Дмитрий Петров – путь анархиста

Дмитрий Петров

19 апреля в боях под Бахмутом погиб Дмитрий Петров, русский анархист, который воевал в стороне Украины. 

За почти 20 лет участия Дима внёс огромный вклад в анархическое движение в России и в Украине. За последние 10 лет мы встретились всего один раз, и у нас редко были общие дела, следовательно, он мог уже пересмотреть свои взгляды по каким-то вопросам. Но, как показывает , во многом он не изменился. 

Дима был в первую очередь человеком действия, не теоретиком. Но в его практике также виден довольно интересный синтез идей, который заслуживает широкого обсуждения в анархическом движении, и который теперь надо будет дальше развивать уже без него. 

Я начал писать этот текст сразу, когда подтвердили смерть Димы, но текст затянулся, и очень многое было уже сказано. Поэтому я сосредоточусь на тех аспектах деятельности Димы, о которых пока писали меньше — студенческий активизм и другие (полу)открытые проекты в Москве нулевых, религиозные взгляды и первые этапы его подпольной деятельности.

Годы студенческого активизма

Я в первый раз увидел Диму на лекториях анархистской ”Беспартшколы” в Москве, возможно, в 2004 году, или даже раньше. Дима был еще очень молодым,  ему было лет 14-15, серьезный и молчаливый металлист, покрытый нашивками. Уже пару лет спустя он, наоборот, был почти всегда веселым и на позитиве, и таким он оставался до конца. В самом начале его в тусовке прозвали ”Металлист”, но кличка ”Эколог” её быстро заменила, уже в 2006 году или даже раньше. 

Основная история деятельности Димы описана . Но еще перед участием в кампании против уплотниловки, мусоросжигательных заводов и вырубки леса в Москве и в Московской области, Дима пытался создать низовой студенческий профсоюз. Мое воспоминание о первой акции с Димой относится к этому времени. Мы раздавали листовки и независимый студенческий журнал ”Еретик”, который издавал Дима и еще несколько анархистов, у московского педуниверситета. Охрана МГПУ вызвала мусоров, которые потом задержали Диму и еще одного человека. Я быстро слился когда пришла охрана, но Дима решил вступить с ними в споры, его арестовали и держали в ментовке до приезда матери, так как он еще был несовершеннолетним. Этот эпизод в сообществе Живого Журнала о студенческой борьбе, которое тоже создал он. После подобных историй Дима, естественно, начал довольно быстро делать выводы о бесполезности легальной борьбы в российских реалиях. Форум ”Еретика” 2006-2008 года, который создал Дима, как ни странно,

В те годы студенчество было крайне аполитичным, и кроме пары редких эпизодов в МГУ, фактически никакого студенческого движения не существовало. Возможно, Дима был просто впереди своего времени. В процессе попытки создания независимого студенческого профсоюза, Дима участвовал в том числе в поддержке OD Group, группы студентов социологического факультета МГУ, которые протестовали против слабого уровня образования и против приглашения Александра Дугина в качестве руководителя кафедры социологии международных отношений. 

Большинство участников OD Group были отчислены и в 2008 году группа  прекратила свою деятельность. Но в этой же кампании участвовал Михаил Лобанов, который перенял опыт для создания Инициативной группы МГУ в 2009, которая в начале занималась протестами против ограничения прохода гостей в общежития. Михаил Лобанов стал всемирно известным в 2021 после попытки баллотироваться в Государственную Думу. Инициативная группа МГУ существует до сих пор, и о её истории можно прочитать .

В плане создания альтернативного студенческого профсоюза хотя бы кое-что удалось сделать в Петрозаводске, где действовал небольшой альтернативный студенческий союз ”Альтерком”. Мы с Димой в 2007-2008 годах ездили в Петрозаводск в начале на ”Альтерком-фест” и потом на ”Карельский либертарный форум”. Мероприятиям мешал местный УБОП, у которой, видимо, никаких других дел не было. Петрозаводский УБОП даже отправил московский УБОП ко мне в общежитие для дачи каких-то объяснений. 

Но такие препятствия не остановили Диму, и он нашел свой идейный дом в КРАС, Конфедерации Анархо-Синдикалистов, российской секции анархо-синдикалистского интернационала который в то время чаще действовал под лейблом МПСТ (Межпрофессиональный Союз Трудящихся). КРАС-МПСТ участвовал довольно активно в протестах против уплотнительной застройки, которые были на самом пике во время экономического бума перед кризисом 2008-2009 года. 

КРАС-МПСТ была небольшой организацией, которая сумела объединить в себе две во многом противоположных друг другу традиции: анархо-синдикализм и ультра-левый анти-профсоюзный марксизм. КРАС-МПСТ пыталась участвовать во всех инициативах рабочих и жильцов в Москве, области и не только. Осенью 2008 у неё были местные группы или сочувствующие в шести городах РФ. Она везде продвигала альтернативу прямого действия, против любых судов, обращений  к политикам и чиновникам и против петиций. 

Тогда защитой городской экологии занимались в основном местные жители, а не НПО. В онлайне все еще есть 2009 года, которое взяли у Димы на митинге в защиту Бутовского леса. В нём Дима откровенно говорит о шиповании деревьев (которым он также занимался неоднократно).

Димы также стал лицом первой волны повстанческого (инсуррекционалистского) анархизма в России, которая началась в 2008 году.

Причины возникновения  российского повстанческого анархизма

У волны российского повстанческого анархизма 2008-2013 годов было 3 источника вдохновения. Во первых, ментовский беспредел, с которым постоянно пересекались анархисты, в том числе Дима – о том, как его пытали менты после митинга против уплотнительной застройки в сентябре 2007 года. Дима был еще несовершеннолетним, когда пять ментов избивали его руками и ногами, таскали за волосы по отделению и подносили зажженную сигарету на 2 сантиметра к глазам. Такое, конечно, сложно простить, и не надо прощать.

В 2008 году прошла первая кампания московских анархистов нулевых, которая получила широкий общественный резонанс – протесты против пыток в ОВД «Сокольники». Тогда пытали анархистов, которые просто гуляли в парке в начале апреля 2008 года. Пытки получили общественный резонанс, и анархисты организовали митинг на Китай-городе, который вырос в небольшое столкновение с ментами, а также в марш-перекрытие Тверской в центре Москвы. В этой кампании, естественно, участвовал и Дима. 

Второй причиной радикализации анархического движения стали убийства нацистами антифашистов: в том числе убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой нео-нацистами в центре Москвы 19 января 2009 года. После убийства анархисты и антифашисты организовали шествие с битьём окон в центре Москвы – это был шаг к радикализации движения. Дима, естественно, знал Стаса, а с Настей он участвовал в защите жильцов (грузинских беженцев из Абхазии) от рейдеров на Ясном проезде летом 2008 года. Об этом я могу рассказать подробнее, так как был там сам.

Тюремщики против беженцев

В районе Южное Медведково, в бывшем общежитии швейной фабрики «Смена» (Ясный Проезд, 19) после абхазской войны 1992 года поселились грузинские беженцы. В начале нулевых власть передала общежитие в управление УФСИН, которое пообещало выселить жильцов. Первый конфликт случился в 2004 году: тогда жильцам удалось убрать контрольный пункт УФСИН внутри общежития. 

Летом 2008 конфликт снова обострился, когда тюремщикам удалось добиться судебного решения о выселении нескольких семей из общежития. Исполнять решение о выселении прибыли не то сами уфсиновцы, не то нанятые бандюги (далее – гопники) в количестве около 60 человек. Бой длился с 24 по 25 июня, 24 июня гопники выбили жильцов с третьего этажа и установили новые двери. Наша группа анархистов и антифашистов пришла туда подежурить ночью, так как ожидали нового нападения уже на второй этаж, но этого не случилось. 

Утром мы ушли по делам, чуть позже жильцы слышали как гопникам раздавали 7000 рублей за заслуги, и большинство ушли. Жильцы снова заняли третий этаж, и скоро бой начался снова. Во второй половине дня Дима, Настя и еще 13 анархистов уже без меня пришли помогать жильцам, на улице у здания начался бой с метанием бутылок и камней, анархисты были вынуждены отступить. Позже вечером Дима и Настя были арестованы и оштрафованы, жильцы и УФСИН заключили перемирие, жильцам удалось отбить второй этаж. Рассказ Димы об этих событиях можно прочитать .

Первые акции нового повстанческого анархизма в России

Третья, ключевая причина возникновения нового повстанческого анархизма - это греческое восстание 2008 года. 6 декабря 2008 менты убили 15-летнего анархиста Александроса Григоропулоса в афинском районе Эксархия. В Греции массовые беспорядки начались немедленно, а остальной мир быстро последовал этому примеру. Григоропулоса убили в субботу, в следующую среду в посольство Греции в Москве уже кидали коктейли Молотова. В четверг московские анархисты провели несанкционированное шествие протеста: в начале рядом с тем самым недоброй памяти ОВД-Сокольники, потом у греческого посольства, , а рядом с посольством

Это была беспрецедентно радикальная демонстрация для Москвы. Но на самом деле новая эра началась даже чуть раньше – в ночь с 30 ноября на 1 декабря московские анархисты напали сразу на 3 буржуйские стройки, против которых выступали жильцы на юго-западе Москвы, и .  Судя по всему, в ту ночь началась подпольная деятельность Димы: если он и занимался акциями прямого действия до этого, то он о них нигде не говорил. 

Спустя несколько месяцев подобные акции начали сопровождаться видеосъемкой.  Это,  возможно, было вообще  нововведение Димы в практику повстанческого анархизма. На Западе анархисты тогда и сейчас видеосъемку никогда не вели, в этом не было необходимости, так как менты сами всегда признавали акции саботажа. В России менты, наоборот, не склонны подтверждать подобные акции, и подтверждение того, что это действительно случилось, требовалось самим повстанческим анархистами Заодно получились мощные видео акций саботажа, которые были пропагандой прямого действия сами по себе.  

Еще до этого Дима уже участвовал в антифа-акциях. В те годы большая часть анархистов была занята нападениями на ультра-правых, и Дима не стал исключением в этом плане. Дима был близок к ”банде Костолома”, которая сформировалась вокруг убитого осенью 2009 года Ивана ”Костолома” Хуторского. Она была меньше по размеру по сравнению с ”основной бандой” московских антифа, которая сформировалась вокруг Фёдора ”Федяя” Филатова (его убили в октябре 2008 года). Но в отличие от прямого действия Димы против строек и ментов, его акции в составе антифа нигде не документированы, и о них должен писать кто-то другой, не я. 

Современный повстанческий анархизм зародился в Греции, Италии и Испании в 70-80 годах, но дискуссия о нем начала распространяться в западной Европе только в начале нулевых. Дима был знаком с этой дискуссией и популяризировал её в России еще до того, как приступил к деятельности сам. В январе-феврале 2008 года он перевел на русский и о теории повстанческого анархизма – «Восстание или организация» (Insurrection vs Organization) Питера Гелдерлооса, «Анархизм, восстания и повстанчество» (Anarchism, insurrections and insurrectionalism) Джо Блэка , впервые опубликованный в журнале ирландских анархо-платформистов Движения Солидарности Рабочих Red and Black Revolution №11, и также «Пламя в ночи – руины на рассвете: саботаж и социальная война» (Fire at Midnight, Destruction at Dawn: Sabotage and Social War) Казимира Брана, впервые опубликованный в зине Murder of Crows. 

Еще в 2006 году художники Александр Бренер и Барбара Шурц перевели на русский сборник текстов повстанческих анархистов, в первую очередь Альфредо Бонанно. Вероятно, Дима был знаком с этим сборником. Позже Дима перевел еще другие тексты повстанческих анархистов, например «» Бонанно.

Новости о подрывных акциях Дима и его товарищи в начале публиковали на Индимедии или в одноразовых блогах в Живом Журнале, потом на сайте ”Черного блога”, у истоков которого он стоял. Последней акцией, ответственность за которую взял на себя коллектив «Черного блога», было , Московская область, в ночь с 19 на 20 февраля 2013 года.  

То есть, в течении более чем 4 лет Дима со своими соратниками занимался городской герильей против ментов и строителей в Москве, в городе с более чем 50 000 ментов (без учета ЧОПовцев и чекистов) и с бесконечным числом видеокамер, и при этом не был пойман. Это требует предельно адекватной культуры безопасности, а также везения. Даже Дуррути был арестован во Франции в годы его подпольной деятельности. Дима же никогда не попадался в связи с этими делами. Плюс к тому, Дуррути жил задолго  до эпохи тотальной слежки, камер видеонаблюдения и мониторинга интернета. 

С другой стороны, в отличие от французских ментов 1920-х годов годов, российские менты 2000-х и начала 2010-х не воспринимали анархистов всерьез. В те годы главной угрозой считались исламисты, националисты и партия НБП, самой радикальной акцией которой стал ненасильственный захват администрации президента, в ходе которого выбросили в окно портрет Путина.  При этом многим активистам НБП дали реальные сроки, а некоторых менты просто убивали. Менты и чекисты начали воспринимать анархистов и антифа более серьезно только после того, как все остальные радикальные силы были разгромлены. Это внимание также в немалой степени было следствием деятельности Димы.

Дима об этничности и религии

Дима никогда не избегал конфликтов и разногласий, он мог довольно резко высказаться о бесполезности каких-то акций или тактик. Но когда дело дошло до реально деструктивных расколов, Дима держался в стороне от них. Когда весной 2022 в Украине раскололся коллектив «Operation Solidarity», Дима не занял никакую сторону в конфликте. Также, когда в 2013 году произошел деструктивный раскол в «Автономном Действии» (в котором Дима никогда не состоял), то он сохранял дружеские отношения с обеими сторонами конфликта. То есть, сам Дима, возможно, не хотел бы вспоминать тот случай, когда он сам оказался одной из сторон раскола. Но тем не менее, я считаю необходимым об этом вспомнить, поскольку мы все можем сделать некоторые выводы.  

В 2008 году в КРАС-МПСТ вызрел внутренний конфликт, который расколол организацию целиком. Часть участников обвиняли Диму в национализме из-за его религиозных взглядов. Дима был нео-язычником,  он исповедовал родноверие. 

Я уже 15 лет не общался с Димой по поводу его религиозных взглядов, и не знаю, как они с тех пор эволюционировали. Те, кто с ним ближе общался в последнее время, тоже говорили, что он их меньше афишировал. Но в его последнем послании он подчеркивает, что он — русский, и как минимум этническая принадлежность ему до сих пор важна. 

И он пошел воевать против России не вопреки своей русскости, а из-за неё. Для него империалистическая война — позор России и всех русских, и смыть этот позор кровью — его личная ответственность. Не думаю, что он верил в коллективную вину русских, но он верил в свою индивидуальную ответственность как русского человека. То есть, его идентичность, и скорее всего также его религиозные взгляды сыграли ключевую роль в его выборе. 

Я не думаю, что родноверие свободно от проблем — привязка религии к этнической группе, естественно, проблематична, а также странна с учетом того, насколько быстро этнические группы появляются и исчезают. Но тем не менее, по всем ключевым вопросам касательно национализма Дима всегда занимал правильную позицию  - он выступал против любых видов этнической дискриминации, отрицал любое превосходство одних этнических групп над другими, не поддерживал никакие национальные государства. Дима всегда был среди первых, когда требовалось защищать беженцев или трудовых мигрантов. Кроме защиты общежития в Ясном проезде, он также участвовал в акции в защиту трудовых мигрантов в январе 2009 года. На этих фронтах у него больше заслуг, чем у большинства анархистов, которые его обвиняли в «национализме».

При этом, сам Дима в качестве аргумента использовал авторитет не кого-нибудь, а Рудольфа Рокера, главного анархического теоретика наций и этносов. Рокеру вряд ли можно предъявить за национализм. Дима опубликовал в своем блоге о разнице между нацией и народом.

В 2006-2008 кроме всех других проектов, у Димы был и . Целью Димы было отбить родноверие у нацистов — в Москве антифа нападали в том числе на мероприятия родноверов. Одной из знаменитых акций московских антифа был как раз срыв мероприятия родноверов в 2005 году. Дима тоже не ограничивался только онлайн-деятельностью, уже в 2006 году он о нападении на нацистов-металлистов.

Проект Димы не удался — на его форуме было несколько сочувствующих, но он так и остался фактически единственным родновером не только в анархистской, но и в антифашистской среде. Но проект сильно разозлил нацистов-родноверов, которые так и не смогли поймать его создателя. 

Думаю, нео-языческие идеи Дима усвоил в том числе из блэк-металла, который в те годы был его самой любимой музыкой. Большая часть поклонников блэк-металла в России и во всем мире — ультра-правые, но бывают также либертарные представители этой субкультуры. В частности, Диме было близко творчество американской группы Panopticon, которая связана с идеями анархо-примитивизма. 

Лично для меня практические действия Димы были всегда достаточным доказательством того, на какой он был стороне. Внутренняя духовная жизнь Димы или кого-то еще — никак не мое дело. Анархизм — не тоталитарная идеология, и не должен лезть во внутренний мир человека. 

