В войне цивилизации и природы появилась вторая сторона, ч.4

Я живу на земле, которой владеют Толова. У моей матери есть бумажка, на которой написано, что землёй владеет она. Но на самом деле земля принадлежит Толова. Знаете, почему? Потому что они жили на этой земле 12,500 лет, и их пот и кровь, кости их предков смешались с землёй и стали землёй. И только так можно владеть землёй. Живя на земле, вступив с ней в глубоко духовные и личные отношения. Поколение за поколением. Когда кровь смешивается с почвой, а почва - с кровью. И вот такие права на землю я готов признать, но это совсем другие права на землю.

18: Нам нужно всё

“Да, это прекрасно, Дерик... Но в процессе уничтожения цивилизации погибнет много народу.” На это, наконец, у меня есть ответ. И, да, так что вы будете делать, если, не зависимо от вашего выбора, вы всё равно причастны к массовым убийствам? Итак, мой ответ: раз уж мы с вами так далеко зашли в наших рассуждениях, то, скорее всего, мы сходимся в том мнении, что наша цивилизация рухнет, независимо от того, помогаем мы ей в этом, или нет? Если мы в этом не сходимся, то, наверное, нам не о чем разговаривать. Ну разве что о бейсболе. И если мы согласны с тем, что она рухнет по-любому, с нашей помощью или нет, то, скорее всего, согласны и с тем, что коллапс будет катастрофическим. И если мы сходимся во мнении, что промышленная цивилизация систематически уничтожает Природу, то чем быстрее она рухнет - с нашей помощью или без неё - тем больше жизни останется на Планете, чтобы поддерживать человеческую и другие животные популяции после коллапса. Если вы согласны со всем этим, и при этом не хотите запачкать вашу духовность и совесть физическим трудом по уничтожению цивилизации, и если вас прежде всего беспокоит судьба тех людей, которым предстоит пережить коллапс и выживать после него, то, с учётом - и я не устану повторять это - неизбежности коллапса нашей цивилизации, надо начать готовить людей к катастрофе. Вместо того, чтобы ходить на мои выступления и нападать на меня за то, что я говорю очевидные вещи, идите срывайте асфальт, чтобы можно было начать создавать общественные городские сады в каждом квартале. Обучайте людей, как распознать съедобные растения. Особенно в городской черте. Чтобы те самые люди, чья судьба вас так волнует, не умерли от голода, когда дерьмо долетит до вентилятора, и уже не будет возможности зайти в продуктовый магазин после работы. Организуйте комитеты самообороны, чтобы предотвратить ненужное насилие, которое обязательно разразится, и направить его в нужное, экспроприационное русло. Нам нужно всё. Нам нужны люди, готовые разрушать плотины. Я понятия не имею, сколько плотин в вашей стране, но в США их порядка 2,000,000. 60,000 плотин имеют высоту более 4х метров, 17,000 - чуть выше 3х. Если мы будем разрушать только эти 3х-метровые плотины, по одной в день, у нас уйдёт 200 лет на это. У лосося нет столько времени.

Мне часто говорят: “О господи, ты такой бескомпромиссный, Дерик! Такой радикальный, такой воинственный!” Что вы! Я готов идти на компромисс! 4 плотины в день - и у нас уйдёт всего 50 лет. Нам нужно всё: нужны саботажники плотин и электросетей, нужны те, кто готов участвовать в легальных акциях протеста, те, кто готов приковываться к деревьям. Нам нужны юристы, чтобы отстаивать наши интересы в судах. А также огромное число тех, кто сможет распространять знания о том, как выживать во время и после коллапса. Нужны люди, которые смогли бы рассказывать о съедобных растениях и растениях-антибиотиках. Нужны те, кто мог бы научить других очищать воду, строить укрытия. Пусть это будет иметь форму семинаров по распространению навыков индейских культур или общественных садов, высадка медицинских трав. Если это необходимо, пусть даже учат игре на музыкальных инструментах и пению. Правда заключается в том, что, хоть я и не верю, что жизнь в хиппи-эко-поселениях поможет нам разрушить цивилизацию, по крайней мере в их отношении можно быть уверенным, что они не встанут в очередь за хлебом, когда коллапс произойдёт. Те, кто взрывают дамбы, не несут ответственности за людей, которые привыкли жить за счёт электричества с ГЭС, и не умеют готовить на открытом огне. А вот за что они несут ответственность - так это за поддержку людей, которые обучают других, как готовить на открытом огне. Аналогично, люди, которые выращивают лечебные растения, чтобы не случилось медицинской катастрофы после крушения цивилизации, не должны отвечать за саботаж плотин. Но они отвечают как минимум за то, чтобы не осуждать тех товарищей, которые выбрали для себя саботаж. На самом деле, их обязанность в нашем сообществе - поддерживать саботажников. И особенно они обязаны не стучать на них мусорам.

Самое замечательное в том пиздеце, в котором мы оказались: куда ни глянь, всюду есть, чем заняться. Делайте то, что любите. То, что можете. То, что больше всего помогает земле, на которой живёте. Нам нужно всё. Это вовсе не значит, что все, кто взрывают дамбы, и все, кто выращивают лечебные травы, должны осознать, что у них одни и те же цели. Но это означает, что если они всё-таки решат, что цели одни и те же, то стоит начать видеть важность деятельности товарищей. Более того, сопротивление должно быть глобальным. Активное сопротивление намного более эффективно, когда имеет широкий размах и координацию. Промышленная цивилизация характеризуется монолитностью, централизацией и иерархией. И множество различных инструментов и тактик могут быть использованы для повреждения и уничтожения её инфраструктуры. Если это возможно, одновременного. И напротив, наша созидательная деятельность должна быть локальной. Предлагаю переработанный девиз антиглобалистов: “Ломай глобально, твори локально!”

Чтобы быть по-настоящему эффективной, наша деятельность должна отталкиваться от нужд конкретных регионов, где существуют наши сообщества. Люди должны вступать в диалог с элементами окрестного пейзажа, представителями местной флоры и фауны. И другими людьми тоже. Это вовсе не значит, что мы должны отказаться от обмена идеями, или что методы очистки воды, используемые в одной местности, нельзя применить для тех же целей в другой. Но это значит, что люди в каждом конкретном сообществе должны сами решать, что использовать, а что отбросить. И самое важное: вода в каждом регионе должна иметь свободу самостоятельно решать свою судьбу. Я много думал о судьбе вышек сотовой связи в этом мире низовых эко-инициатив, о котором я сейчас говорю. Вышки сотовой связи должны быть разрушены. Они пагубно влияют на эко-системы и людское сообщество, с какой стороны на них не посмотреть. Так же и с автостоянками. Вместо них должны цвести сады. И в этих вопросах - разрушения и созидания - мы должны работать рука об руку.

19: Безумие

Тезис №10: Вся наша культура безумна, как и большинство воспитанных в ней людей. Действительно ли мы должны говорить об этом?

Я не знаю, бывает ли с вами подобное, но иногда мне является Анджелина Джоли... Она просто молчаливо висит в воздухе рядом со мной. И мне становится хорошо. Раньше становилось не так хорошо. Раньше я очень переживал из-за её появлений. Но потом она встретила Брэда. И я думаю, что Брэд - парень что надо для такой девушки. Билли Боб мне, например, совсем не нравился. Кстати, вы знаете, на какой части своего тела Анджелина сделала тату с именем “Билли Боб”? Я уверен, она бы предпочла забить там имя “Эд”. И, раз уж мы заговорили о гениталиях, вы знаете, что Николь Кидман не носит нижнее бельё? Я прочитал об этом в журнале “Сhronicle”, значит это правда.

А теперь скажите, вам известно название, которое давали туземные народы той местности в которой вы живёте? Мне кажется это безумием: я знаю, что было вытатуированно на гениталиях Анджелины Джоли (кстати, она удалила эту татуху), и что, скорее всего, на гениталиях Николь Кидман партаков нет. Хотя я могу гарантировать, эти факты никогда не повлияют на мою жизнь. Но у меня ушло два года на то, чтобы узнать, что я живу в двух милях от того места, где произошло массовое убийство индейцев племени Толова. Место называется Йантакет. И что неподалёку от того места, где мы с вами сейчас ведём этот разговор, находится аналогичное место массового убийства индейцев. Называется Ачиле. И ещё одно такое же место тоже рядом, называется Хоуанка.

Это безумие. Хотя, если подумать, употребление бутилированной воды - не меньшее безумие. Это ещё одна причина, по которой нам не видать революции: пока люди готовы платить за питьевую воду, разлитую в пластиковые бутылки, они будут терпеть любое унижение. Мне кажется безумием, что я знаю, что Педро Мартинес не будет питчером до конца сезона в чемпионате “All Stars”, но не могу назвать и десяти видов съедобных растений и грибов, которые растут в 30 метрах от моего дома. Одна из причин, по которой мы не защищаем то место, где живём - это потому, что на самом деле мы не думаем о том, что живём там. Мы живём жизнями Бреда, Анджелины, Педро и т.д., и т.п. И в глубине души многие размышляют о наших кумирах: “ууух, какой он(а) на самом деле отвратительный человек, хотел(а) бы я, чтобы он(а) изменился к лучшему.” Но вернёмся к тому, что я не шарю в съедобных растениях. Итак, вот мои познания в дикорастущих съедобных растениях (в радиусе 30 метров от моего дома): чёрная смородина (я знаю два вида: гималайская и ещё одна; это важно, потому что список очень короткий и я почти уже в конце), морошка, малина... чёрная смородина, и ещё такие большие красные грибы с белыми точечками... Кстати, я вот тут подумал: если бы я съел один из них, я бы, пожалуй, смог бы взорвать пару плотин самостоятельно. Прилетел бы туда, заложил бы взрывчатку и растворился б в ночи. И всё это не выходя из дома.

Ещё раз, тезис № 10: Наша культура и люди, выращенные в её объятиях, безумны. Наша культура движима желанием убивать, уничтожать Жизнь. Настоящее безумие. Задумайтесь: сколько машин окружает вас сейчас? Сколько механизмов находятся в радиусе 3-х метров от вас? И сравните: сколько животных, лишённых свободы, находятся в радиусе 30 метров? Со сколькими механизмами вы имеете регулярные ежедневные отношения? И сравните: со сколькими животными вы имеете регулярные ежедневные отношения?

20: Культура оккупации

Тезис №11: С самого начала эта культура являлась культурой оккупации, а правительство - оккупационным. И конечно же, всякий представитель любого коренного народа скажет: “Наконец-то ты, чёрт возьми, додумался до этого!” Но всё-таки давайте поговорим об этом поподробнее.

Если бы нацисты оккупировали нашу страну... Чтобы мы делали? Смотрели бы телевизор, жвали жвачку? Давайте позаимствуем определение “фашизма” у Муссолини: фашизм стоит более правильно называть корпоратизмом, потому что это слияние государственного и корпоративного капиталов. И что бы мы делали, если бы оккупированная страна была названа “демократией”, но при этом все бы понимали, что выборы - это фарс, что гражданам страны позволено выбирать только между двумя одинаковыми фашистами? Или, по Муссолини, одинаковыми представителями одной и то же корпоративной партии? Что если всякой антиправительственной деятельности активно препятствовали бы штурмовики и тайная полиция? Я поделюсь с вами одной своей тайной мечтой (конечно, она уже перестанет быть тайной): я мечтаю о том, чтобы на очередном саммите ВТО все эти мусора, которые охраняют их от нас, развернулись и дружно открыли огонь по этим большим шишкам. Потому что у тех, кто сторожит подобные сборища, намного больше общего с нами, чем с теми, кого они охраняют. Но очевидно, что этого не случится, потому что насилие может распространяться только сверху вниз. Подумайте, как бы всё переменилось, если бы только полиция прекратила защищать тех, кто зашибает деньгу, прекратила защищать права корпораций на зарабатывание денег любой ценой, и стала активно создавать и защищать “зоны, свободные от канцерогенов”. Как было бы здорово, если бы полиция защищала бы “зоны, свободные от гипермаркетов”. “Леса, свободные от сплошных вырубок”. Или если бы полиция хотя бы заставила лесозаготавливающие компании подчиняться тем законам, которые уже приняты и по идее обязательны к соблюдению. Но, конечно же, всего этого никогда не произойдёт. Это возможно на Марсе, Венере, в Зазеркалье, Шоколадной стране, где угодно, но не у нас. И вот что я подумал: раз уж копы никогда не будут этим заниматься, почему бы нам не создавать собственные общественные группы самообороны? Милицию? И делать это всерьёз. Просто подумалось... Итак, если бы антиправительственной деятельности активно мешали штурмовики и тайная полиция, вы бы боролись с ними? Если бы в этот момент уже существовало движение сопротивления, вы бы присоединились? Вы бы сопротивлялись, если бы фашисты отравили бы окружающие остатки дикой природы, отравили бы вашу пищу, сделали бы воду непригодной для купания и настолько грязной, что никто уж даже не мечтает о том, что когда-то сможет снова пить её? Что если бы они делали это ради... Я даже не могу закончить свою мысль, потому что понятия не имею, чего ради даже фашисты из 1930-х пошли бы на такое. Если бы нашу страну захватили фашисты, вы бы присоединились к подпольной армии сопротивления? Отправились бы в леса? А оттуда - в конференц-залы и рейхстаги, чтобы атаковать оккупационные силы врага, и особенно тех, кто отдаёт приказы? Что бы мы делали, если бы пришельцы из космоса (вроде меня) прилетели бы на планету... и начали бы нагревать океаны и вырубать подчистую леса на нашей планете? И создали бы ситуацию, когда в грудном молоке кормящих матерей почему-то оказались диоксины? И меняли бы климатические условия на планете? Что бы мы делали, если бы это делали пришельцы из космоса? Я точно знаю, что. Мы бы натянули камуфляж, схватили бы наши АК-47... Чёрт, это кусок из текста для немного других читателей... Только не говорите мне, что у вас всё ещё нету АК-47!

Кстати, пару лет назад, я выступал содокладчиком с Уордом Черчиллем. И когда я выступал со своей частью, он сел в зал. И я задал тот же вопрос: неужели я единственный, у кого есть АК-47? И все в шоке молчат. И тут в абсолютной тишине раздаётся голос с хитрецой: “Нееее-а”.

Чтобы мы делали, если бы иракцы вторглись в США? Это конечно не самый охуительно интригующий сценарий, я понимаю. Но, знаете, иракцы ведь были очень близки к своей цели. Практически приступили к её осуществлению.

А разница в том, что все эти корпорации, государства, правительства - мы выращены ими, многие присягали им на верность, кто-то считает себя патриотом. Нам очень тяжело отделять себя от них. Тяжело начать видеть в них врага. “Дерик, ты такой скользкий! Ты дуалист!” Но о дуализме потом. Давайте пока задумаемся вот о чём: если вы не будете бороться за живую Планету, за что вообще вы готовы бороться тогда? Может быть ваши представления о товариществе и чувстве взаимопомощи пока не распространяются на окружающую среду. Может быть вы ещё не настолько любите землю, на которой живёте, чтобы бороться за неё. И под борьбой я не понимаю исключительно стволы и насилие. Это лишь один из методов. Но я также имею в виду всякую возможную борьбу. Сопротивление на всех фронтах. Оглянитесь вокруг, спросите себя, какие из окружающих вас проблем вы можете решить, применяя ваши дарования? Я имею в виду, что вот, я, лично, - писатель. Я занимаюсь этим всю жизнь. Кто-то умеет ломать компьютерные системы. Всё, погнали. Умеете работать со взрывчаткой - вперёд! Любите юриспруденцию - прекрасно! Хотите работать в центре помощи для женщин-жертв домашнего насилия - так держать!

Пару лет назад я выступал в одном месте. И все очень возбудились. “Урааа! Дааа! Давайте крушить цивилизацию!” Когда гомон утих, я спросил: “Сколько из присутствующих хотя бы подавали жалобы на лесорубов?” 2 поднятых руки. “Сколько из присутствующих работали в центре помощи женщинам-жертвам насилия?” 6 женщин в зале подняли руки. “Сколько из вас участвовало в кампаниях солидарности с борьбой коренных народов?” 6 рук. “Сколько из вас работало в горячей линии помощи жертвам насилия?” Нам предстоит сделать очень многое. И я имею в виду как подпольную, так и публичную деятельность. В том числе очень утомительную и тупую деятельность вроде копания в земельных и водных кадастрах, законных и подзаконных актах, чтобы понять, как можно остановить застройщика. Очень много всего. Легального и нелегального. Ну ладно. Пусть не все из нас любят землю, на которой мы живём. Но что если фашисты не только насилуют землю, но ещё и надругиваются над телами наших умерших предков, родных, близких, любимых? Если их деятельность отравляет тела ваших живых родных, близких, любимых? Ваших детей-матерей-отцов-сестёр-братьев? Ваших будущих детей? Вы готовы сопротивляться этому? У кого из вас есть родственники или любимые, умершие от рака?

Конечно же, рак можно назвать “цивилизационной болезнью”, его вызывает насыщение окружающей среды токсинами и всё такое. Ой, нет, я не прав! Конечно же, во всём виноват “ген рака”! То, что все водоёмы США (и я привожу данные министерства здравоохранения) заражены канцерогенами, не имеет к этому никакого отношения!

