Практические советы активистам от Crimethinc. Лгите и обманывайте

Практические советы активистам от Crimethinc

оригинал статьи - http://www.crimethinc.com/texts/harbinger/practical.php

Лицемерие

Желание системы есть желание лжи.

В наши дни невозможно избежать лицемерия в какой-либо борьбе со status quo.

Политические и экономические структуры созданы таким образом, что практически невозможно существовать вне области их влияния. Сегодня, независимо от того, что кто-либо думает о возможностях устройства на работу, или же о самой экономической системе, у людей нет возможности отказаться от работы, если только они не хотят умереть от голода или болезней, лечение которых они не смогут оплатить. Если человек не верит в частную собственность, все равно у него нет выбора: приходится покупать еду и одежду, покупать или снимать жилье (конечно, если он не готов выступить против нашей крайне эффективной правоохранительной системы) - ведь нет более ни свободной земли, ни еды, или других ресурсов, которые бы не являлись уже чьей-либо собственностью.

Если женщина желает распространять материалы, критикующие капиталистическую систему производства и потребления, у нее нет возможности произвести и распространить этот материал без оплаты работ по производству, без того, чтобы не продать конечный продукт потребителям (или по меньшей мере не распространять коммерческую рекламу, что только подталкивает людей к тому, чтобы быть потребителями) - чтобы окупить затраты на производство. Если женщина не желает финансировать жестокие пытки и массовые убийства животных во имя капитализма, она может перестать есть мясо и молочные продукты, может не покупать косметику, тестировавшуюся на животных, может не носить кожу и мех. Но все равно в пленке в ее камере и на видеокассетах, в виниловых пластинках, в бессчетном множестве других продуктов (без которых ей придется очень тяжко в современном обществе) содержатся вещества, полученные из животных. Кроме того, компании, у которых она покупает овощи, скорее всего напрямую связаны с компаниями, производящими мясную и молочную продукцию, поэтому ее деньги будут использованы в тех же самых целях. Весьма вероятно также, что сами овощи были собраны рабочими-мигрантами или с использованием принудительного труда.

В то же самое время, современная Западная культура настолько глубоко вдолблена нам в мозг (мы подвергаемся индоктринации с самого раннего возраста), что уже практически невозможно избежать влияния на нашу деятельность тех самых устоев и ценностей, с которыми мы боремся. Если в течение всей нашей жизни нам внушается стремление наделять финансовой ценностью каждый час нашей жизни, крайне трудно избавиться от ощущения, что только та деятельность имеет смысл, за которую нас материально вознаградили. Если в течение всей нашей жизни нам внушали уважение к иерархии и власти, тяжело вдруг начать относиться ко всем окружающим как к равным. Если в течение всей нашей жизни нас учили ассоциировать счастье с пассивным наблюдением, становится тяжело обрести счастье в том, чтобы создавать мебель, а не смотреть телевизор. И, конечно же, существуют еще десятки тысяч более тонких способов, которыми подобные предположения и жизненные ценности проявляют себя в наших мыслях и действиях.

Все это вовсе не значит, что сопротивление бесполезно. На самом деле, если наше пространство выбора настолько ограничено, что мы не можем действовать без того, чтобы не воссоздавать условия, из которых и пытаемся вырваться, - значит сопротивление тем более необходимо. Да, это означает, что “невинность” - миф, контрреволюционная концепция, от которой стоит отказаться, как и от прочего багажа пост-христианских идей. Традиционное христианство требует от людей, чтобы они оставались “невинными”, чтобы они не впадали “во грех”. В то же время, христианину столь тяжело избежать “греха” (как нам тяжело избегать контрреволюционной деятельности), что это требование ведет к появлению у верующего чувства вины, неудачи, в конечном счете - к отчаянию, когда он понимает, что для него невозможно всю жизнь оставаться “чистым” и “невинным”.  По сути, запрещая “грешить”, христианская доктрина сделала грех тем более привлекательным и интригующим для всех христиан. Ведь, несмотря на наш разум, человеческое сердце не признает никакой власти и всегда найдет способ совершить то, что ему запрещают.

Нам не следует повторять христианских ошибок. Требование от людей быть свободными от лицемерия, свободными от малейших аспектов системы, приведет к таким же последствиям, как и христианское требование “не согреши”: фрустрации и отчаянию тех, кто искренне стремится к переменам, в то же время лицемерие станет тем более привлекательным решением. Вместо того, чтобы искать способ сохранить руки чистыми от какого-либо участия в функционировании системы, с которой мы боремся, нам следует сделать неизбежные негативные аспекты нашей жизнии более ценными посредством большего количества позитивной приятной деятельности. Чтобы уровнять чаши весов. Подобный подход к проблеме избавит нас от парализующего страха лицемерия или стыда по поводу “греховности”.

