Казахстан: годовщина расстрела бастовавших рабочих в Жанаозене (фото/видео)

16 декабря исполняется ровно год со дня кровавых событий на западе Казахстана в г. Жанаозен Мангистауской области. Несмотря на значимость и масштаб СМИ на территории СНГ уделили им очень и очень мало внимания. Речь идёт о расстреле полицией мирной демонстрации казахских рабочих-нефтяников, явившемся кульминацией героической восьмимесячной забастовки трудящихся и их семей.

Для рядового работяги забастовка представляется неким экзотическим явлением. Опыт забастовочной борьбы имеют совсем малое число россиян. Для Европы забастовка — обычное явление. Десятки общенациональных забастовок ежегодно для Европы норма, а забастовки на отдельных взятых предприятиях происходят почти ежедневно.

Казахстан в этом смысле гораздо ближе к Европе, чем Украина и Россия. Казахстанские рабочие сумели организоваться в боевые профсоюзы и ведут борьбу за лучшую долю не на жизнь, а на смерть в прямом смысле слова. Вместо жалоб и нытья они организованно сопротивляются собственникам-эксплуататорам. И это не рабочие второстепенных малозначимых предприятий, это в первую очередь нефтяники и шахтёры Казахстана, которые как кость в горле у нефтяных и угольных королей, правящих в стране с самого распада СССР.   

Казахстан: судилище над рабочими активистами в Жанаозене (видео)

Казахстан: судилище над восставшими рабочими Жанаозена окончено, 12 человек осуждены на разные сроки (видео)

Казахстан: правозащитник Галым Агелеуов о процессе над «37 нефтяниками Жанаозена» и судьбе жанаозенцев

Казахстан: важный свидетель обвинения по уголовному делу «37 нефтяников Жанаозена» погиб при странных обстоятельствах

Как всё начиналось  

Предыстория циничного расстрела забастовщиков была не менее кровавой и страшной, чем сами события 16 декабря 2011, но она была и величественной демонстрацией крепости товарищества рабочих, не сломавшихся под напором террора работодателей и государства. Забастовка нефтяников западного Казахстана, продлившаяся 8 месяцев, началась с рядового трудового конфликта в декабре 2010 года между работниками АО «Каражанбасмунай» и китайскими менеджерами компании CITIC (владеющих 50% акций АО).

Речь шла о введении коэффициентов за вредность труда, повышающих заработную плату. После того, как работодатель отказался идти на уступки в рамках примирительной комиссии, в январе 2011 года согласно Трудовому Кодексу был сформирован арбитраж. В этот арбитраж были включены только трое представителей коллектива, хотя со стороны работодателей приняли участи все пятеро сотрудников администрации, при поддержке двух инспекторов труда, представителей прокуратуры и местных властей. В итоге после двух заседаний, председатель профсоюза неожиданно сдает позиции трудового коллектива и отказывается от всех ранее выдвинутых требований.

В марте 2012 рабочие сняли с поста руководителя профсоюза и потребовали возобновления арбитража. В ответ на это руководство АО «Каражанбасмунай» отказало профсоюзному комитету в предоставлении прохода в офисное помещение профсоюза и в передаче печати и регистрационных документов, грубейшим образом вмешавшись в дела рабочей организации. Полиция и прокуратура Мангистауской области также отказались расследовать это дело, как и не приняли заявления профсоюзных активистов о многочисленных случаях нападений на них со стороны бандитских группировок и угрозах убийств активистам, если они не откажутся от своих требований. 

9 мая — день начала забастовки. 1300 рабочих АО «Каражанбасмунай» объявили бессрочную голодовку в знак протеста против бесчинств работодателя и произвола чиновников. 17 мая бастовали уже 4500 рабочих.    

Шахтёры поддержали нефтяников. «Братья нефтяники! Мы, шахтеры, поддерживаем вас в вашей нелегкой борьбе против нынешней системы трудовых отношений, которые практикуются в Казахстане – в нашей с вами стране!   

В знак солидарности с вами мы на всех шахтах нашего региона будем подавать заявления о невозможности выполнения наряд-заданий в связи с отсутствием необходимых инструментов, средств индивидуальной защиты и т.д.», – говорилось в подписанном карагандинскими шахтерами обращении.

После этого начались судебные процессы о признании забастовки незаконной. Юрист профсоюза Наталья Соколова была арестована и помещена в СИЗО. Ей в нарушение всех формальных законов Казахстана запретили любые контакты с внешним миром. Соколовой вменяли статью 164 УК РК «за разжигание социальной розни» и ст. 334 «организация незаконных собраний и митингов».   

26 мая к забастовке присоединились 8000 рабочих компании «Озеньмунайгаз». Уже в первые дни забастовки было незаконно уволено 2000 человек. Десятки рабочих активистов находились под следствием…  

Наталья Соколова за участие в «незаконных профсоюзных собраниях» и «разжигание социальной розни» получила 6 лет лишения свободы.  Акжанат Аминов был приговорён к 2 годам условно за «организацию незаконных митингов и шествий». Аминова пытались убить в тюрьме, подвергая избиениям и лишая его инсулина (Аминов диабетик).

Только по счастливому случаю и благодаря решительной поддержке профсоюзного активиста со стороны его товарищей и международного рабочего движения, Акжанат выжил в застенках казахстанских тюрем, которые заслуживают отдельного внимания как места зверских пыток и нечеловеческого содержания заключённых. На протяжении всей забастовки профсоюзные активисты подвергались избиениям бандитских групп, получали угрозы физической расправы. Заявления в полицию и прокуратуру оставались без рассмотрения. Полиция действовала заодно с бандитами.  

2 августа пролилась первая кровь. Жаксылык Турбаев был инициатором переизбрания председателя профсоюзной организации, проводившего политику работодателя. 2 августа должна была пройти отчётно-выборная конференция. Работодатель подстроил так, чтобы Жаксылык остался на своём рабочем месте. Когда все рабочие были на профсоюзном собрании, трое убийц проникли на территорию предприятия….

Тело 28 летнего нефтяника обнаружили товарищи после собрания. Это убийство, оставшееся безнаказанным (полиция и прокуратура бездействовали) стало последней каплей. Забастовка из экономической превратилась в политическую. На похоронах Турбаева 6 августа рабочие поклялись продолжить борьбу и очистить свой профсоюз от ставленников работодателя. 2000 рабочих в знак протеста коллективно вступили в оппозиционную партию «Народный фронт».   

Вместе с тем нарастали репрессии против бастующих рабочих. Нападения усилились, увольняли всё большее количество нефтяников.  В связи с этими событиями, Социалистическое движение Казахстана — крупнейшее независимое  объединение страны (Компартия Казахстана -  кроме названия ничего в ней от социализма нет) выступило с призывом:  

  • «На сцену выдвигаются уже политические требования, и мы, социалисты, со своей стороны не должны быть в стороне от этих процессов. Сейчас надо немедленно приступить: 
  • К созданию одного единого профсоюза из числа профкомов и групп, которые поддерживают забастовку;  
  • 2. Начать дискуссию о формировании собственной политической организации с акцентированием внимания на требованиях национализации и рабочего контроля;  
  • 3. Совместно с местными жителями начать процесс создания народных комитетов и других форм самоорганизации для помощи бастующим и недопущения силового подавления стачки.  

Социалистическое движение Казахстана считает, что необходима усиленная пропаганда социалистических и идей и альтернативного пути развития страны, что и должно стать программой и идеологией современного рабочего движения».  

24 августа было обнаружено тело дочери председателя профкома транспортного предприятия УОС-1 Кудайбергена Карабалаева, Жансауле Карабалаевой. После обследования останков обнаружилось два удара, повлекших последствия, несовместимые с жизнью. От первого удара была полностью разрушена челюсть, а второй проломил голову девушки. Оба удара были смертельными, и профсоюзные активисты узнали в них тот же почерк, что и в убийстве 2 августа кандидата на пост председателя профсоюза Жаксылыка Турбаева. Похороны состоялись на следующий день.  

В октябре 2012 года в активистку «Народного фронта» Жанар Сактаганову стреляли неизвестные. Избиениям подвергались уже не только бастующие рабочие, но и политические активисты и журналисты, оказывавшие нефтяникам всемерную поддержку.   

От экономических требований к политической демонстрации

К середине декабря терпение нефтяников лопнуло. Рабочие призвали к массовой мирной политической демонстрации 16 декабря в День независимости Казахстана. Главными требованиями нефтяников стали 1. отставка президента Нурсултана Назарбаева 2. отставка правительства.  

Власти хорошо подготовились к демонстрации. В Жанаозен были стянуты внутренние войска. На зданиях установлены посты снайперов. В массе демонстрантов действовали полицейские провокаторы, которые начали громить сцену, установленную к празднованию «Дня независимости».

Рабочие пытались пресечь действия провокаторов, но мирная демонстрация уже была названа «беспорядками» и в ход пошло боевое оружие. Полиция открыла огонь по демонстрантам, раненых добивали дубинками. На плозади так же находились ученики местных школ, выгнанные «праздновать» День независимости. Полицейские не щадили и детей и пуль для детей.

В ночь с 17 на 18 на железнодорожной станции Шетпе произошло ещё одно массовое убийство нефтяников. Сотни людей пропали без вести. Ночь с 16 на 17 декабря была ночью тяжёлых боёв безоружных рабочих с вооружёнными до зубов полицейскими. Баррикадные бои закончились массовыми арестами и продолжением убийств и пыток уже в тюрьмах Казахстана. «Фашисты не делали со своими жертвами того, что пришлось пережить нам» — вспоминают арестованные в ту ночь нефтяники.

Для иллюстрации зверств, которым подвергались рабочие в застенках тюрем буржуазного режима Казахстана, мы приведём часть выступления Розы Тулетаевой, — матери 4 детей и одного из лидеров забастовки — на суде, где не её палачи, а она и её тоарищи предстали в качестве обвиняемых. Во время выступления Розы весь зал не мог сдержать слёз, она говорила с трудом из-за перенесённых пыток:

«Я помню, что меня начал допрашивать кнбшник по имени Ержан… Как только меня привезли в КНБ, на меня сразу напали со всех сторон. Каждый мне говорил: «Ну, все. Ты попала. Ты сожгла 20 юрт. Ты теперь конченная!». А тот Ержан говорил: у тебя 14-летняя дочь, я ей всю жизнь сломаю… Там все были в гражданском. Сзади меня стоял автоматчик, его дуло упиралось мне в спину. Один из кнбшников сказал ему: «Перекрестись и вали ее…». Что он имел в виду, я не поняла. Другой кнбшник мне сказал: «Мы поставили 20 юрт, а вы их подожгли».

Я его спросила: «Именно КНБ поставило юрты что ли?». Он промолчал. Потом сказал: ты подожгла Альянс банк, потому что у тебя есть там кредит. Ты это сделала специально, чтобы его не выплачивать. Я ответила: «От того, что сгорел банк, ничего не меняется. У них есть электронная база, где все сохранено». В КНБ еще сидели бастыки, у них в руках был список всех моих родственников. Они угрожали расправой с ними. Сотрудник департамента по имени Руслан душил мусорным пактом. Вы не представляете, какой это ужас, когда тебе не хватает воздуха, глаза выходят из орбит, когда резко снимают с  твоей головы пакет. Этот пакет у него рвался и он бежал за новым… Потом этим пакетом меня подвешивали. Меня подвешивали за волосы. В этот момент у меня словно песок с головы сыпался. Когда вернулась в камеру, эти волосы… Я схватилась за голову, в руках у меня остались оторванные волосы. Я их сохранила… Допрос начался с 27 декабря. Допрашивали без адвоката…

Я уже не могла есть. Были моменты, когда я хотела наложить на себя руки. Меня остановило то, что возле меня была женщина и если бы я это сделала, мою смерть могли повесить на нее. После 16 декабря я не могла есть почти неделю. Даже не могла открыть рот, зубы не размыкались, они просто были сжаты.  Ко мне подсадили женщину, и она меня кормила. Тогда я поняла, что оказывается, не могу есть. Сейчас у меня мастопатия, больная печень, желудок, больное сердце, расшатан нервы… Я хочу сказать: во время следствия  была дискриминация…  Я сама из Туркменистана… Следователь оскорблял, говорил: «Зачем приехала сюда?. Если тебе не нравится здесь, почему не уезжаешь?».

Я прошу провести расследование по пыткам, которым я подверглась во время следствия. Я не могу многое рассказать… Здесь сидят мои родные, мои родственники, мне стыдно рассказывать, что они со мной делали… Есть вещи, которые говорить стыдно…»

Нурсултан Назарбаев особым указом ввёл в Жанаозене чрезвычайное положение до 31 января 2012 года. Очередные выборы в городе проходили, таким образом, в режиме чрезвычайного положения. Весь период чрезвычайного положения рабочих пытали, запугивали и убивали. Трупы убитых полицаи вывозили в степь.

Эти события произошли не в далёкой Африке, а в соседнем Казахстане. О них буржуазные СМИ или вовсе молчали или врали, рассказывая о попытке совершения «оранжевой революции». Такие грязные намёки о мирной демонстрации рабочих делал в том числе Первый канал РФ и все проправительственные СМИ.

Буржуазия, в чьих руках находятся почти все средства массовой информации, показала в очередной раз небывалую солидарность перед лицом организованного рабочего класса. В небе Казахстана не было замечено ни одного «демократического» бомбардировщика США, в страну не вошёл ни один российский «миротворец». Вся болтовня о «правах человека» нужна империалистам только для оправдания грабительских войн против свободных народов.   

Борьба продолжается!  

Кровавая расправа не сломила волю рабочих. За волной репрессий последовала волна новых рабочих стачек. Напряжение в Казахстане усиливается, растёт организованность и сплочённость рабочего класса. Потерявшие многих товарищей в борьбе, рабочие считают святым долгом продолжать борьбу до конца. И эта борьба уже даёт свои плоды. 

Режим Назарбаева отступил в марте 2012 года, когда на свободу неожиданно вышла юрист Наталья Соколова, отсидевшая менее года из 6 лет. Это результат прежде всего международной солидарности рабочего движения.  

4 июня этого года в результате судилища над 37 нефтяниками, 20 из них были приговорены к лишению свободы на сроки от 3 до 7 лет. Самый суровый приговор был вынесен одной из женщин-лидеров забастовки, Розе Тулетаевой, до этого подвергавшейся жестоким и унизительным полицейским пыткам.

Проправительственный адвокат Ардак Батиева в начале ноября этого года вышла на родственников осуждённых с предложением нанять её за 1000 долларов с каждой семьи. В обмен на раскаяние в якобы совершённых рабочими преступлениях, Батиева обещала, что к годовщине расстрела все они окажутся дома. Рабочие и их семьи ответили отказом.

5 июня этого года со следами насилия было обнаружено тело сопредседателя профсоюза «Жанарту» Тахира Мухамедзянова. Убийство произошло за день до собрания профсоюза, на котором обсуждался вопрос о присоединении карагандинцев к забастовке в Жанаозене.  

15 октября этого года в Жанаозене убили Александра Боженко. Это детдомовец, которого заставили дать показания против нефтяников. Он шел по программе «защиты свидетелей», давал показания в суде по скайпу измененным голосом. Но подсудимые его узнали.

Тогда он расплакался, сказал, что это полицейские заставили под пытками дать обвинительные показания. Потом он пришел в суд открыто, рассказал о пытках, о том, что те показания, которые он дал, были написаны самими полицейскими. Было ему чуть более 20 лет…

Р.S.

В этом году сам Назарбаев посетил Жанаозен. Его визит был частью кампании по переименованию города вБекет-ата. Нефтяники и другие жители города категорически против переименования. Переименовать город — значит наплевать на память сотен убитых и истерзанных забастовщиков.


 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Социальной революцией Михаил Бакунин (1814-1876) называл массовое низовое народное движение, которое изменяет общество полностью и радикально, ликвидирует классовое неравенство и вводит систему общественного самоуправления. Такая система есть федерация (горизонтальный добровольный союз)...

4 дня назад
Michael Shraibman

Массовые протесты вспыхнули в Ираке 2 октября. Для разгона демонстрантов силовики применили массовые расстрелы. Число убитых за неделю протестов составило свыше 165 человек, а раненых более 6000. Участники протестов принадлежат ко всем конфессиональным группам, хотя большинство из них мусульмане...

5 дней назад

Свободные новости