Дикая революция

Когда я был совсем маленьким, жизнь моя была энергичной и полна удовольствий. Я воспринимал жизнь во всей полноте. Я стоял в самом центре этого чудесного, наполненного игрой существования. Мне были не нужны никакие «экзистенциальные костыли». Я чувствовал, я переживал: жизнь была бесконечным праздником страсти и удовольствия. Я испытывал разочарование и печаль. Я был свободен - дикое создание в самом сердце общества одомашнивания. И не мог избежать общей для всех судьбы. Цивилизация никогда не смирится с проявлениями дикости. Но я так и не смог забыть, какой интенсивной могла быть жизнь. Не смог прогнать из памяти ощущение энергии, которая бьёт ключом из каждой частички моего тела. Моё существование выхолащивается и делается всё беднее: я разрываюсь между необходимостью выживать в цивилизованном обществе и необходимостью порвать со всем и вернуться к насыщенной, ничем не ограниченной жизни. Я снова хочу ощутить энергию жизни. Я хочу познать свободную духовную дикость своих желаний. Пусть они воплощаются в радостных и весёлых играх. Я хочу разрушить всякую стену, которая стоит между мной и полной страсти свободной нецивилизованной жизнью. Сумма всех этих стен — это то, что мы называем «цивилизацией». Всё то, что стоит между нами и прямым, партисипативным участием в жизни дикого мира вокруг нас.

Нас опутала сеть доминирования, которая стала посредником между нами и нашим же жизненным опытом. Она ограничивает нас, определяет рамки приемлемого поведения в системе координат «производство-потребление». Власть одомашнивания проявляется по-разному. Не всегда её легко распознать. Правительство, капитал, религия — вот наиболее заметные её образы. Однако к этим же проявлениям власти относится и технология, и работа, и лингвистические инструменты с их концептуальными ограничениями, и этика, и понятие частной собственности. Все эти конструкты — проявление того же самого процесса одомашнивания, который превращает нас (в прошлом — диких, играющих и неподконтрольных живых существ) в дрессированных, ленивых и несчастных производителей и потребителей. И все эти властные инструменты постоянно воздействуют на нас разными, в том числе и незаметными способами. Они ограничивают наше воображение, узурпируют желания, подавляют переживания. Мы живём в мире, созданном по лекалам этой власти: в цивилизованном мире. И если я хочу реализовать свою мечту о жизни, наполненной интенсивными проявлениями удовольствия и приключения, мне придётся приложить силы к радикальному преобразованию этого мира. Цивилизация должна рухнуть перед лицом наступающей дикости. Власть должна пасть под энергичными ударами нашей дикой свободы.

Человеческий язык не придумал слов лучше: нам нужна революция. Но революция, которая должна разрушить цивилизацию и вдохнуть жизнь в неограниченные человеческие желания, не может быть похожа на революции прошлого. Все революции сводились к вопросу власти, проблеме её использования и перераспределения. Ни одна из них не пыталась покончить с общественными институтами одомашнивания. В лучшем случае ставилась задача лишить подобные институты некоторой доли власти. Поэтому революционные проекты прошлого имели своей целью атаковать центры власти. Сосредотачиваясь на этом вопросе, они забывали про сложные процессы доминирования, которые проникли во все аспекты нашего существования. Поэтому в тех случаях, когда власть удавалось свергнуть, победившие революционеры первым же делом воссоздавали те же властные отношения, против которых выступали. Чтобы избежать этого, придётся сосредоточить усилия не столько на власти, сколько на нашем желании стать дикими и буйными, желании жизней, наполненных приключениями и интенсивными переживаниями. По мере того как мы будем пытаться воплотить эти амбиции на практике, мы с неизбежностью вступим в конфликт с истинными силами доминирования. С теми самыми силами, которые день за днём угнетают нас.

У наших врагов нет единого центра, который мы должны захватить. Они — это сеть, которая опутала нас по рукам и ногам. Поэтому вместо попыток свергнуть режим нам необходимо подорвать доминирование в ежедневной жизни, во всех её аспектах. Цивилизация на грани коллапса. Мы должны помочь ей сделать ещё один шаг в сторону пропасти. С крахом современной цивилизации рухнут и центры современной власти.

Революционеры прошлого отваживались путешествовать по уже известным территориям властных отношений. Я же хочу исследовать неизведанные земли, хочу переживать приключения в terra incognita дикой свободы. Революция, которая может создать мир, к которому я стремлюсь, должна быть Дикой революцией. Для такой революции нельзя придумать политическую программу или создать революционную организацию. Дикость органически проистекает из свободного тока наших инстинктов и желаний, в результате спонтанного самовыражения. Все мы пережили одомашнивание, и наш опыт может дать нам важное знание о том, как подорвать цивилизацию и преобразовать наши жизни. И именно наше недоверие по отношению к собственным чувствам и опыту удерживает нас от свободного и бурного восстания. Мы боимся провалов. Мы боимся того, что будем действовать в пространстве неопределённости. Но эти недоверие и страх навязаны нам властью. Именно она мешает нам взрослеть в эмоциональном плане, мешает узнавать важные факты об окружающем мире.

Именно манипуляции власти делают нас лёгкой жертвой для всяких авторитарных вождей. Попытки сформулировать «программы революционных преобразований» не что иное, как игра на чувствах страха и недоверия. Это осознанная попытка навязать обессилившим людям собственное видение будущего. Приучить их к тому, что и в революционном деле они должны ждать команд и выполнять приказы. Ни одна подобная программа не обеспечит действительного освобождения. Мы должны научиться доверять собственным чувствам и инстинктам и действовать соответствующим образом. Только в этом случае мы можем надеяться стать свободными.

Поэтому я не предлагаю программ. Я бы хотел поделиться парой мыслей о том, как мы можем исследовать окружающий мир. Поскольку всех нас одомашнили, личная трансформация по необходимости должна стать частью революционного проекта. Нас приучили не доверять самим себе, ограничивать собственные чувства, отказываться от полноценных переживаний. Приучили принимать унизительный характер работы за зарплату как неизбежность. Приучили относиться ко всему в этом мире как к ресурсу, приучили к странному чувству, что наша ценность для вселенной зависит от способности производить. Приучили к разочарованиям, к тому, что это нормально и не нуждается в критическом переосмыслении. Приучили к монотонности жизни в цивилизованном мире. Вырастили в страхе перед дикостью и спонтанностью настоящей жизни. Придётся исследовать способы покончить с этими навязанными привычками, исследовать пути побега из культуры одомашнивания. Мы должны превратить все эти привитые поведенческие стереотипы в инструменты выживания во враждебных условиях современной цивилизации. Они необходимы нам, чтобы скрываться от врагов и выживать, пока мы работаем над подрывным проектом в самом сердце зверя.

В общем и целом, все мы знаем, чего хотим. Мы хотим жить свободно в свободном мире, наполненном свободными живыми существами. Всех нас одинаково злит унизительная необходимость подчиняться правилам, необходимость продавать свои жизни ради возможности выжить, молчаливое соглашательство с тем, как наши желания превращают в извращённые абстракции и образы, которые затем продаются на рынке потребления. Доколе мы будем мириться с этим? Наша цель — это преобразование планеты в мир, где каждое живое существо сможет немедленно реализовывать свои желания. Не эпизодически, с оговорками и за колоссальную цену, а совершенно обыденно и спонтанно. Мы хотим вернуть себе власть над собственным эротизмом. Мы не хотим жить в мёртвом мире промышленных ресурсов – нам нужен мир свободной и дикой любви. Для этого придётся начать исследовать, до каких пределов мы способны дойти, чтобы реализовать эти мечты здесь и сейчас. Придётся начать расширять эти пределы. И при этом избежать изоляции. Таким образом, мы сможем лучше понять характер доминирования цивилизации над нашими жизнями. Это понимание позволит нам более эффективно атаковать одомашнивание и ещё больше расширить рамки собственной свободы.

Попытки реализации дикой жизни здесь и сейчас неизбежно приведут к разрыву с навязанными социальными нормами. Это зажжёт искру дикой игры, которая распространит огни повсюду, где человеческая природа ограничена и подчинена. Из искры разгорится пламя, которое начнёт пожирать цивилизацию и расчистит пространство для новых образов жизни и совместного использования даров природы. В ходе этих исследований мы обнажим перед взглядом общества пределы цивилизационного доминирования. Мы покажем, что в сердце нашей цивилизации лежит желание искоренить всякую свободу. Мы откроем для себя такие возможности, какие нам и не снились: колоссальные пространства дикой свободы. Анархические проекты — от серьёзного экотажа до безобидных шуток партизанских клоунов — подрывают власть общества над личностью, способствуют отвоеванию пространства, которое мы снова можем сделать диким. Фестивали, оргии, фримаркеты — всё это может указать направления, в которых сокрыты неизведанные возможности.

Дикая революция — это приключение. Это бесстрашный исследовательский проект. Это попытка отправиться в неизведанные земли, куда не ступала нога цивилизатора. И мы доберёмся до этих земель только тогда, когда отважимся на активную деятельность. Мы должны стать достаточно смелыми, чтобы начать уничтожать всё то, что угрожает нашей дикости и первозданности. Мы должны обрести веру в самих себя, научиться доверять собственному опыту и страстям. И тогда уже ничто не сможет сковать нас или загнать в угол. Мы сами уже не позволим. Наша дикая энергия разорвёт цивилизацию на куски и создаст мир дикой свободы и интенсивного наслаждения.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Чудовищный новый формат фейсбука, навязанный 2,7 миллиардам пользователей, вызвал множество нареканий. Но это только верхушка айсберга.  Самое главное - не внешний облик, а нарастающая цензура. The Economist - мейнстримное английское издание - недавно опубликовал об этом большой материал....

1 месяц назад
Николай Дедок

Самоорганизация - стержень беларуской революции. Она же - один из основных принципов анархизма. Представляю вам плод долгой коллективной работы - меня и товарищей, перевод ролика "Organize: for autonomy and mutual aid" от американского революционного коллектива Submedia. Мы это долго...

1 месяц назад
1

Свободные новости