Диктатуры Развития и Большевизм на Востоке Азии: размышления по поводу работы Андрея Ланькова

"Современный Сайгон - город контрастов. Трущобы с крысами, блеск витрин дорогих бутиков, много детей-попрошаек, зазывалы публичных домов буквально бросаются на тебя. Торгуют все и всем. В Сайгоне всё так, как и было в шестидесятые, если судить по описаниям. Так и хочется задать вопрос: "за что боролись?!", причём адресовать его можно обеим сражавшимся сторонам. Народу за тридцать лет войны перерезали - страшно сказать. Подвигов насовершали - на пять веков бардам и режиссёрам воспевать. Злодейств наделали - историкам копать не перекопать. А результат - ноль. История пошла так же и туда же, куда она и так направлялась естественным образом. Ультракапиталистический Сайгон. И Ханой." Эти слова российского исследователя Андрея Ланькова, из его работы о капиталистических Диктатурах Развития, могут служить иллюстрацией к современному положению дел на Востоке Азии.

Колоссальный регион, где проживает около трети человечества стал в XX столетии ареной социального экспериментирования. В Корее, Китае, Камбодже, Вьетнаме развились из марксистских кружков местные формы большевизма, одержавшие ряд блестящих побед. Эксперимент большевистской России был повторен в многократно превосходящих ее масштабах. Однако, Ланьков пишет не столько о самих экспериментах, сколько об этих странах сегодня. А сегодня там - "капиталистические диктатуры развития".

Большевизм - это система тотального государства, государственного чиновно-партийного аппарата, ставшего собственником всех предприятий, земли и СМИ, контролировавшего все общественные процессы, в конечном счете и людей. Государство стало (а может быть и всегда было на Востоке, кроме отдельных небольших периодов времени?) главным эксплуататором работников и хозяином всего (в конечном счете и самих работников). Большевизм не создал никакой альтернативы капитализму и оказался не в силах, в отличие от указанных капиталистических диктатур, осуществить успешную модернизацию экономики. Иначе, почему бы руководители Китая и Вьетнама от него добровольно отказались? Он был, как мы теперь понимаем, лишь разрывом или коротким интервалом, подготовляющим частно-капиталистическое развитие.

Но что было внутри этого интервала? Дело не только в ужасах северокорейской диктатуры, в сравнению с которыми Сталин отдыхает... Куда там жалкому СССРовскому голодомору с его 5-10 миллионами жертв, до Великого Голодомора, устроенного китайскими большевиками, когда от голода погибло по разным подсчетам от 35 до 45 миллионов. Дело не в приключениях большевизма в маленькой Камбодже, образцом для социальной системы которой стал даже не Советский Союз, как таковой, а сталинский ГУЛАГ. Задумайтесь о другом.

Задумайтесь о миллионах людей, которые искренне стремились построить общество, основанное на началах равенства и браства. Они отдавали за это жизнь - только в китайской гражданской войне погибли миллионы. Неужели солдаты китайской Красной армии мечтали о Голодоморе? Неужели солдаты китайской красной армии и вьетнамские партизаны мечтали о том, чтобы после изнурительной и кровавой борьбы, после всех унижений и ужасов их дети и внуки снова строили тот самый капитализм, против которого они боролись? И все это без поражений в войнах, а именно благодаря одержанным победам?

Можно много говорить об объективных, социально-экономических и социально-культурных предпосылках такого исхода. Однако у нас нет никаких причин сбрасывать со счетов идеологию. Многие люди, умиравшие в застенках и на полях сражений, мечтали построить рай на земле, мир, в котором каждый будет сыт, равен с другими, мир, в котором все люди будут товарищами. Подчиняясь приказам своих командиров и руководителей они, вероятно, считали их жестокость временной мерой, а, быть может, верили, как и большинство крестьян и рабочих региона, в добродетель начальников и партийных лидеров, говоривших красивые слова о равенстве, товариществе... а еще они мечтали о том, что, во всяком случае, дети повстанцев не будут голодать. А это и есть тот самый психологический конструкт, который лежит в основе большевизма - сочетание коллективизма и иерархий.

Большевизм виновен не только в том, что он построил эксплуататорские системы, основанные на тотальном контроле авторитарного партийно-государственного аппарата над средствами производства и репрессивными службами, а затем уступил место частному капиталу. Его преступление заключается в том, что он погубил жизнь целого поколения замечательных людей, заставил их служить омерзительным диктатурам. Россия, Китай, Корея, Вьетнам - это продолжалось слишком долго. Большевизм - идея, присвоившая и растоптавшая самую светлую мечту человечества - мечту о всеобщем братстве. Возможно, именно благодаря большевизму мир от Шанхая до Праги погрузился в обывательский цинизм.

P.S. Чтобы избавить автора заметки от нытья сторонников идей Ленина, сразу напишу, что сторонником капитализма не являюсь. О моих собственных взглядах .

Комментарии

Наверно  это действительно так. Вьетнамцы, используя советскую модель,  внимательно изучали китайский вариант и в случае прекращения советской помощи  готовы были сразу перейти на неё что и произошло. Они в отличии от советских товарищей дураками не были и ставили перед собой реальные цели. Разумеется, после победы северовьетнамцев там получилось не совсем то на что рассчитывали южновьетнамцы но для большинства вполне приемлемое. И сумели вовремя остановится не дожидаясь пока люди выйдут на улицы. Сейчас они комбинируют  советский и китайский опыт. Уверен поклонников сайгоновского режима, если  они и есть там очень мало. Дальнейшее  развитие пойдет мирным эволюционным путем в отличии от Китая  где скорее всего снова повторится Тянянмынь но в гораздо больших масштабах и гораздо сильнее.

Рейтинг: 1 (1 голос )

gut

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости