Еще раз к критике буржуазных тенденций в КРИ

Надо сказать, что критика КРИ у меня вызвала смешанные чувства. Я долго думал, стоит ли отвечать на столь тенденциозный (в рамках европейского левацкого дискурса) пасквиль (ссылка на предмет критики -). За недели постоянных дискуссий, как в офф-лайн, так и в он-лайн по вопросам борьбы женщин и ЛГБТ за буржуазные права данная тема успела мне и моим товарищам изрядно поднадоесть. Однако, когда страсти первых батхертов немного улеглись, я все таки решился написать детальный ответ, т.к. критика и конструктивная дискуссия (здесь я согласен с оппонентами из КРИ) является одним из основных инструментов постижения истины и мой ответ на критику КРИ является одним из необходимых моментов для разоблачения буржуазных тенденций в левом движении, в том числе и анархическом. Для продолжения дискуссии считаю уместным для себя обратиться к своему излюбленному способу подстрочных комментариев к наиболее острым и/или содержательным моментам критики от КРИ.

«Ни одна из организаций не решилась открыто взять на себя ответственность за этот материал. Однако националистическая «Вольница», «Левый Фронт» и, к сожалению, товарищи из РСД, солидаризовались с выраженной в нем позицией, разместив ссылки на него в своих пабликах».

Ни одна из организаций «не решилась открыто взять на себя ответственность»  за материал не потому что, как представляют себе мнительные члены КРИ, какая-либо из перечисленных ими организаций боится ответственности. Это произошло потому, что я не состою ни в одной организации. Тем не менее, дружеские и доброжелательные отношения в процессе совместной практической деятельности у меня сложились с многими членами РСД, Вольницы, Автономного Действия, Комунны и ГКМ, в меньшей степени Левого Фронта. Публикация же на этих пабликах моего ответа на «Заявление подпольных феминисток» (с которыми я, кстати, тоже знаком лично и несмотря на ошибочность их позиции по многим вопросам, вытекающим из недостатка у них элементарных знаний, отношусь к ним все так же доброжелательно) скорее всего связана как с моими личными связями, так и с тем, что мою позицию разделяют многие участники этих организаций, что лично меня не может не радовать.

«В сторону КРИ летят обвинения в…»

Если бы члены КРИ не имели бы столь больного самолюбия, то, наверное, бы заметили, что критика адресована не только им. А в большей степени именно группе «подпольных феминисток», т.к. именно их материал разбирается в моей критической заметке. «Материалистическое» понимание капиталистического общества членами КРИ на примере вопроса права будет разобрано далее.

«Феминистического журнала «Нет — значит нет»».

Не могу не остановиться немного на этом журнале. При том, что сделан он профессиональными верстальщиками суть его, которую ярко выражает одно из названий представленных в нем статей – «Политический смысл лесбийского сексизма» говорит о полной деградации европейского левацкого дискурса. Разделение половых ролей в рамках гомосексуальных отношений естественно имеют патриархальные корни и для любого адекватного левого это очевидно, но сам факт того, что этот вопрос ставиться со всей серьезностью присущей европейским левакам ничего кроме улыбки вызвать не может. ФГМ по терминологии Луркоморья на лицо.

«С чем же из этого не согласен наш неизвестный критик? Может быть, он станет отрицать, что патриархат тесно связан с капитализмом, идет с ним «рука об руку»? Или с тем, что он, в отличие от капитализма, возник уже на заре истории вместе с разложением первобытной общины, зарождением классов и первых форм государственности? С тем, что он чрезвычайно прочно укоренен в современном обществе? Каким образом эти цитаты, противоречат тому, что он написал в ответ?»

Ничего из этого я не отрицаю. Критика в данном случае имела своей целью разъяснение того, что тезис «подпольных феминисток» о том, что их оппоненты якобы не понимают, что патриархат возник раньше капитализма, является ошибочным. И сам факт такого более раннего в хронологическом смысле возникновения не является причиной для того, чтобы патриархат ставить в базисное положение по отношению к капиталистической системе.

