Stage Bottles: солидарность с антифашистами из России и словом, и делом

 5 июня 2010 года во Франции проходил праздник парижского отделения Национальной конфедерации труда (CNT) — с красно-чёрным банкетом и концертом немецкой группы The Stage Bottles. Команда отыграла отлично, бодро и профессионально, порадовала публику такими известными вещами как «I May Be Impolite», «Hooligan», «Sometimes Antisocial, Always Antifascist». Ну а для автора этой статьи, как и для любого антифашиста из России, окажись он/она на моём месте, песней вечера стал недавний хит группы - «Russia». О ней и о многом другом мы поговорили уже после концерта с Олафом, вокалистом и саксофонистом Stage Bottles.

 - Ваша песня «Russia» в один день стала настоящим хитом в среде российских антифашистов. Наверное, нслучайно её текст был опубликован на MySpace 25 мая 2010, то есть спустя пару дней после очередного нацистского убийства в Москве (22 мая), жертвой которого стал Дмитрий Кашицын. Через неделю от перенесённого шока скончался его отец (29 мая). А на следующий день, 31 мая в Рязани не стало Константина Лункина, атакованного нацистами 23 мая в свой день рождения. В те дни многие слушали вашу песню с мыслью, что она написана про нас и для нас, и находили в ней поддержку. Расскажи немного об истории её создания.

- Два года назад у нас был совместный тур по России с What We Feel, во время которого мы получили представление о том, как обстоят дела в России. Концерты проходили в трёх городах: в Москве, Санкт-Петербурге и Петрозаводске.

Для поддержки и защиты с нами приехали 20 друзей из Германии, среди которых был даже чемпион по тайскому боксу. С российской стороны также было 20 человек суппорта. Так мы и ездили все вместе.

Первый концерт был в Петрозаводске, и там ребята могли его анонсировать и расклеивать постеры, потому что в городе не очень много нацистов. Но даже в Петрозаводске за день до нашего приезда стены были загажены свастиками (до концерта их закрасили). В Санкт-Петербурге были предприняты меры безопасности не хуже, чем в аэропорту, знаешь, с такими устройствами, которые предотвращают пронос бомб и прочего. Организаторы концерта в Москве были вынуждены просить милицию обеспечить безопасность зала, потому что поступила угроза и было неизвестно, чем всё может обернуться...

Я хочу сказать, что мы привыкли бороться с наци — годами этим занимаемся, — но та ситуация была совершенно другой. Мы знали, что наци собираются на нас напасть, может, убить, потому что они совсем очумели, как в песне "Russia" - "no control, they're crazy beasts". Всё-таки драки с наци в Германии, Англии или во Франции не идут ни в какое сравнение с этим...

После такого опыта мы решили написать песню. Также поводом послужило одно из убийств, совершённое нацистами в России, я уже даже не помню, какое именно.

И вот... песня готова, записана на студии звукозаписи... и снова убийство... От рук неонацистов в Москве погиб Иван Хуторской, Костолом... опять и опять эта тема.

И сейчас это всё продолжается и продолжается, и нам кажется, что текст песни «Russia» чертовски актуален. Он в достаточной степени патетичен, знаешь, сильные эмоции, сильные слова, чем иногда страдают антифашисткие песни, про которые думаешь, что они написаны исключительно, чтобы поплакаться и рассказать всем, как сложно жить. Но когда я слушаю её сейчас, я сам удивляюсь, как она без преувеличений описывает сложившуюся ситуацию.

Такая вот история песни «Russia». Кстати, она входит в компиляции в Канаде, Германии и Росии, деньги с которых пойдут на нужды российских антифашистов.

- Вы относите себя к какой-либо из субкультур?

- Если честно, мне уже 40 лет... Stage Bottles выросли в скинхед-культуре. Я, гитарист, басист и ударник — мы больше по части панк-рока. Другой гитарист очень крепко завязан на футболе и до прихода в Stage Bottles был одним из главных «мегафонов». Представь, 5000 человек поют за ним то, что он поёт в мегафон. При этом он всегда был антифашистом.

Наши друзья — панки, футбольные хулиганы, скинхеды, да кто угодно! Мы не называем себя Oi-командой. Мы — группа, которая играет street-punk и стоит на чётких антифашистких и критических социальных позициях. Если мы скажем про себя: мы Oi-группа, это может оттолкнуть кого-то. А мне нравится, когда даже пожилые женщины, как например сегодня во время концерта, просто слушают нас и улыбаются. А если ты только и поешь что о скинхедах: «скинхеды, скинхеды, мы лучше всех, мы сильней всех», - чепуха какая-то. Я хочу сказать, на скинхедах свет клином не сошёлся. Мир — он намного больше и разнообразней.

- А как вы определяете свои политические взгляды?

- Раньше я был в социалистической партии троцкистского толка, был у меня такой опыт... ну и, есть там свои косяки... Они постоянно говорят о революции, как и некоторые анархисты, кстати. Но они совершенно нетерпимы к другим людям. Допустим, встречается им кто-то с иными взглядавми, и вместо того, чтобы уважительно разговаривать, показать, в чём тот не прав, учить, они просто говорят: «Да ты козёл!»