Если бы фашисты заражали бы токсинами ваше собственное тело? Вы бы и тогда готовы были бы сотрудничать? Работать на тайную полицию? Служить штурмовиком? Или всё-таки обратились бы к светлой стороне вашей личности и начали бы, наконец, бороться? Если вы не готовы сопротивляться, когда отравляют ваш собственный организм, то когда же тогда?Укажите ту грань. Ту линию. Тот момент, когда вы найдёте в себе силы выступить против этого. А если вы не можете - то почему? Это не риторические вопросы. Они очень даже реальные. Я полагаю, это одни из самых важных сейчас вопросов для нас на планете.

21: Иллюзии

Тезис №12: Нет никаких бедных людей и богатых людей. Есть просто люди. Просто у “богатых” есть много бумажек, и все вместе люди притворяются, будто бумажки обладают какой-то ценностью. У “бедных” бумажек нема. “Богатые” “владеют” землёй. “Бедным” нельзя делать подобные заявления. Основная задача полиции - поддерживать иллюзии обладателей большого количества цветной бумаги. Те, на кого бумаги не хватило, охотно готовы верить в эти же иллюзии. Иллюзии имеют своим следствием вполне реальные трагедии реального мира.

У хозяина склада нет никакой собственности на землю. Такого понятия на самом деле не существует, но на минутку предположим, что оно есть. Он не владеет землёй. Это мы все соглашаемся с тем, что он владеет землёй. Там снаружи полно машин. Они никому не принадлежат. Стада диких, свободных машин. Мы просто соглашаемся, что “это - моя машина, это - его”. Я сам очень люблю это соглашение, потому что в данный момент мой автофургон в тысяче километров отсюда. Собственность на землю - это культурное соглашение. Такой вещи, как собственность на землю, на самом деле не существует в том виде, в котором мы обычно говорим об этом. Мы просто все соглашаемся: “эта земля принадлежит ему, а вот эта - ей”.

Но я бы хотел быть очень осторожным тут. Во-первых, я не пытаюсь утверждать, что все культурные соглашения плохие. Я утверждаю, что, когда на кон поставлен весь Мир, самое время задуматься о том, какие из наших соглашений и традиций хороши, а от каких мы должны избавиться. И я бы лично прежде всего хотел избавиться от такого понятия как “корпорация”. И, второе, - избавиться от понятия “собственность корпорации на землю”, “ничейная земля”. Мы ещё к этому вернёмся. И во-вторых, я не утверждаю, что не существует такой вещи, как владение землёй. Я живу на земле, которой владеют Толова. У моей матери есть бумажка, на которой написано, что землёй владеет она. Но на самом деле земля принадлежит Толова. Знаете, почему? Потому что они жили на этой земле 12,500 лет, и их пот и кровь, кости их предков смешались с землёй и стали землёй. И только так можно владеть землёй. Живя на земле, вступив с ней в глубоко духовные и личные отношения. Поколение за поколением. Когда кровь смешивается с почвой, а почва - с кровью. И вот такие права на землю я готов признать, но это совсем другие права на землю.

Тезис №13: Те, кто находится у власти, правят при помощи силы. И чем быстрее мы избавимся от иллюзий по этому поводу, тем быстрее сможем понять, когда, где и как сопротивляться.

22: Пацифизм

Тезис №15: Любовь не имеет никакого отношения к пацифизму. Я говорю об этом потому, что в последнее время езжу по стране и пиарю свою новую книгу... Я вам ещё про неё не говорил? “Эндшпиль”. Обязательно купите! Огромная книга. Два тома. Много букв. Знаете, почему? В общем, я езжу и выступаю перед разными аудиториями. И, естественно, реакция на мои слова у разных людей разная. Когда я выступаю перед представителями системной оппозиции, либералами, правозащитниками, экологами, они все делают то, что я называю “поднять щит Ганди”: начинают повторять мантру “Мартин-Лютер-Кинг-Далай-Лама-Ганди” снова и снова, как можно быстрее, чтобы изгнать все злые помыслы. Когда я говорю о необходимости сопротивления с низовыми активистами, представителями социальных инициатив, они делают по большому счёту то же самое, но потом, после выступления, подходят по одному и шепотом говорят: “Спасибо огромное, что заговорил об этом!” Но есть и другие реакции. Безземельные фермеры. Жертвы домашнего насилия. Радикальные экологи. Люди, отмотавшие срок. Цветные. Нищие. Они смотрят на меня в духе: “Давай, чувак, расскажи нам лучше что-нибудь, чего мы ещё не знаем. Ну же!” Я понимаю, в чём разница. Для представителей последней группы, насилие - это не какой-то абстрактный морально-этический вопрос, над которым надо ломать голову. Это часть повседневной жизни. И с этим приходится иметь дело. Это не имеет ничего общего с дилеммой “участвуешь в сопротивлении - не участвуешь в сопротивлении”. Это значит, что мы должны отказаться от фетишизации насилия. Капитал регулярно прибегает к насилию и жестокости. В них нет ничего экстраординарного. Это - часть жизни.