«Свою некомпетентность демонстрируют вовсе не анархо-феминистки, а как раз наш критик: подобно тому, как развитие производительных сил и вызванные им изменения в структуре общества только создают предпосылки для устранения всякого государства и всякого угнетения человека человеком, но не могут сами по себе привести к нему, распространение бытовой техники, участие женщин в капиталистическом производстве и т. п., хотя и создает предпосылки для освобождения женщин, однако само по себе вовсе не является причиной снижения «патриархального давления». Его действительная причина заключается, напротив, в субъективном факторе — организованной борьбе женщин и поддерживающих их мужчин за свои социальные и политические права. Точно так же, хотя полное уничтожение гендерного угнетения возможно, действительно, только после уничтожения его предпосылок посредством экспроприации средств производства и установления рабочей власти, этих шагов вовсе не достаточно самих по себе — необходима также сознательная и организованная борьба с патриархатом, со всеми формами укоренившихся в обществе предрассудков. История Советского государства и последовавшего за первыми годами «семейного термидора» прекрасно иллюстрирует это положение».

Здесь Влад В. перестарался. Судя по всему, мой критик не понимает, что борьба за политические права женщин, национальных «меньшинств» и т.п. в рамках капитализма развивалась именно в процессе развития капиталистической системы (борьба эта началась в эпоху становления капитализма как системы – 16 -19 век) и борьба эта является неотъемлемой частью капиталистической системы. Если хотите – получение политических прав широкими слоями населения – есть основная освободительная миссия капитализма. Я никогда не отрицал, что все политические завоевания «меньшинств» являлись результатом целенаправленной и осознанной борьбы масс (часто, если не сказать всегда, ведомых буржуазными лидерами). Однако своему критику я предлагаю поразмыслить вот над чем: а как это самое сознание масс (и отдельных личностей) формируется? Могли бы женщины добиться (или даже иметь мысль об этом) политических прав (к примеру трудовых), если бы материально-технический базис капиталистического общества не подразумевал автоматизацию удовлетворения издержек патриархальных домохозяйств? Может моему критику уже пора определиться в том, что первично сознание или материя? И не приходит ли в голову моего критика мысль о том, что «советский семейный термидор» был обусловлен объективно, а не субъективно и при текущем в то время уровне развития средств производства равенство женщин и мужчин было маловероятно на практике именно потому, что большевикам в наследство от царизма досталась отсталая аграрная экономика, а всех умных людей (в том числе и революционеров), которые могли бы сгладить своей деятельностью в том числе и противоречия между полами вульгарные трактовали классиков «перещелкали» уже к концу 30х? К слову говоря, реальных политических прав в Советском Союзе сталинской эпохи были лишены как мужчины, так и женщины и в этом плане определенно было «равенство».

«Однако капиталистическое общество знает всего одно исключительно буржуазное право — право частной собственности на средства производства, транспорта, финансовые учреждения, СМИ и т. д. Все же остальные права — на аборт, на свободу слова, печати, собраний, вероисповедания и т. д. и т. п. — являются вовсе никакими не «буржуазными», а общедемократическими, их соблюдение составляет интерес самых широких слоев трудящихся».

Вот этот идеалистический пассаж нуждается в обстоятельном комментарии. Интересно, на каком основании Влад проводит границу между правом собственности и остальными правами??? С удовольствием бы послушал эту занимательную историю. Но таких оснований (по крайней мере материальных) просто не существует. Далее пропишем почему.

Дело в том, что, прежде всего, Влад ошибается в том, что право собственности на средства производства – это «исключительно буржуазное право». Зачатки права собственности и других прав (вообще права как институциональной категория) возникают еще на заре классового общества, окончательно оформляются они уже в рамках развитых аграрных классовых обществ, а повсеместное внедрение и распространение право получает уже в рамках капиталистической системы. По сути, любое право есть формализованный способ регуляции отношений в обществе, который находиться в рамках общественно-политической надстройки, определяющим базисом для которой (естественно в самом общем виде) выступает текущий способ хозяйствования, который в свою очередь зиждиться на базисе определенного для системы уровеня развития средств производства. Каждому определенному этапу экономического развития классового общества соответствует определенная правовая система. И любая правовая система включает в себя как право собственности, так и семейное право и другие права, которые регулируют отношения между людьми в различных сферах деятельности человека.

Правовая система сама под собой подразумевает как наличие определенных прав у определенных социальных групп, так и их отсутствие у других социальных групп. Те социальные группы, у которых права наличествуют, представляются мне наиболее включенными в капиталистический способ производства и в капиталистическую общественную систему. Именно поэтому в наибольших масштабах права распространены в капиталистических странах центра (США, Западная Европа), т.к. капитализм свое развитие именно там начал раньше всего и у этих стран имелось и имеется поэтому конкурентное преимущество перед другими локациями в рамках капиталистической мировой системы. Наличие и отсутствие прав – это две стороны медали капиталистической системы, которая охватывает сегодня весь мир, в котором страны центра выступают коллективными эксплуататорами стран периферии и полпериферии (типа России).

Далее Владу предлагается задуматься над тем непростым вопросом, почему борьба за права, столь популярная в странах центра, не имеет почти никакого отклика в странах периферии и полупериферии. Чтобы Владу легче думалось, изложу свою точку зрения на этот счет.

Дело, на мой взгляд, заключается в том, что буржуазия как социальный класс неоднородна. И буржуазный частнособственнический интерес (который и является фактически критерием того экономического класса буржуазии, о котором писал Маркс) может быть присущ представителям самых разных капиталистических социальных групп (представьте себе геям и женщинам в том числе). И если мы посмотрим в суть прав, которых добиваются буржуазные феминистки и ЛГБТ, то без труда обнаружим их экономическую сущность. Право на аборт – подразумевает под собой право буржуазных женщин целиком уделять свою жизнь бизнесу, не отвлекаясь на воспитание детей (ненависть к детям со стороны буржуазных феминисток здесь весьма характерный индикатор). Право гомосексуалов на регистрацию браков и усыновление детей является в экономическом смысле способом, позволяющим буржуазным геям воспроизводить первичные капиталистические ячейки общества и накапливать капитал в виде передачи его потомству по наследству. Таких вскрытий я могу провести еще много. И все они будут означать только одно, что те права, которые Влад и Женя называют «общедемократическими», а так же «живыми интересами масс» являются ничем иным как способом интеграции в капиталистическую систему социальных групп, которые в ходе исторического процесса по каким-либо объективным причинам были из этой системы исключены или не в полной мере включены. Отсюда следует простой вывод, что всякий раз, когда мы слышим «песни» о примате «интересов» пола, расы, нации, сексуальной ориентации и т.п., то мы всегда должны задумываться о реальных экономических целях таких «песен» и о том, под чью шарманку они исполняются.

Все вышесказанное объясняет так же тот факт, что в странах периферии и полпериферии (Россия, Индо-Китай, Южная Америка и т.п.) борьба за права не пользуется таким успехом, как в странах центра и является скорее чуждым элементом, искусственно внедряемых с помощью правозащитных организаций из стран центра.

«Наоборот, именно буржуазия и прислуживающее ей государство ежедневно и ежечасно попирает эти «буржуазные» права, втаптывает их в грязь. Долгом каждого социалиста и социалистки является всемерная поддержка этих прав, борьба за них, объяснение того, что они нарушаются именно потому, что прямо или косвенно входят в противоречие с буржуазным правом частной собственности».

Противоречия между различными элементами капиталистической системы являются ее неотъемлемой частью и ее первейшей характеристикой. Непонимание этого простого факта может свидетельствовать о том, что Влад много читал и понимал всякую псевдолевую постмодернисткую сволочь и мало читал и понимал классиков.

«Надо понимать, что рабочий класс не является монолитным, его составляют вполне конкретные живые люди: мужчины и женщины, русские, узбеки и осетины, молодые и старые, гетеро- и гомосексуальные, с высоким и низким уровнем культуры и квалификации и т. д. и т. п. И у всех этих разнообразных групп существуют столь же разнообразные и часто весьма специфические интересы».

Пролетариат, или люди труда вопреки всем их различиям (половым, культурным, этническим, религиозным и т.п.), которые левые естественно признают, имеет общий экономический интерес, который созвучен интересу всего человечества. В самом общем виде этот интерес можно выразить следующим образом: первое - рационализация, гармонизация, демократизация производства, второе, которое вытекает из первого, - рационализация, гармонизация и демократизация общественных отношений. На этот общий интерес всегда делали ставку левые, потому что именно этот общий интерес в конечном итоге и даст возможность для полной реализации интересов менее общих и более специфических, иными словами для полной и всеобъемлющей самореализации каждого человека и каждой человеческой идентичности.

Диалектика – это единство разнообразия. Разнообразие реализуется через принцип свободы, а единство реализуется через принцип равенства. Причем принцип свободы как осознанной необходимости кардинально отличается от буржуазного понимания свободы, как эгоизма и индивидуализма. Мне странно, что я вынужден объяснять такие базисные вещи, людям, которые относят себя к марксистской традиции.

«Когда наш критик призывает бороться против «реального капитализма», на деле это означает для подавляющего большинства сражение с пустой абстракцией. Никто не будет тратить свое время и силы, а тем более подвергать свою жизнь угрозе что называется «за идею», для этого необходим кровный интерес и высокая степень сознательности».

Для того, чтобы для людей капитализм не представлялся «пустой абстракцией» левые должны наладить четкую машину, направленную на образование, агитацию и просвещение масс. Для работы этой машины мы можем и должны использовать противоречия капиталистической системы. Но ПРИНЦИПИАЛЬНО левые не должны включатся в борьбу противоречий на одной из заинтересованных сторон этих противоречий, т.к. это превращает все в бесконечный цикл воспроизводства классовых отношений. Классовая борьба левых это не борьба за интересы какой-либо социальной группы. Классовая борьба левых – это борьба против экономических классов за бесклассовое общество, классовая борьба левых – это борьба против капиталистических, мещанских, узкокорыстных интересов различных социальных групп и индивидов. Вступая в борьбу в рамках капиталистического антагонизма левые должны ее разворачивать в сторону уничтожения этого антагонизма.

Теперь немного о вопросе сексизма. В отличает от членов КРИ, я лично знаком с «подпольными феминистками» и точно знаю, что в своем обращении они имели в виду тех людей, которые к сексизму не имеют никакого отношения. Более того эти «подпольные феминистки» работают довольно «грязно», чему я был свидетелем не раз, и в своих сношениях с мужчинами воспроизводят капиталистические отношения ничуть не меньше чем бывалые мужланы. Но, не смотря на это, я лично и мои товарищи их принимаю такими, какие они есть, что естественно не означает, что дальнейшая их деятельность не будет подвергнута самому обстоятельному критическому анализу. Поэтому вся тирада членов КРИ о якобы непонимании автором сути проблемы сексизма в левом сообществе, и в данном конкретном случае в частности, бьет мимо цели и основана исключительно на умозрительных догадках членов КРИ.

«Нет, мы вовсе не считаем ЛГБТ-вопрос важнейшим, но мы также и не намерены отказываться от работы по этой теме на том лишь основании, что это вызывает недовольство некоторых леваков!»

Тем не менее у большинства левых, не придерживающихся гомофобных предрассудков, складывается именно такое мнение, что вы считаете вопрос ЛГБТ именно важнейшим. Никогда не думали – почему или рефлексия и самокритика для вас тоже «пустые абстракции»?

«Мы никогда не писали, и в действительности не считаем, что буря возмущения в левой среде вызвана исключительно гомофобией. Напротив, скорее здесь виден отчетливый страх отпугнуть от себя «гомофобные» массы своей солидарностью с ЛГБТ. Лучше всего выразил эту позицию сторонник Левого Фронта Василий Кузьмин в своей статье «Разминировать радужную бомбу»: «Потеря сотен активистов в случае отказа от ЛГБТ открывает нам путь к тысячам и даже миллионам. Отказ от гендерной темы — это не проявление дремучей ксенофобии, а рациональное и взвешенное решение, необходимое в данный момент».

Не соглашаясь с Кузьминым по поводу его выводов, отмечу только то, что вопрос тактики левого движения очень важен и здесь стоит, на мой взгляд, сделать разницу между внутренним обсуждением данной проблемы в рамках левого движения и тем, что мы выставляем напоказ.

