Ждать ли в 2018 тотального запрета открытых информационных технологий в РФ?

Ждать ли в 2018 тотального запрета открытых информационных технологий в РФ?

В связи с меня посетила мысль о готовящихся с 2018 года преследованиях любого проживающего на территории РФ за использование зашифрованного сетевого трафика, передаваемого по технологии P2P или F2F. Я прекрасно понимаю, что аппарат угнетения человеческой свободы, солидарности и достоинства в первую очередь будет использовать любую возможность заткнуть рот обвиняемому в «мыслепреступлении» исключительно с целью выдвинуть абсурднейшее обвинение и поскорее закрыть дело не в пользу осужденного. Такое отношение государства и капитала мы все можем сейчас отчетливо наблюдать в деле анархо-коммуниста Дмитрия Бученкова, которого хотят лишить свободы по откровенно противоречивым и лживым показаниям обвинения. Но недавно мы также стали свидетелями не менее абсурдных обвинений в адрес преподавателя, математика Дмитрия Богатова, преступлением которого власть сочла использование технологий луковичной маршрутизации TOR и использование выходного узла этой оверлейной сети. Если, например, защита во втором сфабрикованном деле будет представлена исключительно адвокатами и юристами, не разбирающимися в тонкостях работы открытого ПО или P2P-сетей, а обвиняемому, имеющему техническое образование и разбирающемуся в тонкостях современной сетевой инфраструктуры, будет запрещено делать какие-либо заявления в свою защиту, то суду будет, очевидно, легче вменить ему любое преступление: от личных оскорблений в интернете, до терроризма.

Многие могут мне возразить и сказать, что защита может потребовать провести независимую техническую экспертизу. Но и они будут не правы в контексте, во-первых, массового характера возможных грядущих репрессий, во-вторых, стоимости услуг качественного адвоката и специалистов, которых подзащитный может попросить через этого адвоката вынести решение. Я отчетливо понимаю, что есть множество правозащитных организаций, которые могут помочь бесплатно. Но здесь уже начинается другой аргумент — массовость возможных преследований за использование технологии P2P. А при массовом характере преследований всегда сложнее защитить отдельного человека. Для многих не секрет, что численность принимавших участие в массовых протестах против коррупции весной 2017, а также еще в 2011-2012 гг. в антиправительственных протестах достигало нескольких тысяч участников в отдельных городах. При этом количество людей, которые получили от нескольких тысяч штрафа до нескольких лет заключения в тюрьме после тех событий исчисляется сотнями. А теперь подумайте — сколько приблизительно людей сейчас для связи друг с другом, а также для публикации своих идей для широкой общественности гипотетически может пользоваться такими технологиями как: оверлейные сети с «луковичной» или «чесночной» маршрутизацией — Freenet, TOR и I2P; распределенной, бессерверной почтой вроде I2P-bote или ZeroMail; распределенными файловыми системами наподобие Tahoe-LAFS или IPFS; распределенным хостингом сайтов ZeroNet; бессерверными социальными сетями или форумами, такими как Syndie или Diaspora; OTR-чатом через защищенные клиенты наподобие Tor Messenger или даже бессерверным чатом по протоколу TOX; мессенджерами Signal, Telegram или Ring; файлообменниками, похожими на Retroshare, GNUnet или Gnutella; банальным VPN или торрентами... Все эти технологии позволяют как минимум свободно и анонимно распространять любую информацию, что противоречит некоторым современным репрессивным законам. Это не говоря о том, что TOR и GNUnet входят практически во все распространенные дистрибутивы Linux. Мне могут вновь возразить и сказать, что таких людей в РФ очень мало и вообще все узлы в скрытосетях поддерживаются структурами ФСБ и ЦПЭ, но моим оппонентам здесь об обратном скажет хотя бы статистика I2P роутера по регулярно работающим и забаненным узлам, а также возможность у каждого роутера помогать другим участникам I2P сети, собирая данные по floodfill. Кроме того я могу ответить на возражения тех, кто считает, что P2P технологии плохо распространены и за них вряд ли возьмутся, тем, что если смотреть только новости по телевизору или видео развлекательного характера на главной странице youtube, то будет вообще складываться впечатление, что никакой протестной волны в стране не существует, а интернет создан только для потребления. И как показывает реальность это заблуждение часто является причиной внезапно подкравшихся репрессий.

10-11 мая 2017 г. уже был подписан указ об «обществе знаний» в РФ, в котором, в частности, предлагается строить систему доверия в сети интернет, исключающую анонимность. Не нужно наивно полагать, что оверлейные P2P сети не представляют интереса или опасности для капитала и власти. Как раз наоборот: вначале они позволяли лишь анонимно и безопасно распространять информацию, теперь же появилась возможность открытого и бесплатного хостинга P2P-сайтов. И в последнем случае — это не какие-то статические страницы, а полнофункциональные динамические web-приложения с возможностью работы с БД. Такую возможность сейчас предоставляет P2P-сеть ZeroNet, а также — IPFS и Tahoe-LAFS. Tahoe-LAFS уже может работать в оверлейной скрытосети I2P, а ZeroNet — в TOR. Кроме того разработчики как ZeroNet так и IPFS планируют сделать для этих P2P-сетей полную интеграцию как с TOR так и с I2P (если интересно — читайте «Issues» на GitHub по соответствующим проектам). Но вернемся к капиталистам и их прислужникам-государственникам — разве полностью анонимная, децентрализованная, зашифрованная, горизонтальная и одноранговая (примеры — I2P, ZeroNet, I2P-bote) надструктура (от англ. «overlay» или «over layer») обычного интернета не пугает их уже сейчас до потери здравого смысла в их ответных действиях? Да, именно так и происходит. Они боятся потерять свои краденную власть и наворованные богатства. Ведь даже бизнес компаний, связанных с разработкой открытого серверного ПО вроде Nginx (Nginx, Inc.), может пошатнуться в связи с наступлением распределенного P2P-хостинга (не путайте это с существовавшим долгое время до этого облачным хостингом). Что остается говорить о крупном капитале, сросшемся с авторитарной государственной машиной. Например в приложении ZeroNet есть собственное серверное API на JavaScript и CofeeScript для работы с БД и создания динамического контента сайта. Таким образом уже сейчас можно смело предсказывать грядущее наступление на свободу как в интернете, так и в мире открытого ПО в России.

В скрытой сетевой инфраструктуре, как и в P2P конечно есть и свои изъяны и слабые места. Я здесь не стану углубляться сильно в модель угроз и использование скрытосетей криминалом или людьми с откровенно извращенными вкусами и взглядами — об этом можно почитать на соответствующих интернет-ресурсах отдельных проектов. Я говорю о ресидах («reseed server«» в терминологии I2P) или «оповещателях» («announcer» в терминологии P2P). Если коротко — это узлы в сети, которые хранят списки других узлов. Когда пользователь впервые подключается к таким скрытосетям, он обычно загружает карту скрытосети с ресидов, а уже потом его собственный узел, клиент или роутер начинают искать другие узлы самостоятельно. «Ресиды» для разных оверлейных сетей работают по-разному: где-то их обслуживают только люди связанные с разработкой этих сетей, где-то, например в протоколе TOX, пользователь может сам развернуть приложение Bootstrap DHT daemon, а где-то, например а I2P, они могут вообще не являться частью сети и для того, чтобы их поднять у себя человеку потребуется опыт сетевого администрирования. Если ресиды закроют законодательно, то оверлейная сеть работать не будет — людям будет сложно найти друг друга, если они впервые к ней подключаются. Если же разработчики очередной скрытосети реализуют возможность для пользователя без труда самостоятельно помогать другим и оповещать любого об известных ему ближайших узлах, то тогда власть будет вынуждена преследовать уже самих рядовых пользователей скрытосетей за оповещение других участников. Конечно же в случае тотального авторитаризма и воровства государство будет поступать именно таким образом, а люди будут сопротивляться, соответственно, с использованием самых горизонтальных и либертарных средств борьбы — т. е. каждый будет стремиться помочь каждому, понимая, что никто не застрахован от репрессий.

