Греция: интервью с Антиавторитарным Движением

Какова история анархистского движения Греции? Есть ли у него корни в XIX и начале XX столетий?

Анархистское движение в Греции началось в конце 19-го века. Первые анархисты появились в 1870-80. В то время широко распространилось “виноградное движение”, т.е. движение производителей винограда. Посредством него, анархисты распространились в муниципалитетах Илиас и Ахайас. Позже появилось Демократическое Общество Патрас, которое представляло из себя значительную анархистскую группу. Аналогичная группа возникла и в городе Пиргос. Первые анархистские газеты появились в Афинах и Патрас. Следует понимать, что ранние социалисты в Греции фактически были с анархистским уклоном.

Во многом анархизм был привнесен болгарским анархистским движением из исторической области Фракии, которая располагается на территории северной Греции, Турции и Македонии. В те времена в съезде болгаро-фракийских анархистов могли участвовать 300 делегатов.

Также, в 19-ом веке в Греции чувствовалось сильное анархо-христианское влияние. Видными представителями этой тенденции были Маринос Андипас из крестьянского движения Салоник. Анархистское движение продолжает развиваться и начале 20-го века, но начинает угасать после создания первой греческой коммунистической партии и подъема коммунистического движения. В 1920-ых та первая волна анархизма оказалась вытеснена коммунистами. Еще были анархисты во время 1-ой мировой войны, но во время мировой войны они почти отсутствовали. Костас Сперас, анархист-синдикалист, был среди тех нескольких анархистов, и был убит OPLA, боевым крылом греческой компартии. Одним из последних анархистов первой волны был Карабиллиас из Патрас.

Возрождение анархического движения происходит в 1970-е. Среди его участников были такие люди как Кириакос Василиадис, издавший недавно книгу. В начале 1980-ых анархистское движение стало быстро расти, пи оэтом приобретая некоторые новые черты западноевропейского и североамериканских движений 50-х, 60-х и 70-х гг. Сильное влияние оказали идеи т. н. движений эмансипации как, например, сексуальная революция, но также и рок-сцена. Эта тенденция в анархизме — анархо-автономизм — была самой многочисленной и была сильно завязана на образ жизни. И больше всего была популярна среди молодежи и студентов.
В тот период также появились более политизированные анархистские группы, не сильно так сильно связанные с образом жизни. Среди них были «Интернациональная Библиотека», журнал «Черное Солнце» и люди вокруг Михалиса Протопсалтиса. Это течение присутствовало в основном в Афинах, но также и в Аргинио, где анархистское движение было очень похожее. Они были активны, издавали журнал «Либертарное движение», который был откровенно политическим, и одними из первых среди анархистских групп заинтересовались идеями Корнелиуса Касториадиса.

Стоит упомянуть, что в течении всего этого периода, кроме тех кто называл себя анархистами, были люди [левые], которые со временем перешли на либертарные позиции. Такими людьми были Яннис Тамтакос и Агис Стинас, которые начинали с троцкизма, но со временем стали или анархистами или с большего антиавторитаристами. В частности, эти два человека были активны до и во время второй мировой войны, и были среди политических «учителей» Касториадиса. Сам Касториадис изначально называл себя троцкистом, но позже это пошло в разрез с его либертарными воззрениями.

Что представляло из себя анархисты движение на момент восстания в Политехнике в 1973 году?

Анархисты отметились во время восстания в Политехнике в 1973 году. В то время существовали группы анархистов новой волны, которые испытывали на себе влияние событий 60-ых всего мира. Сама оккупация Политехнического Университета была инициирована маленькой демонстрацией сотни анархистов. Демонстрация вошла на территорию Политехники и та историческая оккупация началась. Поэтому среди лозунгов, появившихся на станах корпусов Политехники встречались «Долой государство» и «Долой власть».

Сегодня та антиавторитарная составляющая восстания в Политехнике забыта, и Левые попытались присвоить себе историческую память тех событий. В дни восстания анархисты были также активны в демонстрациях и бунтах, которые проходили вне стен Политехники.

Каков спектр современного анархистского движения в Греции?

Если говорить непосредственно об анархистском движении, то сегодня существуют ряд крупных групп. Действуют две федерации классических анархистов, хотя они не очень популярны. Есть пару организаций анархо-синдикалистов, имеющих некоторые позиции среди официантов, работников отелей и курьеров. Но они не так влиятельны в самом движении.