Общество не состоит из идеального пролетариата, который себе представляют в головах члены русской секции КРИ, общество больно многими классовыми предрассудками. Тактика левого движения, на мой взгляд, должна заключаться именно в том, чтобы не давить сразу на болезненные точки общества, вызывая реакцию в свою сторону, как это делает КРИ, на подписке которых состоит аж целых 300 спартанцев, включая меня, а в том, чтобы мастерски вырезать эти опухоли. И для того, чтобы делать это мы должны для начала завоевать доверие тех масс, которые мы имеем (гомофобных, ксенофобных и т.п.). Если мы не можем работать с людьми такими какие они есть, то проблема в нас, а не в них и грош нам цена. А пока члены КРИ витают в облаках, фантазируя об идеальных пролетариях, они отдают реальных людей на откуп фашисткой и леберально-демократической сволочи, чем демонстрируют акт небывалого идеализма и глупости.

Пользуясь случаем, даю ссылку на грамотную и продуманную позицию товарищей из Группы Коммунистов Максималистов касательно тактики левого движения, в том числе по вопросу ЛГБТ: http://levcom.org/?q=content/nekotorye-voprosy-taktiki-levogo-dvizheniya

 «Гомофобия — это популизм!» К слову сказать, анархистка, вынесшая радужный флаг 7 ноября показала такую степень принципиальности и сознательности, до которой очень далеко многим анархистам предающим этот самый флаг «очистительному ррреволюционному пламени».

К слову сказать, эта самая «анархистка/ анархист» (идентифицировало себя как ОНО) продемонстрировала полный «фимоз головного мозга», отвечая истерикой и полным игнором на вменяемые, обоснованные и доброжелательные просьбы других людей, чем естественно вызвала агрессию не столько в свой адрес, сколько в сторону своего действия, с которым было несогласно подавляющее большинство анархистов. Весьма характерно ее высказывание о том, что анархисты должны терпеть в своих рядах эксплуататоров с черным цветом кожи только потому, что они черные. Характеризует ее как анархистку, не правда ли?

Анархисты и социалисты и дальше будут экспроприировать и жечь контрреволюционные знамена, а так же гнать ссаными тряпками буржуазных «фриков», которые ставят свое мнение выше мнения товарищей по борьбе.

«Они весьма удивились бы узнав, что ЛГБТ-сообщество давным-давно порвало с ними. Более того, борьба против всех видов ксенофобии становится неотъемлимой частью работы профсоюзных активистов, поскольку единство и солидарность — основополагающие ее принципы».

Это очень хорошо, что ваши товарищи занимаются именно этим вопросом. Это дает возможность левым организациям по всему миру избежать внедрения в их ряды оппортунистов, преследующих свои узкогрупповые цели. Хотя на счет секции вашего интернационала в Казахстане, например, у меня имеется другая информация и там они занимаются именно тем, чем и должны заниматься пролетарские организации – борьбой против эксплуатации на производстве.

«С точки зрения революционной пролетарской морали моральным является все, что способствует уничтожению классового господства и всякого угнетения человека человеком, иными словами, все, что способствует конечной победе социалистической революции, и наоборот — аморальным является все, что ей препятствует. Меньше всего мы склонны предаваться пустому и ханжескому морализаторству, вместо этого пусть лучше наш оппонент попытается внятно объяснить, каким образом групповой секс препятствует революции. По нашему мнению, ничуть не больше чем занятия бальными танцами или хоровым пением».

Прошу отметить, что в данном абзаце члены КРИ публично отрицают существование морали и нравственности, чем естественно противоречат классикам, которые существование идеального не только признавали, но и уделяли ему важное значение в вопросе преобразования общества (работы Маркса, Грамши, Ильенкова тому первейшее подтверждение). К какому обществу приведет «мораль» оправдывающая ПУБЛИЧНЫЕ групповые соития и даже не предполагающая научного рассмотрения данного вопроса, например в ключе последствий такого способа сексуальной активности на сознание детей, например, можно только догадываться. Склонен предполагать, что точно не к социалистическому

Здесь будет уместным привести высказывание известного русского революционера, революционного большевика и ученого Александра Александровича Богданова, которая очень ярко характеризует причины подобного поведения в обществе: «..Паразитические классы современного и прежних обществ, накопляя энергию за счёт труда других людей, ищут ей исхода не в творчестве, а в разврате, извращениях, в утончённостях потребления; и это ведёт к ослаблению психики, к упадку класса. — Но таковы только паразиты; они живут не в сфере общественно полезного труда, а почти исключительно в сфере потребления; естественно, что в этой сфере они и ищут новых форм жизни — и находят их в утончённостях и извращениях...»

Слова Богданова сегодня звучат особенно пророчески в виду повсеместного распространения идеологии потребления и сопутствующего ей падения нравов и распада традиционных культурных ценностей и приходу на их место монструозных детищ капиталистической массовой культуры.

Именно эта буржуазная утонченность и извращенность прославляется сегодня членами русской секции КРИ, а критическая позиция по отношению к этой мерзости тут же нашими «пролетарскими революционерами» обзываются «ханжеским морализаторством».

Мы же и впредь будем клеймить и преследовать буржуазную культурную нечисть, противопоставляя объективизации, коммодификации и фетишизации человеческой сексуальности в рамках капитализма – человеческую сексуальность, как свободный интимный и сокровенный выбор каждого индивида.

«На самом деле радужный флаг означает лишь, что к левым присоединились ЛГБТ, разделяющие наши идеи. Или что среди левых есть ЛГБТ, которые не намерены замалчивать проблему дискриминации. А вот участие нацистов означает, что левое движение все сильнее разворачивается вправо. И, к сожалению, наши оппоненты готовы с пеной у рта спорить о символике ЛГБТ, но не замечают всей этой тенденции в целом».

Перефразируя «На самом деле флаг НСДАП означает лишь, что к левым присоединились любители НСДАП, разделяющие наши идеи» - занавес. Здесь стоит отметить, что граница между левыми и правыми всегда проходила по линии отношения к собственности на средства производства и вытекающего из него вопросам политической власти. И в этом плане та же «Вольница» естественно относиться к левым – подтверждение тому их манифест, который огульные критиканы из КРИ уверен, что не читали. Естественно некоторые выходцы из ультраправой среды, которые в том числе являются участниками «Вольницы» еще не до конца избавились от реакционных предрассудков.  Однако, это отнюдь не значит, что «Вольница» - это фашистская организация, состоящая сплошь и рядом из нацистов (такие понятия как нацизм, фашизм, национализм, шовинизм, этницизм, патриотизм судя по всему у критикующих меня членов КРИ тоже сливаются воедино). С настоящими фашиствующими молодчиками некоторые члены КРИ уже «имели счастье» повстречаться 4ого ноября. И в этой встрече члены КРИ уже показали себя абсолютно беспомощными перед лицом реального, а не виртуального врага. Теперь вместо того, чтобы делать выводы они начинают клеймить фашистами и коричневыми всех, кто не вписывается в их идеализированное представление о «толерантном» пролетариате и «толерантных» революционерах.

Резюме специально для забавы читающего и смеха ради выдержано в восточном стиле «ТЫХУЙ»: Пафос и размер раздутых щек Жени Отто и Влада В., с которыми они взялись критиковать мой ответ «подпольным феминисткам» ни в коей мере не соответствует уровню их теоретической подготовки и практической деятельности. Уровень этот не тянет на живое и плодовитое учение Маркса и его последователей и соответствует плохенькой поделке буржуазных грантоедов отчетности ради.

Черная Заря

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Пауль Маттик (Paul Mattick, 1904 - 1981) - немецкий марксистский политический обозреватель и активист, представитель коммунизма рабочих советов, критик ленинизма и СССР. ...Социал-демократическая концепция социализма - это государственный социализм (национализация, т.е. превращение...

2 недели назад
2
Michael Shraibman

Два типа капитализма - китайский (политический капитализм) и американский (экономический или меритократический капитализм). Кто сильнее? Кто самый эффективный менеджер на планете? Ниже представлен перевод большой статьи (или, небольшой книги, как кому нравится), одного из крупнейших современных...

3 недели назад