В российском анархическом движении в последние десятилетия участвовали представители как минимум различных видов христианства, иудаизма и буддизма, доля религиозных анархистов в России значительно больше чем на Западе. Среди российских анархистов много православных, несмотря на тесную связь православия с российской авторитарной государственностью в течение последних 300 лет. Все эти религии имеют свои противоречия с анархизмом. С другой стороны, они отвечают на вопросы, на которые анархизм не может и не должен отвечать — анархизм это социальная философия и политический строй, который не рассматривает вопросы духовности и метафизики. Православные были в том числе среди противников Димы внутри анархического движения, но им никто не предъявлял за противоречия православного учения и анархизма.

КРАС-МПСТ раскололся на КРАС и МПСТ, в первом остались ортодоксальные анархо-синдикалисты, во втором Дима и те кого интересовали ультра-левые идеи. КРАС фактически полностью ушел из социального поля. Они участвовали в международных дискуссиях внутри Интернационала МАТ, публиковали новости о деятельности фракций Интернационала в других странах  и выпускали книги об истории анархического движения. МПСТ же вел довольно бурную онлайн-деятельность с переводами и прокламациями в духе ультра-левых идей, но самый активный его участник Дима быстро сосредоточился на создании более широкого подпольного фронта в лице Черного Блога.  В Черном Блоге уже отсутствовали громадные статьи о вреде профсоюзов в духе пост-рэтекоммунистов: подход был предельно простым и практическим. Кроме заявлений о прямом действии, на сайте было мало текстов, и там даже публиковали тексты об опыте подпольных ленинистских групп прошлого столетия, возможно чтобы ввести ментов в заблуждение.

Дима не унывал после раскола, но, тем не менее, я считаю, что многие анархисты с поступили с ним несправедливо. Анархическое движение должно быть более толерантным к тем взглядам и интересам его участников, которые не имеют непосредственного отношения к анархизму. 

Дима никогда не был участником АД, но московская группа «Автономного Действия» решила его поддержать против несправедливых обвинений. В 2010 году группа АД-Москва выпустила призыв с требованием обосновать обвинения в адрес Димы в третейском суде, Дима . Но вторая сторона очень долго затягивала выбор судей: очевидно, что реальные доказательства «национализма» Димы отсутствовали. После долгого затягивания АД-Москва заняла позицию, что другая сторона по собственной воле вышла из анархического движения, так как фактически отказалась от третейского суда. В течение нескольких лет АД-Москва отказывалась от любого сотрудничества с КРАС, которые сами фактически изолировали себя от остального анархо-движа в России — за исключением любителей истории анархизма, которые в России стоят чуть особняком от анархического активизма.

Что случилось с российским повстанческим анархизмом?

Отношения повстанческих анархистов с остальным анархическим движением всегда были не без проблем. Многие считали, что деятельность Димы — слишком рискованная. 

В частности, большие споры возникли вокруг нападения на газету «Комсомольская Правда» в декабре 2009, после того как ее спецкор Дмитрий Стешин назвал убитого в ноябре того же года антифашиста Ивана Хуторского «криминальным авторитетом». Стешин также прославился расистскими статьями против мигрантов. В ходе нападения офис КП закидали дымовыми шашками и листовками. 

Несколько лет спустя раскрылись связи Стешина с подпольной нацистской организацией «БОРН» — Стешин помогал убийцам Маркелова, Бабуровой, Хуторского и других антифашистов скрыться, а также обеспечивал им орудия убийства. Но ему так и не предъявили никаких обвинений за помощь БОРН, и он в течение всех этих 15 лет был важным пропагандистом ультра-правых идей и войны в Донбассе. Тогда журналисты-сочувствующие боялись, что нападение на КП может дискредитировать антифа среди журналистов, но никакой особой реакции не последовало. По ходу, всем независимым журналистам уже тогда было наплевать на «свободу слова» КП и Стешина. Сейчас сложно представить, чтобы какой-то анархист или антифашист стал критиковать нападение на Стешина. 

В России также возникло и второе течение повстанческого анархизма, которое чуть отличалось от направления Димы. Вокруг , который появился весной 2012 года, сформировалось течение которое было чуть ближе к таким тенденциям западного повстанческого анархизма как итальянская неформальная  FAI и греческий «Заговор Огненных Ячеек». Вторые открыто причисляют себя к сторонникам анархо-индивидуализма и современного анархо-нигилизма, отрицают значение общества и резко критикуют «социальный» анархизм. До возникновения отдельного блога, заявления от этой тенденции публиковались также и в «Черном Блоге».

Время от времени в различных анонимных онлайн-дискуссиях наблюдалось напряжение между этой тенденцией и тенденцией Димы вокруг «Черного Блога», который все же стремился в перспективе к социальной революции, даже если на данный момент считал массовый социальный протест в России затруднительным. Тенденция Димы активно переписывалась с международной сетью повстанческих анархистов, которых объединял в первую очередь английский 325 magazine,  но в общем движении они стояли чуть особняком, так как этот самый основной движ не был сильно заинтересован в «пробуждении народных масс».  Но вообще Дима никогда не публиковал критику других тенденций повстанческого анархизма, и всё это моя интерпретация разногласий между различными тенденциями. 

На рубеже 2010-х годов повстанческий анархизм в России был масштабным течением, нападения случались в десятках различных городов и регионов. С чем же был связан его спад и фактическое исчезновение? 

Так как я сам в нём не участвовал, я могу только предполагать. Вероятнее всего, главной проблемой повстанческих анархистов было привлечение новых кадров: это вообще главная проблема всех подпольных организаций везде. 

Огромной машине ФСБ и Центра Э так и не удалось никого поймать, но было несколько близких случаев. В частности, в Москве сотрудники Центра Э спрятались у дома молодой девушки (предположительно имеющей отношение к повстанческим анархистам) в машине скорой помощи, напали на девушку и получили отпор с применением ножа. Им за это было так стыдно, что девушке даже не предъявили никакого обвинения.  

И возможно проблема привлечения новых кадров стала одной из причин, почему Дима частично вернулся к более открытой деятельности: в частности, к поддержке движения курдов. Кроме того, повстанческие анархисты постепенно лишались медиа-площадок: все российские сайты Индимедии постепенно закрылись, а примерно где-то в середине 2010-х годов «Автономное Действие» приняло решение не публиковать на своем сайте заявлений повстанческих анархистов, чтобы избежать блокировки сайта в РФ. Теперь сайт всё равно заблокирован, но проблемы от публикаций подобных заявлений могут быть намного более серьезные, чем 10 лет назад. Если в начале десятых подпольная и (полу)открытая деятельность анархистов могли сосуществовать в симбиозе на одних и тех же общих платформах, то теперь это уже не так. Это вряд ли главная причина спада повстанческого анархизма в России, но точно одна из причин.

Очевидно, что в начале десятых народ еще не был готов к радикальным действиям повстанческих анархистов. Точнее, огромное количество людей сочувствовало деятельности Димы и его друзей, но они сами не были готовы пойти по этому пути. Сейчас, с десятками поджогов военкоматов и прямым действием на железнодорожных путях, общественный спрос на такого рода деятельность уже намного выше. Это вообще повторяющийся сюжет в жизни Димы, от студенческого активизма к радикальному прямому действию: он вечно был лет на 5-10 впереди своего времени.

Каковы главные уроки Димы для нас?

Во первых, анархическое движение должно быть толерантным к духовным поискам своих участников. Мы не всегда можем понимать внутренний мир друг друга, но мы должны относиться к этому с уважением. 

Во вторых, общественные конфликты и новые рубежи борьбы постоянно возникают и исчезают. Главное - ловить момент, гибко отказываться от прежних практик и осваивать новые. Если какой-то проект провалился, то он вполне может быть просто преждевременным, а спустя 5 или 10 лет он придёт к успеху. 

В-третьих, подпольная деятельность идет к успеху не вопреки обществу, а только вместе с ним. Даже тогда, когда бойцы в силу обстоятельств вынуждены действовать в изоляции от общества, им нужно обращаться к более широким слоям. 
 
И в-четвертых, надежда есть всегда. Дима и совсем небольшое число бойцов смогли вести подпольную повстанческую борьбу в самом сердце современной российской империи чекистов, ментов и прочих силовиков в течении более чем 4 лет, и его так и не поймали. Никто его не готовил, все нужные навыки конспирации он освоил сам. Никто его не спонсировал, никто ему не помогал. Чего могли бы добиться 100 или 1000 подобных групп? Чего угодно. 

 

Антти Раутиайнен

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости