Херберт Нагель – забытый немецкий ситуационист

11 мая 2013 года в Люксембурге скончался один из видных деятелей западнонемецких «новых левых» Херберт Нагель, в прошлом один из создателей группы «Субверсивное действие». Херберт Нагель родился 24 июня 1942 г. в Силезии, в деревне Стольцмюц. В конце войны семья эвакуировалась вместе с отступающими частями вермахта на запад, сперва в Судеты, а позже под Карлсруэ. С 1949 г. семья проживала в Штутгарте.

Еще школьником Херберт был членом различных консервативных организаций – Католической молодежи, Немецкой молодежи Востока (объединявшей «изгнанных с Восточных территорий» немцев) и даже французской националистической группировки  «Молодая нация» (запрещенной в 1958 г.).

После окончания гимназии в 1962 г. Нагель уезжает в Западный Берлин, где начал изучать социологию, психологию и иудаику. Его преподавателями были философ Якоб Таубес и социолог Цви Руди. Нагеля особенно привлекала история социальных утопий и эсхатологических учений. В конце 1963 г. через своего приятеля, будущего известного литературоведа и философа Родольфа Гаше Нагель сблизился с группой левых студентов под названием «Субверсивное действие». Возникла организация в Мюнхене, вокруг бывшего члена Ситуационистского интернационала Дитера Кунцельмана и издателя студенческого литературного журнала Франка Бёккельмана. Ячейки «Субверсивного действия»  существовали в Берлине, Тюбингене, Штутгарте и Франкфурте. Группа издавала журнал «Anschlag»  и проводила провокационные акции типа распространения листовки «Ты тоже убил Кеннеди!» после убийства американского президента или  появления на конгрессе немецких католиков с «Посланием господним агнцам», в котором заявлялось, что с «церковью мы не боремся, потому что она является анахронизмом».  Именно Нагель и Гаше привлекли в ряды «Субверсивного действия» будущих лидеров «Внепарламентской оппозиции» Руди Дучке и Бернда Рабеля.

Члены «Субверсивного действия» искали новые возможности для развертывания своих кампаний – для этого было решено проникнуть в ряды Социалистического союза немецких студентов (ССНС), бывшей студенческой организации Социал-демократической партии Германии, в те годы крупнейшей внепартийной организации левых в ФРГ. В Мюнхене попытки внедрения успеха не имели, но зато в Берлине Дучке и Рабелю удалось даже продвинуться в руководящие органы местной организации ССНС. Но вскоре среди членов «Субверсивного действия» начались разногласия – Дучке и Рабель активно включились в работу ССНС, в то время как Гаше и Нагель отказывались тратить время на «бюрократическую» работу. Кунцельман требовал больше уделять внимание борьбе пролетариата, актуальным политическим темам, Бёккельман и другие мюнхенцы считали его подход слишком поверхностным. В конце концов в апреле 1965 г. Кунцельман и его соратница Марион Штеффель-Штергар были признаны выбывшими из «Субверсивного действия», а в мае берлинская ячейка порвала с Дучке и Рабелем.

Нагель в этом конфликте был на стороне Бёккельмана. «Субверсивное действие» , однако, не долго существовало после раскола. Кунцельман перебрался в Берлин, где до 1967 г. был ближайшим соратником Дучке, а позже создал легендарную «Коммуну I» . «Субверсивное действие» в 1966 г. поменяло название на более академическое «Группа изучения социальной теории» и вскоре прекратило свое существование. Бёккельман заявил о своем разрыве с марксизмом в самый разгар событий 68-го г., другие члены группы действовали в рамках ССНС, благо теперь прием в стремительно растущую организацию был заметно облегчен. Среди «звезд первой величины» 68-го в Берлине Херберта Нагеля не было. Он был участником «базовой группы Шпандау», проекта ССНС по агитации в рабочих районах, при этом продолжал делать неплохую академическую карьеру – в часности разрабатывал модель дошкольного обучения на стипендию фонда «Фольксваген». Но в 1971 г. молодой ученый оказался в югославской тюрьме – он и его спутница Инга Буман были задержаны при попытке провести в Грецию взрывчатку, предназначенную для движения сопротивления против режима «черных полковников». Он провел в тюрьме восемь месяцев, большую часть из них в одиночном заключении. Как написал впоследствии редактор «Frankfurter Allgemeine Zeitung» Лоренц Йегер, также бывший активист ССНС, Нагелю повезло, что его задержали югославские, а не греческие власти. Приговор последних был бы не в пример суровее.

После освобождения Нагель переехал во Франкфурт.  Имея диплом социолога, он теперь в основном занимался вопросами педагогики. Совместно с одним из бывших лидеров ССНС Моникой Зайферт (дочерью известного психолога Александра Митчерлиха) он боролся за создание во Франкфурте антиавторитарной  «Свободной школы», написал ряд книг о школьном и дошкольном воспитании, участвовал в антипсихиатрическом движении, в создании различных культурных инициатив.  В 1976 г. Нагель выпустил вместе с Бёккельманом и другими соратниками по «Субверсивному действию» сборник документов и воспоминаний под названием «Смысл организации – в ее крахе». На события 1977 г. – поражение РАФ в борьбе с западногерманским правительством – Нагель откликнулся эссе «Карлос-Супермаус», в котором анализировал значение коммуникации для становления позиций противоборствующих сторон. В 1978/79 гг. он совместно с Бёккельманом начал выпускать философский журнал «Tumult», одновременно являлся консультантом журнала «Sozialmagazin», посвященного проблемам социальной работы. В 1986 г. Нагель основал Франкфуртское бюро журналистов «Impress». Он разрабатывал программу курсов для безработных и «поздних переселенцев» из стран СНГ. В 1993 году Нагель переехал в Люксембург, где и прожил остаток своей жизни.

Херберт Нагель стоял у истоков протестного движения в ФРГ, но впоследствии мало участвовал в политических столкновениях, редко привлекал внимание историков и журналистов к своей персоне. У него не брали интервью, не приглашали в ток-шоу. Он не стал террористом или политиком. Он не оставил внятного объяснения, как эволюционировали его взгляды от правого к левому радикализму. Начиная в узком кругу богемных интеллектуалов, мечтавших использовать в своих целях самую заметную левую организацию тех лет, он продолжал деятельность в малозаметных локальных инициативах, в то время как многие представители его поколения прошли путь как раз в обратном направлении. Но история «долгого 1968-го» в Германии, да и в Европе была бы не полной без Херберта Нагеля и его биографии.

Евгений Казаков

Иллюстрация: ситуационистский плакат

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Йоэль Матвеев о понимании этносов (еврейства, басков и т.д.). А так же немного о левых эсерах, эсерах-максималистах, антиавторитарном социализме. ...Мое понимание еврейства в целом тоже культурное, а не генетическое. Однако, люди в праве пользоваться иными самоопределениями, в том числе и по...

5 дней назад
2
Владимир Платоненко

Хозяева соцсетей показали, кто в доме хозяин: президент или олигарх. И если сегодня они заблокировали Трампа и блокируют его сторонников - республиканцев, то завтра они могут заблокировать Байдена и его сторонников-демократов. И демократы это прекрасно понимают. При этом, именно они всегда были...

6 дней назад
3

Свободные новости