С развитием экономического кризиса стало популярно движение т. н. «солидарной экономики», хотя радикальные левые тоже участвовали в нем. Они организовывали рынки прямого обмена, без посредников и т. п. Сейчас это течение уже выдохлось.

Сегодня появился новый тренд, очень популярный, синтеза анархизма и коммунизма. Чтобы прояснить, не анархистов-коммунистов, что представляет собой чистый анархизм, а именно анархизм&коммунизм, т. е. Бакунин и Ленин. Очень активна группа «Классовая контратака», и даже «Рубикон», но в меньшей степени, можно отнести к такому синтезу. Подробнее об этом — ниже.

Также, существует течение нигилистов. Эта тенденция резко набрала силу после восстания в декабре 2008 года, хотя присутствовала в движении и раньше. «Заговор Огненных Ячеек» происходит именно из этих анархистских кругов. Это течение было представлено в Анархистском Союзе Греции, образованном в 1987 году. В Союз входили три больших ассоциаций групп: из Афин, из Салоник, и из Агриниона. Он просуществовал 3-4 года, и в нем было определённое присутствие нигилистов. За акциями нигилистов обрушились репрессии и многие члены Союза попали в тюрьму или были скованы судами, длящимися вплоть до 10 лет.

Некоторые участники Анархистского Союза, особенно из Агриниона, с течением времени отошли от нигилизма и лайфстайл-анархизма, и стали одними из основателей Антиавторитарного Движения, применяя свою сильную политизированность для социального сплочения и прямой демократии.

В основном они открыто враждуют с другими течениями, но с некоторыми группами могут и кооперировать. У них есть своя инфраструктура, свои сквоты, они достаточно сильны. Нигилисты представляют собой разнородное явление, часть из них называют себя анархистами, инсурекционистами, но есть и те, кто скорее ультра-индивидуалисты, почитывают Штирнера, Ницше, Шопенгауера. Нужно учитывать, что этот тип более резонирует с реальностью Афин, где многие молодые люди уже впитали злобу и социальную изоляцию огромного мегаполиса, переживают одиночество и агрессию. Не удивительно, почему такой способ мышления и практики оказался привлекателен для многих.

В Греции либертарное движение никогда не состояло только из анархистов. Более широкий антиавторитарный круг состоит из разнообразных людей, которые ассоциируют себя с движением. Известные личности, как журналист Гиоргос Вотсис или писатель Периклис Коровесис позиционируют себя как антиавторитариев, хотя и не являются анархистами.

Часть либертарного движения составляют т. н. автономы. Их взгляды очень близки Левым, зиждятся на классовом анализе и воркеризме, но антигосударственные элементы также присутствуют. Они не пользуются символом А в круге, только черными и красными звездами.

Очень популярны политизированные антифа-группы, которые проповедуют автономизм. Однако в отличие от вышеназванных автономов, являющихся наследниками итальянского автономистского движение, автономизм антифа импортирован напрямую из Германии. Эти ребята очень закрыты и напоминают секты.

До 2003 года греческие мейнстрим-медиа не говорили о «антиавторитариях», но только о «анархистах». Этим термином они описывали определенную насильственную и иллегалистскую тенденцию, которая в основном проявляла себя в Афинах и, в частности, районе Экзархии. Но в 2003 году прошли демонстрации против встречи Европейского Союза в Салониках. Люди и группы, участвовавшие в демонстрациях, назвали себя «Антиавторитарное Движение Салоники 2003». Это название было выбрано для того, чтобы отличить себя от инсурекционных и лайфстайл- анархистов, выдвигая в первую очередь важность прямой демократической организации. Но когда антиавторитарное движение вышло на улицы, медиа поспешили связать его с теми анархистами, а термин «антиавторитарий» заменил термин «анархист» для описания бунтовщиков, независимо от их взглядов.

Насколько греческое общество знакомо с анархизмом и симпатизирует анархистским идеям?

Анархистское движение зачастую антисоциально, поэтому греческое общество не относится к анархистам с симпатией. Общество скорее ассоциирует анархистов с насилием, хаосом и коктейлями Молотова. Хотя существует небольшой сегмент общества (в основном, люмпмены), которые одинаково радостно отнеслись бы тому, если анархисты сожгли парламент или фашисты из Золотой Зари вошли внутрь и перебили политиков.

В тоже время, несмотря негативное отношение к анархистскому движению, общество положительно относится к безгосударственной, антикапиталистической прямой демократии. К сожалению, общество утратило свои общинные традиции и ему все труднее организовываться горизонтально. В 1950-х дикий капитализм стремительно ворвался в жизнь греческого общества и подверг коррозии существовавшие на тот момент коммуналистские отношения. Кроме того, политические партии сыграли негативную роль в разрушении этих отношений, проводя политику подкупа голосов избирателей мелкими подачками и отуманивания разума сказочными обещаниями.

Как много анархистов / либертариев в Греции? Много ли товарищей приезжает из других стран, чтобы принять участие в местном движении?

Мы полагаем, сегодня несколько тысяч человек идентифицируют себя как анархисты или либертарии. Что касается зарубежных товарищей, то они приезжают в основном в рамках анархо-туризма. Некоторые приезжают на несколько дней, чтобы принять участие в конкретной демонстрации или бунте, другие могут остаться на несколько месяцев, единственно для сквотинга и участия в акциях. Особенно это касается Экзархии. Это приводит к отрицательному воздействию на местное анархистское движение, потому как иностранцы приезжают на короткий промежуток времени, с возможностью всегда вернуться домой, и совершают много бездумных и насильственных поступков, без понимания особенностей греческого контекста.

Культура греческого движения сильно отличается от культуры движений западной Европы. Каковы отношения с западными движениями? Можно ли говорить о проникновении западно-европейских нарративов?

Анархистское движение в Греции еще с 70-х и 80-х находилось под отчетливым влиянием Запада: события мая 1968 и западные эмансипационные движения, которые не были строго анархистскими. Вместе с тем влияние непосредственно анархистского европейского движения, вроде CNT, CGT и FAI было слабее. В 90-х началась новая волна влияния с Запада, это была панк-цена. Сквоты того периода обладали выражено панковским характером, сильным акцентом на образ жизни и были очень антисоциальными. В последние годы появились новые темы, такие как веганизм и гендерная идентичность, они оказывают влияние на определенные сегменты анархистского движения.

С движениями каких стран греческие товарищи контактируют больше всего? Насколько крепки связи с Турцией?

Говоря об истории, в 19-ом и нач. 20-го вв. греческое анархистское движение развивало отношения главным образом с Францией, которая в то время была центром анархизма.

Сегодня, греческое движение контактирует с движениями со всего мира, и, начиная с восстания 2008 года, стало глобальным ориентиром для сопротивления и бунта. Многие с Запада приезжают для т. н. «анархо-туризма», чтобы принять участие в бунтах и затем вернуться к своей безопасной ежедневности. Но кроме этого также существуют взаимоотношения с политическими и социальными движениями по всему миру, преимущественно с Запада. Греческое анархистское движение никогда не могло установить сильных связей с турецким движением. Некоторые связи существуют с DAF, и Антиавторитарное Движение также с ними сотрудничает. Но для греческого анархистского движения турецкие анархисты выглядят слишком традиционными. Некоторые течения анархистского движения 80-х (в основном, иллегалисты и нигилисты) имели связи с турецкими боевыми коммунистическими группами. Почвой такого сотрудничества были вооруженная борьба и насилие.

Греческое либертарное движение известно наличием вооруженного подполья. Каковы отношения комбатантов с не-боевыми группами?

В некотором узком сегменте анархистского движения связи боевого подполья и небоевыми группами действительно существуют. Но помимо них нет связей с другими политическими группами, и, особенно, с социальными движениями. Более того, они зачастую действуют в противоречии друг с другом. Когда происходит социальная мобилизация против определенных действий или намерений государства и бизнеса, боевые группы не поддерживают ее, и вместо этого проводят свои собственные акции, стараясь продемонстрировать, что социальная борьба является неэффективной, в той время как боевой подход является правильным.

Следует заметить, что в Греции не только боевые и иллегалистские группы, но и более широкий спектр анархистских и левых групп входят в антагонизм с социальными движениями. Одним из примеров является строительство дамбы на реке Ахелоос. Когда местные сообщества начали сопротивление, они создали сеть открытых ассамблей и инициатив, чтобы координировать борьбу и организовывать акции. Эти социальные движения удалось придерживались четких демократических и антиавторитарных подходов, но значительная часть анархистского движения отвергла их. Вместо этого они создали свою собственную инициативу против дамбы, отказываясь объединить силы с местными жителями, предпочитая вести свою собственную кампанию с минимальной поддержкой социальных движений или вовсе без нее.