Очень может быть, что человеческая личность выражается полностью только лишь при помощи лицемерия. Конечно, человек должен сформулировать определенный набор правил относительно решений, которые он@ принимает, но эпизодический отказ от правил предотвратит застой и являет собой возможность подумать, а не нуждаются ли эти правила в переоценке. Человек, который не боится время от времени быть лицемерным, в намного меньшей степени подвержен опасности в один прекрасный день продаться с потрохами, потому что он или она способен/способна ощутить вкус “запретного плода” без необходимости сделать выбор. Такая личность будет обладать иммунитетом к стыду и неизбежному отчаянию, которые поражают тех, кто стремится к идеальной “невинности”.

Так будьте горды тем, кто вы есть, не пытайтесь противоречия вашей души привести к общему знаменателю таким образом, что они всего лишь вернуться вновь и будут преследовать вас всю жизнь. Вместо того, чтобы жестко держаться за установленную систему, давайте отважимся отказаться от идеи, будто мы должны блюсти верность определенной доктрине в наших попытках создать себе лучшую жизнь. Не будем одевать венец невинности, не возмемся утверждать неизменную чистоту или правоту! Но давайте во всеуслышание заявим, что мы - лицемеры, что мы ни перед чем не остановимся, даже перед лицемерием, в нашей борьбе за контроль над нашими жизнями. В наш век, когда невозможно не быть частью системы, с которой борешься, только откровенное лицемерие обладает поистине подрывным характером - ибо только так мы можем выразить правду о наших сердцах, и только так мы можем показать, насколько сложно избежать той современной жизни, которая была подготовленна для нас. Уже только это - достойная причина для борьбы.

Экспонат А: CrimethInc. - лжецы и обманщики

Коллектив CrimethInc. - отличный пример тех трудностей, с которыми сталкивается подрывная организация в поисках способов избежать лицемерия, а также тех освобождающих возможностей, которые создает открытое принятие лицемерия.

Журнал “Harbinger” существует для того, чтобы дать площадку критике современной рекламы, которая на самом деле по сути является попыткой современного бизнесса оказывать влияние на людей в отношении того, какие продукты они покупают, независимо от интересов самих людей. В то же время для оплаты выпуска журнала CrimethInc. должен продавать места для рекламы на его страницах. Журнал существует как предостережние от тех, кто продает идеологии с определенным набором стандартного мышления и действий, независимо от того, в лучших ли интересах человечества подобное мышление и действия.

Вместе с тем, для борьбы с подобными силами, коллективу CrimethInc. также приходится в определенном смысле продавать идеологию: идеологию “думай сам”, но тем не менее тоже идеологию. Конечно, мы можем утверждать, что наши продукты, наши идеологии, на самом деле отвечают лучшим чаяниям человечества, но разве это не было бы тем же самым, что утверждает каждая корпорация и каждая партия?

Поэтому для нас, для CrimethInc., невозможно двигаться к достижению наших целей без того, чтобы одновременно не предавать их. Мы боремся против системы, в то же время воспроизводя ее. Продавать “революционные” идеи - это все равно продавать идеи. Покуда происходит акт купли-продажи, ничего действительно революционного не происходит. На самом деле то, что “революционные” идеи используются для укрепления status quo, означает, что любое зарождающееся сопротивление может быть нейтрализовано и ассимилировано с самого начала.

С другой стороны, деятельность лучше бездействия, и, возможно, наши усилия в этой области все равно будут иметь позитивный эффект, несмотря на необходимые компромисы. И, быть может, наша готовность указать, где мы пошли на компромис, не даст этим компромисам сделать нашу деятельность бессмысленной. Должна быть возможность возбудить искреннее желание к переменам в жизнях людей, несмотря на неизбежный характер какой-либо деятельности в наши дни. А если такой возможности нет, все равно стоит попробовать.

Конечно, есть вероятность, что идеализм подобного рода только заставит нас, несмотря на лучшие наши намерения, предать те самые идеалы, ради которых мы выступаем. Возможно, мы сами предрешаем свою судьбу, когда преобразуем искреннее желание перемен в абсолютно неэффективную деятельность, как например покупка “революционных продуктов” и обсуждение чужих идей вместо того, чтобы создавать свои собственные. Возможно, реклама, которую мы продаем на страницах журнала, всего лишь заставит людей купить рекламируемые продукты (и таким образом лишь усилит их рабство в системе наемного труда), вместо того, чтобы без вреда для других просто дать нам средства на публикацию наших требований разрушить эту систему. А возможно, это лицемерие - только маска, позволяющая нам заниматься нашим бизнесом на революции, вместе с тем выдавая себя за очередную невинную псевдо-революционную группу; может быть мы лишь кажемся безнадежно запутавшимися в компромиссах - чтобы силы, влияющие на статус кво не увидели той угрозы, которую мы представляем, пока не будет слишком поздно. А может быть CrimethInc. как раз управляется теми самыми буржуазными нео-либеральными силами с тем, чтобы направить энергию людей, желающих перемен, в пустоту! Даже при таком сценарии возможны непредвиденные последствия... Кто ж знает наверняка? 

Смысл в том, чтобы действовать, действовать с радостью, не принимать за данность мысль о том, что мы ничего не можем изменить. Пусть даже это правда. Ведь если мы желаем сопротивляться тем ролям и жизням, которые нам предписаны, если мы ведем искреннюю борьбу с силами, которые бы хотели держать нас в отчаянии, если мы отваживаемся действовать по своей воле, действовать со всей возможной страстью и радостью, то это и есть революция, которой мы жаждем.

 

 

 

Комментарии

Воруйте.

Плагиат

Все права на текст принадлежат CrimethInc.!

Рынок идей, как и любой рынок, хорош только для разграбления.

I. "Интеллектуальная собственность"

С детства нас всех учили, что “ничто не ново под луной”. Как только у ребенка появляется чудесная мысль, более старший с радостью указывает ему, что эту идею либо уже применили в прошлом и она не сработала, либо что кто-то другой не только додумался до того же самого, но еще и развил и стал использовать в таких масштабах, что ребенку и не снились. “Учись и выбирай из уже существующих идей и верований вместо того, чтобы пытаться разрабатывать что-то свое,” - кажется, это и есть основной посыл подобных методов воспитания, применяемых и в общественных, и в частных школах повсюду на Западе.

Несмотря на подобный широкий подход, а, может быть, именно благодаря ему, мы испытываем очень собственнические чувства в отношении наших идей. Коцепция “интеллектуальной собственности” лежит намного глубже в общественном сознании, нежели концепция собственности материальной. Казалось, многие мыслители пришли к выводу, что “собственность - это кража” в отношении недвижимости и прочих физических вещей, но мало кто отваживался на аналогичные заявления по отношению к собственным идеям. Даже самые известные “радикальные” мыслители все равно с гордостью предъявляли  свои идеи как, прежде всего, их собственные и ничьи более.

Следовательно, мы привыкли делать небольшое различие между мыслителями и их мыслями. Студенты философии будут изучать философию Декарта, студенты экономики будут изучать Маркс-изм, студенты изобразительных искусств будут изучать работы Дали. В худшем случае, культ личности, расцветающий вокруг известных мыслителей, мешает какому-либо полезному анализу их идей или произведений; поклоняющиеся герою партизаны клянуться в верности мыслителю и всем его мыслям, в то время как другие люди, имеющие обоснованные, или необоснованные предубеждения по отношению к этому мыслителю, скорее всего с большим трудом смогут отделить его идеи от его личности. В лучшем случае, это заострение внимания на паре “автор-владелец” при рассмотрении идей или произведений искусства, не оказывает никакого влияния на ценность самих идей (произведений искусства). Даже если анекдоты о личности творца представляют интерес и могут сами по себе стимулировать творческое мышление.

Сами же предположения, из которых и зарождается концепция “интеллектуальная собственность”, требуют большего внимания с нашей стороны, чем до сего момента было проявлено. Факторы, оказывающие влияние на слова и поступки личности, могут различаться. Не на последнем месте стоят, например, социо-культурная атмосфера и личностный вклад других людей. Заявлять, будто некая идея единственным своим истоком имеет какую-то конкретную женщину или мужчину - значительно упрощать дело. Но мы настолько привыкли заявлять о своих правах на различные вещи и объекты, настолько привыкли к тому, что нас заставляют признавать аналогичные заявления других в ходе этой борьбы не на жизнь а на смерть, которая называется жизнью в условиях рыночной экономики, что нам кажется естественным распространить эту практику на область идей. Конечно, должны быть и другие способы помыслить истоки и права собственности на идеи, которые достойны рассмотрения... ведь наш выбранный подход делает нечто большее, чем отвлекает от самих идей.

Наша традиция признавать “права интеллектуальной собственности” опасна потому, что своим результатом имеет обожествление общественно признанного “мыслителя” и “художника”. Обожествление за счет всех других. Когда идеи становятся крепко связаны с правильными именами (и, следует отметить, всегда с одними и теми же правильными именами), это предполагает, что способность мыслить и творить есть специальные навыки, свойственные лишь горстке избранных. Например, прославление “художника” в нашей культуре, включающее в себя стереотипное представление о художниках как об “эксцентричных” провидцах, существующих на краю (“в авангарде”) общества, поощряет людей верить в то, что художники значительно и фундаментально отличаются от других людей. Вместе с тем, любой может быть художником, и каждый им в какой-то степени является; способность творчески действовать есть ключевой элемент человеческого счастья. Но когда нас пытаются убедить в том, что склонность к творчеству и критическому мышлению - это таланты, которыми обладают лишь некоторые, те из нас, кому не посчастливилось быть нареченными обществом “художниками”, или “философами”, оставят в стороне всякие попытки развивать подобные наклонности. Следовательно мы будем зависеть от других в отношении многих из наших идей, нам придется радоваться роли зрителя, наблюдать за творческой работой других людей - и испытывать чувства отчуждения и неудовлетворенности.

Еще один недостаток ассоциирования идей с определенной личностью - это то, что подобный подход ведет к принятию идей в их изначальной форме. Студенты, изучающие философию Декарта, поощряются к тому, чтобы изучать ее в ортодоксальной форме, вместо того, чтобы искать те ее части, которые могут иметь значение в их собственных жизнях и увлечениях и пытаться совмещать эти ее аспекты с элементами других учений. Из уважения к первоисточнику, обожествленному в соответствии с нашей традицией, его тексты и теории сохранены как они есть, их никогда не пытаются поместить в новые формы, иной контекст, что может привести к новым озарениям. Похожие на мумии в своем стазисе, многие теории потеряли всякое значение для нашей современной жизни, в то время как могли обрести новый смысл, если бы к ним относились с чуть меньшим почтением.

Итак, мы видим, что наше принятие традиции “интеллектуальной собственности” имеет негативные последствия для наших попыток мыслить критически и учится у нашего культурного наследия. Что можно предпринять в этом отношении? Одно из возможных решений - плагиат.

II. Плагиат и современные революционеры(ки)

Плагиат - особенно эффективный метод приобретения и реорганизации идей, и как таковой может быть полезным инструментом для юноши, или девушки, ищущих способа вызвать к жизни новые и увлекательные мыслительные процессы в головах окружающих. Революционность этого метода также и в том, что он не признает прав “интеллектуальной собственности”, - напротив, такой метод наносит удар по этому понятию и связанным с ним негативным эффектам.

Плагиат имеет дело с сутью предмета, отметая все наносное посредством уничтожения информации о первоначальном источнике материала. Кроме того, как предполагалось выше, можно выдвинуть аргумент, что истинные источники сути многих вдохновляющих идей и предложений в любом случае невозможно установить. Поставив другое имя, или вовсе не подписав текст, плагиатор помещает материал в совершенно иной контекст. Это может создать новые перспективы, вызвать новые мысли в отношении субъекта исследования, которые не возникали в прошлом. Плагиат также делает возможным совместить лучшее, или самое значимое из некоторого набора текстов, создав, таким образом, новый текст с достоинствами многих старых - и некоторыми новыми достоинствами, поскольку комбинация материалов из различных источников безусловно приведет к непредвиденным последствиям и возможно даст ключ к раскрытию тайных смыслов или возможностей, которые многие годы были скрыты в изначальных текстах. Наконец, самое главное, плагиат - это переоценка идей: когда человек занимается плагиатом текста, который сторонники интеллектуальной собственности чтут как “святыню”, плагиатор отрицает какие-либо различия между собой и мыслителем, у которого он(а) заимствует. Он(а) берет сами мысли философа и использует их в собственных целях так, как считает нужным, вместо того, чтобы относится к мыслителю как к авторитету, сохранить работу которого в первозданном виде есть святой долг каждого.  По сути, плагиатор отрицает сам факт того, что существует фундаментальное различие между мыслителем и остальным человечеством, ведь собственность мыслителя становится собственностью всего человечества.

В конце концов, хорошая мысль должна быть нашим общим достоянием - должна принадлежать всем нам - если это действительно хорошая мысль. В обществе, где человеческое счастье есть главная цель, законы о нарушении прав собственности и подобные им ограничения не должны ограничивать распределение и рекомбинацию идей. Подобные ограничения лишь ставят палки в колеса тем, кто находится в поиске чудесного и вдохновляющего материала, чтобы поделится им со всем человечеством.

Так что, если действительно “ничто не ново под луной”, ловите их на слове, и действуйте соответствующе. Берите то, что имеет отношение к вашей жизни из теорий и доктрин, подготовленных теми, кто жил до вас.

Не бойтесь воспроизводить дословно те тексты, которые кажутся вам идеальными, с тем чтобы поделиться ими с другими, чтобы все могли насладиться ими и учиться у них. В то же время не бойтесь красть идеи у разных источников и организовывать их так, чтобы получалось что-то прекрасное и полезное, имеющее большее отношение к вашим нуждам и вашему опыту. Ищите способы создать собственноручно систему творческой и критической мысли, вместо того, чтобы выбирать из уже готовых идеологий, которые вам предлагает рынок. В конце концов, мы имеем идеи, или идеи имеют нас?


 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
6
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад
1

Свободные новости