Кое-какие мысли о событиях в Ливии

1. На сегодняшний момент в Ливии продолжается настоящая гражданская война. Против бунтующих людей используют боевые самолёты и вертолёты. Число погибших исчисляется сотнями. В свою очередь, демонстранты также вооружены и настроены не менее решительно.

2. Если события в Тунисе и Египте были восприняты левым сообществом положительно, то ситуация в Ливии вызывает неоднозначную реакцию. Очень часто приходится слышать о инспирированной извне (то ли со стороны США, то ли мифической «аль-Каиды») попытке уничтожить «последний оплот социализма» в Африке. Идут разговоры о восстании «диких бедуинских племён» против «модернизатора» и светоча цивилизации Каддафи.

Говорят также об угрозе прихода к власти исламских фундаменталистов, которые якобы и стоят за спиной восставших масс. Кое-кто даже называет протесты в Ливии «контрреволюцией». В поддержку действующего режима высказался, в частности, лидер кубинской революции Фидель Кастро. С другой стороны не менее значительная часть левых (например, троцкистский Комитет за рабочий Интернационал, ряд анархистских групп и т.д.) рассматривают события в Ливии как часть общего революционного подъёма на Ближнем Востоке, их симпатии – явно на стороне восставших.

3. По нашему мнению, совершенно неправильно называть ливийское восстание «контрреволюционным». Контрреволюционными протестные выступления могут быть только в условиях прогрессирующих революционных преобразований. В своё время сентябрьский переворот 1969 года действительно носил прогрессивный характер, и тогда Каддафи, безусловно, был революционером. Однако сегодня есть все основания говорить о вырождении и даже перерождении ливийского режима. Неолиберализм в Ливии уверенно наступает на остатки «социалистических» элементов в экономике. Проталкивая одну неолиберальную реформу за другой, приватизируя собственность в интересах собственной семьи, создавая бюрократический клан из прикормленного окружения, Каддафи не считался с интересами тех классов, от лица которых он выступал в ранний период своего правления. Ливия подписала соглашение о соблюдении правил МВФ, в нефтяном секторе работает больше 30 международных компаний, в 2008 году был приватизирован самый крупный банк страны. По некоторым данным, общая стоимость богатств правящей семьи может составлять от 80 до 130 миллиардов долларов – такова обратная сторона показной «скромности» ливийского лидера, любителя шатров и традиционных бедуинских нарядов. В то же время, уровень социальной защищённости в Ливии вовсе не так высок, как утверждают защитники режима. Так, сын Каддафи, Саиф аль-Ислам, утверждает, что в городе Бенгази, с которого и началось восстание, не было ни больниц, ни университетов. В политической сфере, несмотря на заявления о «Джамахирии» (прямой демократии), режим мало отличался от режима позднего Брежнева. Существовала цензура, запрет на создание политических партий (за нарушение запрета – смертная казнь!), независимых профсоюзных и общественных организаций. Ради справедливости стоит отметить, что система выборных «народных конгрессов» действительно существует, случались даже прецеденты, когда Каддафи был вынужден скорректировать свою позицию под их давлением. Но параллельно с народными конгрессами всегда существовала другая, подлинная структура власти, контролировавшая полицию, армию и СМИ. Это классическая бюрократическая система, полностью подконтрольная правящей семье. «Антиимпериалистическая» риторика Каддафи тоже давно превратилась в пустой звук: ливийский лидер поддерживал тесные связи с Берлускони, Путиным и другими реакционными руководителями империалистических держав, а США исключили Ливию из числа стран «оси зла». Таким образом, можно констатировать, что ливийский режим не является больше революционным и прогрессивным, а Каддафи сегодня – это опопсевший, давно ставший своим среди мировой элиты бывший революционер, типа Ортеги в Никарагуа или позднего Арафата. Единственное основание для поддержки такого режима левыми – это воспоминание о его былых заслугах.

4. Несмотря на то, что режим Каддафи управлял страной без малого 42 года, несмотря на его казавшуюся стабильность и декларированную всенародную поддержку, сегодня он рушится с поразительной скоростью. Каддафи и верные ему люди контролируют лишь столицу и некоторые другие районы страны. Во многих городах армейские и полицейские подразделения переходят на сторону восставших. Их примеру последовали глава МВД, большинство дипломатов, часть военного руководства и даже один из сыновей Каддафи и другой его ближайший родственник.

5. В корне неверно противопоставлять ливийские события с революциями в других странах Ближнего Востока. Протестующие египетские и тунисские рабочие и молодёжь заявляют о поддержке ливийского восстания. В свою очередь, сам Каддафи после бегства тунисского диктатора Зина аль-Абидина Бен Али, поучал жителей соседней страны: «Лучше Зина у вас всё равно никого нет».

6. Против Каддафи и его режима объединились действительно достаточно разнородные силы. Среди них либеральные и социалистические группы, исламские движения, бедуинская верхушка, большое количество граждан, не отождествляющих себя с каким-либо политическим течением. Интересно, что часть восставших вдохновляется ранними идеями самого Каддафи – многие приверженцы изложенных в «Зелёной книге» принципов называют Каддафи «преградой для достижения настоящей Джамахирии», из-за сосредоточенной в его руках власти и сопутсвующего ей культа личности.

В целом, события в Ливии можно рассматривать, как начало политической революции против авторитарного режима. В ней участвуют разные социальные силы, с разными социальными интересами. Задача рабочего класса Ливии и ливийских левых в этой ситуации – двигаться от общедемократических целей революции к социальным, и решительно противостоять не только бьющемуся в агонии режиму, но и тем силам внутри оппозиции, которые стремятся убрать Каддафи только для того, чтобы более решительно проводить неолиберальные реформы.

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархизм был силен в конце 19-го - первой половине 20-го столетий. Он был классовым движением, т.е. движением работников, направленным против буржуазии. Впрочем, все социальные революции были классовыми, иных не бывает. Но анархизм был сильным, прежде всего, в южной Европе (Италия, Испания) и Южной...

2 недели назад
3
Владимир Платоненко

Проблема Одно из препятствий для революции в РФ - экономическая независимость властей от подавляющего большинства россиян. В "нормальной" стране верхи смотрят на низы как на рабочую скотину, которую можно, а порой и нужно бить, чтобы слушалась, но нельзя изводить под корень, ибо,...

4 недели назад
3

Свободные новости