Современный «Китайский Файервол» — типичный пример косного, топорного подхода к защите государства, которая часто преподносится нам как «защита» общества, от «вредоносных» технологий распространения идей свободы и человеческих прав. Я хочу здесь поделится своими наблюдениями за обсуждением этой проблемы на сайте zzz.i2p — это скрыторесурс разработчиков I2P. В недавно появившейся на форуме сайта теме «[Request for Comments] Circumvent Blockade of Reseed Servers in China» обсуждалась тотальная блокировка узлов-ресидов безотносительно к тому, кто их поддерживал — простые пользователи в обычном интернете и скрытосети или же официальные ресурсы I2P со статическим открытым IP. Автор первого сообщения в теме приходит к выводу, что для нормального функционирования нужны ресиды на «непотопляемых» облачных хостингах вроде Azure, CloudFront, Amazon, CloudFlare или даже GitHub, а также на хостингах, которые сами в свою очередь размещены на этих «непотопляемых облаках». При этом ресиды должны использовать «капчу» для отсеивания ботов, занимающихся автоматическим поиском и блокировкой списков узлов скрытосети. Ситуация в Китае с I2P сейчас вполне серьезная — власти просто стараются блокировать любой произвольный адрес ПК, замеченный в скрытосети I2P, в т.ч. использующий обмен зашифрованными данными по технологии P2P с любым, уже засветившимся ранее в P2P обмене в I2P сети по протоколам NTCP и SSU. NTCP и SSU — названия принятых в I2P форматов пакетов данных для протоколов TCP и UDP соответственно. Чтобы еще раз подчеркнуть серьезность ситуации я отмечу некоторые любопытные решения проблемы на форуме: разворачивать ресиды в других оверлейных и P2P-сетях, например в IPFS; передавать данные в DNS-запросах; использовать Layer-3 reverse proxy; и даже — стеганографировать списки reseed-серверов внутри картинок с капчей-паролем, чтобы исключить их автоматическую обработку и блокировку, а потом выкладывать эти картинки на общедоступные ресурсы. Про преследования отдельных пользователей в Поднебесной, к сожалению, информации мало и она разрозненная. Но думаю понятно, что такие случаи вполне реальны, учитывая, что даже в нашей стране это возможно.

Почему это касается многих, а не только любителей криптоанархизма? Одна из причин — в скором времени, возможно, будут преследовать даже не за то, что кто-то напишет очередное «оскорбление» чьих-то чувств, а просто за то, что вы пользуетесь этими технологиями. Другая причина — обфускация или по-другому — «запутывание» трафика. Если коротко — весь трафик пользователя, скажем TOR-а, замаскировывается под трафик какой-нибудь безобидной передачи HTML-запроса, оставаясь при этом зашифрованным. В I2P сейчас также ведутся работы над защитой трафика от отслеживания. Но, что интересно, большая часть трафика оверлейных P2P-сетей хорошо маскируется под трафик торрентов, которыми многие пользуются. Вывод, я полагаю, напрашивается сам по себе — если страх потерять власть и капитал будет велик, то могут придти за любым, кто захочет загрузить, пусть дистрибутив ОС Debian, через торренты и случайно начнет скачивать фрагмент образа установочного диска с другого IP, который помимо торрентов еще и принимает соединения ZeroNet, IPFS, I2P, TOR или TOX по той же технологии P2P. Ведь в большинстве этих сетей порты рандомизируются (при очередном запуске приложения меняют свое значение на произвольное), а трафик — шифрованный. Поэтому для репрессивных органов во многом не будет разницы кого и за что сажать, чтобы терроризировать и запугивать всех остальных. Кроме того, еще задолго до начала массовых государственных репрессий в современной России, годах в 2004-2006 можно было наблюдать отдельные процессы над пользователями торрент-сетей, а насколько неолиберальный аппарат уничтожения человеческого достоинства может разогнаться с 1-го января 2018 г., когда вступит в силу закон о запрете анонимных мессенджеров, не представляется даже сегодня. В конечном счете, учитывая эксплуататорскую и авторитарную природу капитализма и власти, можно предположить введение отдельной платы, которую пользователь должен будет уплатить провайдеру, чтобы тот дал ему возможность пользоваться P2P с другими пользователями с динамическими адресами, а базовый пакет услуг на доступ к интернету будет предполагать только доступ к фиксированному «белому» списку проверенных адресов с информацией, не представляющих угрозу государству и капиталу. Так, возможно, в будущем будут убивать технологии вообще и пиринговые сети в частности, если мы все с вами не одумаемся и не поймем, что тот бесценный научно-технический потенциал, который у нас имеется уже сейчас заставляет наше общество двигаться в либертарное будущее, в котором не места эксплуатации и неравенству. Именно сейчас, в эпоху открытых технологий (как программных, так и аппаратных) социальный прогресс как никогда ранее спешит за техническим, открывая для нас путь к анархии, либертарному социализму и коммунизму. Ведь нормально работать подобные технологии будут не тогда, когда небольшая кучка олигархов и чиновников стремятся законодательно подчинить своей бюрократической машине все живое, неживое и даже мертвое, а тогда, когда в обществе свобода и солидарность будут основой жизни всех и каждого.

Не стоит однако сильно расстраиваться в связи с вышеизложенными перспективами — возможно сама нелепость предпринимаемых государством репрессивных мер сработает против него самого. Всех, как известно, не пересажаешь и не закроешь. И рост цен на интернет-тарифы будет как и любой рост цен только подпитывать отвращение от скудоумия людей воюющих с новыми технологиями. Участникам же либертраных движений стоит ожидать пополнения, если высказанные мной выше опасения сбудутся. Ответная реакция той части общества, которая занята в разработке или поддержке открытого ПО и открытых технологий будет мгновенной. Ведь тогда людей, ни разу не входивших в протестное движение и скорее всего мало интересовавшихся этим, но при этом занимающихся какой-то деятельностью в сфере разработки ПО, вдруг начнут репрессировать за совсем безобидные с точки зрения этих людей действия. И мой совет представителям этих профессий, каковым являюсь также и я — помнить, что прогресс в обществе в первую очередь должен быть социальным, а не техническим, а труд человека только тогда ценен, когда создает блага для других людей. Либертарным активистам следует помнить, что представители IT уже давно ведут свою незримую борьбу за свободу и права человека, разрабатывая средства обхода цензуры. Среди этих представителей не всегда преобладают либертарные взгляды, но многие из них весьма близки к пониманию идей анархии, социализма и коммунизма вследствие специфики своей профессиональной деятельности. В любой ситуации главное, это — продолжать классовую борьбу, сохранять спокойствие, быть свободными и помогать другим честным или несчастным людям.

Андрей «Shish» Шишкин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Солидарность
Michael Shraibman

За последние полвека самым массовым радикальным движением работников была Первая Солидарность. Она объединяла 10 из 13 миллионов наемных работников Польши в 1980-1981 гг и выступала за передачу фабрик и заводов в самоуправление трудовых коллективов. Опиравшаяся на союз инженеров и рабочих...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Анархистское общество есть бесклассовое безгосударственное общество, основанное на принципах прямой демократии (самоуправления). Это означает, что оно представляет собой ассоциацию (федерацию, добровольный союз) автономных трудовых коллективов, организованных по месту работы и месту жительства....

1 неделя назад
14