Вадим Курылев: остаюсь собой

Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры, объясняет, почему саморазрушение человека выгодно системе и о невозможности чистого искусства быть чистым. Не считая себя активистом анархического движения, своим творчеством он активно пропагандирует осмысленный подход к жизни.

— Вадик, давай начнем с анархии... Можно ли сказать, что ты — анархист? И что это значит для тебя — быть анархистом?

— Да, по убеждениям я — анархист. Я верю в то, что человечество достойно жить в более справедливом обществе, чем живет сейчас. Я к сожалению, не анархо-активист, не веду прямую борьбу, не участвую в акциях, не пишу анархо-просветительских статей, мой анархизм — в моих песнях.

— Считается, что анархия никогда не станет массовым явлением, потому что анархистам претит сбиваться в группы, объединяться по интересам... Можешь прокомментировать?

— Я не понял что значит: анархистам претит объединяться по интересам... Как раз анархисты и ратуют за подобные объединения. Так же, один из основных принципов анархизма — широкая взаимопомощь. Другое дело, что анархисты противостоят массовой поп-культуре, защищая право на индивидуальность мышления. Этим они, конечно, отличаются от людей, привыкших сбиваться в стадо и подставлять свои спины под кнут. Но мнение о том, что большинство людей всегда будет стадом, насаждается капиталистической системой. Для капитализма анархизм — злейший враг, поэтому капитализм всегда будет изображать анархистов чокнутыми маргиналами.


— Может ли анархизм стать молодежной субкультурой, как панки, готы, эмо? Обязательно ли анархия — явление политическое? Анархию многие трактуют как безвластие, то есть абсолютную свободу. Вот мне и странно, почему это неформалы как-то не сильно увлекаются анархией?

Почему же? Анархизм сейчас и есть одна из молодежных субкультур, в сочетании с хардкор-музыкой она задает довольно жесткий, но позитивный стиль жизни. И к сожалению есть очень много людей, которые считают себя панк-анархистами, но не совсем правильно понимают суть анархо-бунта. Самоорганизованный и вменяемый анархист занимается важными и полезными вещами: кормит бездомных в городе, стоит в экологических пикетах в области, помогает рабочим профсоюзам проводить забастовки, защищает парк от вырубки и так далее, а псевдо-анарх пьет до посинения, тусит по концертам и ворует в магазинах. И это неверно — считать, что молодежь не увлекается анархизмом — как раз очень многие называют себя анархистами, являясь на самом деле скорее панк-нигилистами. Разрушают старый мир, начиная с себя. А ведь разрушая себя, ты льешь воду на мельницу системы. Поскольку Системе выгодно, чтобы склонные к бунту самоуничтожались или деморализовывались. Поэтому свой бунт надо направлять в творчество или в социальный активизм, а никак не внутрь себя самого.

— Аудитория «Электрических Партизан» — анархисты? Что ты думаешь о своих слушателях?— —

Наши слушатели — это люди, прежде всего, привыкшие думать самостоятельно, те, кто умеет противостоять коммерческой и политической пропаганде. Для наших слушателей музыка — это не просто продукт на сезон, а нечто большее. И, конечно, нас не слушают те, кто ездит на дорогих машинах и гоняются за новой моделью телефона.

— Им нужен однозначный лидер? Подразумевает ли анархия наличие вожаков, идейных вождей? Можешь ли ты быть таким вождем? Нужно ли тебе это?

— Нас слушают далеко не одни только анархисты. Люди с разными политическими взглядами или без оных вообще — но те, кто любят самостоятельно мыслить и ценят в рок-музыке смысл, а не просто рок-обертку. Но это совершенно разные люди — я не могу сказать за них, кому из них нужен лидер, кому — нет. Анархизм подразумевает наличие скорее активистов, а не вождей в общепринятом смысле. Координаторы, конечно, нужны, некие авторитетные примеры для остальных, ну, или выборные должности — это нужно. Но только я для этого не гожусь, я музыкант, вообще-то, а не активист, я слишком несобранный человек для таких ответственных дел.

— А твои музыканты?.. Вы вместе музыкой занимаетесь или они — соратники в идейной борьбе?

— Музыканты, вообще, часто считают себя «вне политики», и никто из музыкантов нашей группы не обязан разделять мои взгляды на окружающую действительность. В первую очередь мы, все же, музыкальная группа, а не политические активисты, и музыканты здесь играют чаще всего из творческого интереса, а не из идеологического. Хотя бывают и удачные совпадения! К тому же, помогая воплотить в реальность эту группу, звучащую живьем — так или иначе — они все равно становятся соратниками.

— Так ли уж нужна ли искусству идейная борьба? Есть же сторонники чистого творчества...

— Я считаю, что попытки отделить искусство от социальных процессов в обществе — это бред или провокация. Любое искусство всегда было социально — иногда с положительным знаком, иногда с отрицательным. То есть, оно либо помогает обществу развиваться, либо помогает ему деградировать. Выключить себя из этих процессов нельзя, отмахнуться невозможно. Те, кто считают себя «чистыми» художниками — это либо коммерсанты от искусства (а значит — сторонники общественного регресса), либо слуги определенной политической силы, которой этот регресс выгоден.


— За что, собственно, ты борешься?

— В первую очередь — за право иметь собственное мнение! И всех призываю бороться за то же самое. Общество, умеющее мыслить самостоятельно, имеет гораздо больше шансов на прогресс, чем общество, состоящее из зомбированных рабов. Борюсь за искусство, свободное от коммерции, за общество, свободное от власти денег и силы.

— Чему ты уделяешь больше времени — мыслям об успехе или поражении?

— Мыслям о целях и средствах.

— Всегда ли цели оправдывают средства?.. Твои средства — музыка? А цель — свобода?

— Я стараюсь, чтобы у меня они оправдывали... Но это не всегда, конечно, получается. Вообще, во имя свободы и независимости обычно приходится многим жертвовать. К этому всегда надо быть готовым.

— Можно ли настроить себя на успех и, следовательно, победить в любой войне?

— Я не люблю подобных формулировок — они приучают людей к капиталистическим штампам и к мыслям о том, что необходимо кого-то постоянно побеждать. И люди вместо взаимопомощи начинают друг друга колбасить, чтобы стать «успешными». Настройся на успех — и ты победишь конкурентов! Иди по головам — делай карьеру, топчи неудачников и так далее.

— Кто или что больше всего вдохновляет тебя на подвиги?

— Я подвигов не совершаю, если только не считать подвигом то, что я остаюсь некоммерческим музыкантом. На это меня вдохновляют все примеры противостояния системе — от героев-революционеров до гениальных художников и музыкантов-бунтарей.

— Имена-Фамилии?

— Практически все выдающиеся рок-музыканты были бунтарями, поддерживали антивоенные или антибуржуазные движения. И Джон Леннон и Боб Дилан, Сид Вишес, Курт Кобейн, Ник Кэйв и Бликса Баргельд, Игги Поп и MC5. Писатели, художники: Габриэль Гарсия Маркес, Кафка, Гессе — все это бунтари-философы. Лао Цзы и Сартр, Филонов и Малевич, Вендерс и Феллини, Джон Колтрейн и Джим Моррисон — этот список гениев огромен. Из революционеров: субкомманданте Маркос, Петр Кропоткин, Нестор Махно, Эбби Хоффман, Дурутти, и, конечно, Че Гевара (партизан, а не чиновник).

— Расскажи о своих недавних достижениях.

— Я прожил семь раз по семь лет и до сих пор остаюсь собой — сейчас это мое главное достижение. То, что я делаю в музыке — это всегда то, что мне нравится самому. Я не наступаю на горло собственным вкусам практически никогда — ни в угоду каким-либо продюсерам, ни по указу художественных руководителей. Все остальное — второстепенно, все остальное — лишь следствия, а не причины.


— Прибавил ли сегодняшний день что-то ценное к твоему знанию или умонастроению?

— Если не осознал, что прожитый день был полон смысла — значит, он был бессмысленным. Спасибо за вопросы — они помогли мне лучше понять самого себя.

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости