Их активисты раздают продовольствие и медикаменты, чтобы облегчить ситуацию, возникшую в результате коллапса некоторых социальных услуг и высокого уровня бедности.

В последние месяцы в центре внимания оказалось и предоставление убежищ для беженцев, которые заполнили греческие берега и застряли в стране из-за возведения укреплений на границах балканских стран и Европейского Союза. Только в столице Афинах около 3000 беженцев живут в 15 заброшенных зданиях, которые были заняты анархистами.

Анархистское движение в Греции уже играло важную роль в истории страны. Оно было частью студенческого восстания, которое свергло диктатуру в середине семидесятых годов. Анархисты примкнули к левым группам в греческих университетах, где есть все еще занятые ими пространства (некоторые из них использовались для изготовления "коктейлей Молотова"), и выступали с протестами по различным поводам, таким как сопротивление против реформы образования или Олимпийских игр 2004 года в Афинах.

Широкая общественность терпимо относится к движению, что отражает ее недоверие к греческим властям, которое углубляется в связи с мерами жесткой экономии, навязанными международными кредиторами для погашения государственного долга.

В Афинах бастионом анархистов является квартал Экзархия, где убийство подростка полицейским в 2008 году вызвало две недели беспорядков и привело к созданию партизанских групп. Полиция и власти опасаются заходить в эту зону.

Власти провели несколько рейдов против захваченных анархистами зданий в Афинах, в северном городе Салоники и на острове Лесбос – пункте прибытия сотен тысяч иммигрантов и лиц, ищущих убежища, начиная с 2014 года. Министр общественного порядка Никос Тоскас заявил в интервью, что полицейские рейды носят "систематический" характер и проводятся там, "где это необходимо". Мэр Афин Йоргос Каминис осудил сквотеров, обвинив их в том, что они ставят в опасное положение беженцев, проживающих в этих зданиях. "Никто не знает, кто их контролирует и в каких условиях люди живут в этих захваченных зданиях", – заявил он.

Со своей стороны, анархисты говорят, что эти места являются гуманной альтернативой лагерям для беженцев, где живут более 60 тысяч человек. Правозащитные группы осуждают эти лагеря как нездоровые и небезопасные.

В Экзархии одно из зданий было раньше средней школой, заброшенной из-за структурных проблем. Прошлой весной анархисты устроили там дом для 250 беженцев, в большинстве своем – сирийцев. Другие беженцы стоят в "списках ожидания" на поселение в других захваченных зданиях. Они функционируют как самоорганизованные сообщества, объясняет 28-летняя Лорин Лэпидж, активистка, которая приехала в Грецию из Лондона в 2015 году и участвует в управлении несколькими захваченными центрами. "Это живые организмы: там дети ходят в школу, а некоторые даже родились там, у некоторых прошли свадьбы", – говорит она.

Еще одна инициатива в Экзархии – контейнер, который анархисты и жители поставили на центральной площади для того, чтобы распределить еду и лекарства и продавать анархистской литературы. Он называется "Политический киоск".

49-летний Василий Спатара, художник и анархист, живущий в этом районе, объяснил, что подобные инициативы необходимы, потому что местные власти ничего не делают, "даже для того, чтобы заменить лампочки" на площади. "Они хотят, чтобы район деградировал, потому что это единственное место в Афинах, которое имеет свою организованную идентичность в противовес существующей власти", – заявил он.

В политическом ландшафте Греции анархисты, как кажется, представляют себя в качестве альтернативы правительству. "Мы хотим, чтобы люди боролись, любыми способами, будь то уход за беженцами или сжигание банков и парламента, – объясняет Сагрис из "Void Network". – Анархисты используют все тактические средства, насильственные и ненасильственные". Он, однако, отметил, что анархисты несут "моральную ответственность" за то, чтобы не допустить повторение трагедий, таких как гибель трех человек в 2010 г. во время пожара в банке в ходе демонстрации против мер жесткой экономии.

Другая анархистская группа, "Рубикон", заявляет, что стремится избегать актов насилия, хотя ее члены и совершали нападения на правительственные учреждения и фирмы. На прошлой неделе некоторые из них, вооруженные деревянными палками и черными флагами, патрулировали парк в центре Афин, обвинив полицию в том, что она ничего не делает для того, чтобы пресечь торговлю наркотиками и проституцию, в которую вовлекают иммигрантов.

"Некоторые утверждают, что они избавились от наркотиков в районе, чтобы контролировать его", – обвинил их в ответ министр общественного порядка Тоскас.

"Рубикон" также потребовал у местного суда возможности создать "культурное общество" "политического характера" (хотя анархисты утверждают, что он не являются партией).

"Анархисты, конечно же, не могут основать политическую партию, – объясняет 45-летний графический дизайнер Спирос Даперголас, член "Рубикона". – Но у нас есть наши собственные пути вхождения в центр политической жизни, и мы хотим расти", – добавил он, убеждая, что греки хотят самоорганизации. "И то, что делает "Рубикон", может сделать любой".

"Нью-Йорк таймс"

Перевод Крас-МАТ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

26 октября полицейский спецназ атаковал автономный муниципалитет Эдуардо Нери в штате Герреро (Мексика) и арестовал 42 участника коммунитарной полиции. Этот муниципалитет - один из сотен, поднявшихся против насилия нарко-картелей. Я уже писал ранее о ситуации в Мексике. Государство в этой стране,...

6 дней назад
2
Michael Shraibman

В связи с событиями в Сирии и Ираке часто можно услышать: "Возвращение великой Персии? Они этого заслуживают. Во всем регионе они единственные, кто более или менее занимался развитием своей страны". В сказанном есть логика. На днях я читал лекцию о Ближнем Востоке в аудитории, где...

1 неделя назад

Свободные новости