Я симпатизирую анархистам, социлистам, если они нормальные. Но подходящей группы для себя так и не нашёл, и никто из Stage Bottles нигде не состоит.

- Так как по-твоему нужно общаться с носителями другой идеологии?

- Зависит от того, кто перед тобой. Если это агрессивно настроенный нацист, естественно, ты не станешь вести с ним беседы, а будешь реагировать адекватно ситуации. Но вот, например, я всегда был вовлечён в футбольные дела и по-прежнему остаюсь к ним близок, хотя я уже, конечно, не активный хулиган. Так вот там я повстречал немало людей, в том числе и правых. Я говорил с ними, и они всегда понимали, что я придерживаюсь левых взглядов. Один правый хулиган сказал как-то: «Я всегда думал, что все леваки отращивают космы и носят сандали. А ты можешь драться». С тех пор он перестал ненавидеть левых, ходит на панк-концерты.

Я стараюсь общаться со всеми, показывая, что есть другой способ быть против системы (“antisocial, but antifascist”). Нужно объяснять хулиганам, избегая напыщенной риторики, что если ты теряешь работу, в этом виноваты не мигранты, а определённые структуры, которые на всех нас наживается. И пусть они не станут анархистами на следующий же день, но очень важно стараться говорить с правыми хулиганами, чтобы те начинали симпатизировать левым и анархистам.

И также очень важно показывать, что ты достаточно силён, чтобы себя защитить. Это просто необходимо при общении с людьми, которые могут оказаться твоими врагами, особенно с правым хулиганьём, которые почти всегда контачат с наци. Нужно, чтобы они понимали, что ты сможешь за себя постоять, что в этом отношении ты ни чуть им не уступаешь, тогда потенциально ты сможешь оказывать на них влияние. И, наверное, не нужно объяснять, что под час от физподготовки зависят твои жизнь и здоровье. Особенно, если наци заявляют, что имеют на твой счёт определённые планы...

- Вы планируете вернуться в Россию?

- Не так давно поступило предложение о концерте в декабре 2010. Если надёжность контактов подтвердится и если в организации концерта будут участвовать доверенные лица, то мы снова будем играть в Москве. Мы очень надеемся, что всё срастётся. Ведь даже если антифашистский концерт в России — это определённый риск, мы не можем петь о солидарности с российскими антифашистами и сторониться этого риска.

- Твой топ-лист на все времена?

- Это, безусловно,The Angelic Upstarts, с которыми я играю и которые записали песню "Solidarity". Британская группа с сильными антифашистскими позициями Blaggers ITA, с ними я также играю.

- Кроме того, мои любимые: Newtown Neurotics, Cock Sparrer, The 4-Skins, Los Fastidios, Brigada Flores Magon, U.K. Subs, The Pogues. Ну и многие-многие другие, названия которых я просто-напросто забыл.

- Хочешь сказать что-нибудь тем, кто будет это читать?

- Все, кого мы встретили в России, оказались очень приятными и честными людьми. Ежедневно имея дело с очень непростыми обстоятельствами, они не выпендриваются, не выставляют это напоказ, как например, многие в Германии, мол, мы антифашисты, у нас такая тяжёлая жизнь, но мы такиие сильные и тд. Для них это просто нормально, обычно — делать то, что они делают, потому что так им велит сердце.

Они продолжают борьбу, понимая, сколько на самом деле препятствий перед ними. Ведь кроме всего прочего, антифашисты в современной России приравнены к экстремистам, как нацисты. И поэтому они подвергаются репрессиям и преследованиям со стороны государства и милиции. Именно это стало одной из причин, из-за которых WWF были вынуждены прекратить существование как группа. В припеве песни «Russia» есть строчка «Российские антифашисты, продолжайте борьбу» («Russian antifascists keep the fight»), — это попытка поддержать вас. Но даже если кто-то уйдёт в тень и перестанет быть активным из-за репрессий, мы не будем винить его/её. Мы, люди из Германии, просто не имеем на это право.

P.S. Кстати, Stage Bottles не только не возражают, но и будут рады, если песня «Russia» будет переведена на русский для концертных исполнений или для записи. Не забудьте прислать ссылку авторам.

Didi Diras.

Комментарии

Очень круто! Пиши еще!

Голосов пока нет
Лишь утратив всё до конца, мы обретаем свободу.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Появились сообщения о преследовании на отвоёванной ВСУ территории учителей, учивших школьников по российской программе. Речь идёт как об учителях, приехавших из РФ, так и о местных, согласившихся учить детей по российским учебникам и методичкам. Кто-то этим возмущается, кто-то считает это...

2 недели назад
18
Антти Раутиайнен

Расизм означает идеологию, согласно которой существуют человеческие расы, и одна из них превосходит другие. Расистские деяния – это насилие, угнетение или дискриминация, которые порождаются расистской идеологией. Так как человеческие расы не существуют в действительности1, принадлежность...

3 недели назад
1

Свободные новости