Аналогично произошло и в ходе борьбы против добычи углеводородов в регионе Эпир, где также была создана сеть из локальных сообществ, посредством которой они организовывали свое сопротивление. Анархисты в очередной раз предпочли образовать свою собственную инициативу, вместо того чтобы присоединиться к борьбе обычных людей. Таким образом, существует дистанция между анархистским движением и остальным обществом. Поэтому социальные движения в целом не поддерживают анархистов-заключенных и анархистскую борьбу, вроде той что идет за будущее Экзархии. Даже сами анархисты временами отказываются от помощи не-анархистов (например, отказ от поддержки со стороны Антиавторитарного Движения).

В годы кризиса тысячи людей выходили на улицы и устраивали ассамблеи на площадях, обсуждали наболевшие вопросы, принимали решения. Многие анархисты заявили, что на этих собраниях присутствуют люди разных классов, что многие из них консервативны, и что они не так понимают прямую демократию, и не стоит туда ходить. Но что еще ожидать от народных движений? Классовой чистоты и четкого следования идеологическим догмам? Естественно, в отличие от анархистов АД посещало эти ассамблеи и старалось влиять в конструктивном и радикальном духе.

После прихода СИРИЗА к власти анархистское движение находится в упадке и испытывает фрустрацию. Почему?

Есть мнение, что анархистское движение уже было в упадке на момент прихода СИРИЗА к власти. Фактически, анархисты находилось в упадке уже после восстания в декабре 2008 года, потому что были эгоистичны и апеллировали к самим себе. Движение верило, что если ты хочешь сделать революцию и изменить мир, то обязан вначале стать анархистом. Эта вера была опровергнута декабрьским восстанием. Его начали не анархисты, вместо этого оно имело социальный базис и широкое общественное одобрение. Затем, спустя несколько лет, было «движение площадей» (как Indignados в Испании), во время которых люди оккупировали площади и проводили на них народные ассамблеи. В очередной раз общество утерло нос идеологическим движениям. После этого спад анархистского движения только продолжает набирать обороты.

С приходом СИРИЗА к власти, в Греции в целом набирается упадок социальных движений. Это отражается на анархистском движении (и на Левых также), меньше людей выходило на улицы и самоорганизовывалось. Но автономная активность крупных сегментов общества продолжилась.

Каковы отношения анархистов с коммунистами?

В прошлом, анархистскому движению была присуща некоторая ненависть по отношению к коммунистам. Например, в поколениях 80-х и 90-х. Были даже физические столкновения, временами даже чаще чем с полицией.

Но в последнее десятилетие, частично благодаря пренебрежению теорией и политическим действием, появился феномен очарования анархо-групп коммунизмом и идеологическим переплетением с ним, вплоть до сталинизма(!). Эта тенденция была усилена подъема крайне-правых по всей стране в последние годы, из-за чего многие анархисты, учитывая недостаток теоретической базы, впали в псевдо-диполь «Коммунизм vs Нацизм». Это можно увидеть в антифашистских плакатах, и даже в тех анархо-группах, которые стали использовать исторические коммунистические символы и лозунги (например, «красные против коричневых»), чтобы показать свою приверженность к борьбе с фашизмом. Были случаи, когда на собраниях анархистов в Экзархии игрались советские марши.

Как анархисты относятся к военному конфликту на Донбассе?

Большинство анархистов в Греции, из-за веры в то, что украинцы являются фашистами, поддерживают (Л/Д)НР и, в целом, антифашистский прокоммунистический фронт. А если и нет, то они заявляют, что не поддерживают ни одну сторону конфликта, но в то же время обличают империализм США, и таким образом косвенно поддерживают Россию.

В Греции в целом распространен анти-американизм среди левых и анархистского движения, что часто приводит их к поддержке (зачастую, косвенно) деспотичных режимов, таких как исламский Иран, путинскую Россию, режим Ассада и т.д.

Многие анархисты воодушевлены Рожавой и многие вступают в РПК. Как это выглядит в Греции?

В отношении Рожавы Антиавторитарное Движение занимает позицию критической поддержки. Мы приветствуем определенные политические подходы, которые по всей видимости действительно работают, такие как советы, ассамблеи, коммуны, конфедерации. Эти вещи мы поддерживаем и призываем расширять, чтобы упразднить любые следы иерархии и господства. Но мы не ассоциируем себя с РПК, все же существует проблематика вокруг этой партии и способов ее функционирования.

Какова ситуация с иммигрантами? Работают ли анархисты с ними, есть ли поддержка движения с их стороны? Как вообще греки относятся к иммигрантам?

Ситуация с иммигрантами ужасна. Люди из Антиавторитарного Движения начали создавать сквоты для беженцев, чтобы справиться с гуманитарным кризисом, а также предложить демократическую альтернативу лагерям и центрам для беженцев. Через некоторое время анархисты тоже начали создавать сквоты для беженцев, но наткнулись на многие проблемы.

Еще в самых первых сквотах организаторы осознали трудности работы с людьми с таким разным культурным бэкграундом, поэтому они ввели жесткий свод правил сожительства, который был принят совместно всеми беженцами и движенцами, вовлеченными в каждый отдельный сквот. В этих домах возникло истинное самоуправление, причем с осознанием самой идеи самоуправления.

В сквотах, которые позже были организованы анархистами, не было введено никаких правил, никакого самоуправления. Вместо этого водворился бардак, когда каждый делал что хотел, что привело к насильственным столкновениям между разными группами беженцев, инфильтрации мафии и т. п.

Например, в одном случае беженцы держались тех правил общежития, пока анархисты жили вместе с ними. Но когда анархисты ушли, беженцы немедленно начали враждовать, воровать еду с общих припасов и силой захватывать лучшие помещения.

Можете рассказать как происходит борьба с мафией в Экзархии? Правда ли, что многие анархисты хотят, чтобы полиция наконец вошла в центр района и выкинула бандитов оттуда?

В своих теориях, все анархисты выступают против мафии. Но на практике во многих анархистских группах в Экзархии присутствуют мафиозные элементы. Эти элементы усиливаются, если в группе нет сильного политического базиса. К сожалению, все греческое анархистское движение имеет тенденцию меньше теоретизировать и больше эпатировать. Но именно благодаря недостатку теоретической работы они часто заканчивают тем, что действуют скорее как уличная банда.

Но более важным препятствием в борьбе против мафии является внутренняя нерешительность анархистов. Полиция использует наркомафию, чтобы разложить Экзархию изнутри. И им это удается. Когда-то анархисты были способны расстрелять одного из наркобоссов, но не проявили последовательность. Однажды Антиавторитарное Движение совместно с некоторыми анархо-группами, в т.ч. с «Рубикон», вычислили мигрантский сквот, который являлся центром криминальной активности в Экзархии. Мы собрали людей, напали на этот сквот и устроили обыск. Оказалось, что уличные грабители складировали там похищенные телефоны и ноутбуки, там их были сотни. Но самой страшной находкой оказались флаги ИГИЛ! Когда мы начали выселять этот сквот, против нас собралась крупная демонстрация из анархистов-хаоситов, панков и прочих, которые обвиняли нас в попытке стать «полицией Экзархии». Это парализовало многие анархистские группы, и мы не смогли ничего сделать.

В другой раз мы атаковали наркобарыг, стоящих на центральной площади района. Мы побили и вышибли их, а ночью подъехала машина и расстреляла окна нашего сквота с автомата. Многие готовы до конца бороться с капитализмом, государством и полицией, но пасуют перед мафией.

Сейчас ситуация стала ужасной. Кроме краж и драк на улицах Экзархии каждый месяц происходят по несколько изнасилований. Нашлись даже такие феминистки, которые выступили против придания этому общественного резонанса, потому что «люди плохо подумают о беженцах». Даже девушки из движения стали опасаться проходить мимо центра в поздний час. А когда-то это был самый безопасный район Афин!

Анархистские группы Экзархии десятилетиями придерживались антимусорской политики и смогли создать ситуацию, при которой полиция в этом районе полностью отсутствует. Проблема в том, что эти группы не смогли создать горизонтальных демократических институтов, посредством которых жители района смогли бы поддерживать порядок.

Как выглядит типичная анархистская ассамблея с жителями районов?

Не существует никаких анархистских ассамблей с жителями районов. Есть группы, которые заявляют, что они якобы являются таковыми, но они все равно функционируют как закрытые идеологические организации. Вы не можете просто пойти и принять там участие, если вы не из движения.

Однако, в Греции существуют районные ассамблеи, которые не являются идеологическими, но обладают демократическими и антиавторитарными чертами. Многие из них появились в результате «движения площадей», когда обычные люди разного образа жизни воодушевились духом прямой демократии и организовались в горизонтальные структуры в своих районах, некоторые из них активны даже сегодня. Но они не являются продуктом идеологического анархизма, а только автономной активности отдельных сегментов общества, пытающиеся избежать бюрократической и капиталистической системы.

Как вы думаете, реальна ли революция в ближайшие годы? Будет ли она глобальной, или нужно использовать любой шанс на бунт? Как греческие анархисты видят «грядущее восстание»? Есть ли понимание того, что делать если режим падет?

Нет единого мнения обо всех этих вопросах. Старшие, более опытные анархисты, верят в глобальную революцию. Они несут в себе дух классического анархизма, но таких людей и групп не много. В целом, анархистское движение находится в тумане по этим вопросам. Для многих из анархистов реальная революция означала бы остаться без хобби. Поэтому когда в Греции происходят социальные волнения, некоторые анархисты противятся поддерживать их, как, например, в случае с «движением площадей». Греческое анархистское движение является классическим движением сопротивления, которое не особо вдается в планы будушего.

Однако среди либертарного движения есть тенденция, которая поддерживает прямую демократию как альтернативу капитализму и государству. Эта тенденция лежит вне анархистов и левых, она не ограничивает себя конкретными идеологическими рамками, однако, не забрасывает развитие теории (что не одно и тоже с идеологией). Более того, она стремится применить эту теорию на практике. Эта практика принимает разные формы, такие как определенные виды кооперативов, коллективов, локальных структур и т. п., которые обладают отчетливым политическим подтекстом и содержать семена прямой демократии.

Эта либертарная тенденция заботится не о том, как повести массы к революции, а о том, как найти радикально-демократические и эмансипационные инициативы, которые самозарождаются в обществе, и соединить их вместе, обозначить их общих угнетателей и врагов, подпитать их освободительный потенциал. Эта тенденция ищет революционный потенциал вне узости анархистского движения.

Антиавторитарное Движение является одним из примером этой тенденции. АД не входит в антагонизм с социальными движениями, вместо этого оно старается работать с ними, опираясь в своей практике не на идеологию, а на идеи.

В чем заключается самая большая опасность сегодня?

Самая большая опасность заключается в том, чтобы не поддаться логике представительства. Многие социальные движения утратили свою силу, как, например, экологическое движение против золотых шахт в Skouries, которое связало свои надежды с СИРИЗА. Последняя обещала многим движениям с приходом к власти решить их проблемы, но когда СИРИЗА не выполнила свои обещания, это произвело разрушительный эффект на движения.

Если говорить о либератрном движении, то опасности заключается в стремлении к зрелищности, акцентировании насилия и идеологии. Говоря о зрелищности, мы имеем ввиду опасность вовлечения в действия, которые оставляют широкие круги на поверхности, но не проникают в глубину. Проблема акцентирования на насилии уже существует: есть анархисты, которых заботит только насилие и считающие себя единственными, кто способен его применять, и в конечном счете вся их активность сводится к одному лишь насилию.

Идеология также скрывает большую угрозу, потому что из-за идеологических шор движение может оказаться неспособным разглядеть изменения, происходящие в обществе, и вместо признания фактов остаться в ловушке собственного догматического мирка.

август 2019

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Николай Дедок

9 октября началась турецкая операция на севере Курдистана по созданию 30-километровой так называемой "буферной зоны" между Турцией и Сирией. По факту, это нападение на независимую конфедерацию народов под названием Рожава (Rojava) или Западный Курдистан. Далее будет длинный пост об...

6 дней назад
Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Социальной революцией Михаил Бакунин (1814-1876) называл массовое низовое народное движение, которое изменяет общество полностью и радикально, ликвидирует классовое неравенство и вводит систему общественного самоуправления. Такая система есть федерация (горизонтальный добровольный союз)...

6 дней назад