И уже позже, я стал понимать, что реакция всех этих догматиков-пацифистов всегда одна и та же. Они забрасывают вас теми же избитыми клише. И вот я наконец собрался с духом и решил написать небольшой сатирический памфлет. Настолько уже тошнило от пацифистов, что решил сделать брошюрку, чтобы раздавать её бесплатно на своих лекциях. Так появилась эта книга на 1200 страниц. И по объёму этого текста легко понять, как я смог превратить брошюру в “забытый интернационал”.

И вот я озвучиваю пару каких-нибудь своих тезисов - и начинается: “Господи, Дерик! Ты всех делишь на подмножества и группы, ты такой дуалист! Постоянно говоришь “они” и “мы”, говоришь о “врагах”. Но никакого врага на самом деле нет! И ты говоришь о победе и поражении...” Кстати, да. Я хочу победить. Мы победим. Для меня наша победа - это жизнь на живой Планете. Ещё раз, это жизнь в мире, где год от года увеличивается популяция лосося. Я хочу победить. Мы победим. Я, блядь, не собираюсь проиграть в этой борьбе...

Ну в общем, часто можно услышать “ты вечно делишь людей, но нет никаких “они” и “мы”... ты дуалист, а это плохо”. И я на это отвечаю: “Ага! Значит, вы мне говорите, что дуализм - это плохо, а его отсутствие - хорошо...” Шах и мат. Мне кажется, получилось символично.

Не менее часто мне говорят “Дерик, тебе просто не хватает любви. Если бы мы просто любили исполнительных директоров корпораций, то они...” Вам тоже это говорили, да? Я понятия не имею, что они, мать их, будут делать, если мы их все вдруг полюбим. Что-то им, конечно, придётся сделать. И вот, надо просто больше любви. “Если бы ты любил кого-то, Дерик... Действительно любил... Ты бы никогда не захотел отвечать на насилие насилием.” Я не согласен. Я не считаю, что любовь подразумевает пацифизм. И я думаю, что матери-медведицы гризли меня поддержат. Моё детство прошло за городом. За свою жизнь я пережил нападения лошадей, коров, собак, кошек, кур, гусей (гусей!), ястребов, орлов, соловьёв, пауков, мышей. Самки этих видов атаковали меня, когда им казалось, что я нападаю на их детей. И если мама-мышь способна напасть на кого-то, кто больше её в 6,000 раз, - и победить! - то в чём же, чёрт возьми, наша проблема, товарищи?

Я понял, что пацифисты правы, когда говорят, что надо больше любить. Они ошибаются, когда говорят, что если бы мы любили больше, мы бы не атаковали. Но они правы, когда говорят, что нам не хватает любви. Это так. Мы должны полюбить сами себя. Полюбить себя настолько, чтобы перестать мириться с этим дерьмом. Полюбить себя настолько, чтобы сказать наконец: “Никогда больше!” Полюбить себя настолько, чтобы сказать: “Я не позволю тебе совершить это по отношению ко мне или моим родным и близким.” И мы должны полюбить землю, на которой живём. Знаете, я очень люблю те места, где живу. Я живу на высоте 6 метров над уровнем моря. И последние годы я и жители тех земель, мы вовлечены в кампанию по противодействию региональному развитию. Застройщики хотят вырубить небольшую рощу прям рядом с нашими домами. И как-то раз я говорил со своей мамой обо всём этом, о глобальном потеплении. И она ответила - хотя она вряд ли доживёт до этой катастрофы,- что если уровень моря поднимется при её жизни, она убьёт себя. Потому что она не сможет перенести зрелища затопления этих земель, которые ей так дороги. И я спросил её: “как насчёт захватить кого-нибудь для компании?”

Ещё один распространённый “аргумент” - нельзя разрушить здание угнетения, пользуясь инструментами угнетателя. Эта мысль звучит постоянно в разных вариациях. Я могу дать гарантию, что те, кто это говорят, никогда не читали эссе, откуда взята сама фраза. Потому что там пацифизм и близко не лежит. Там речь идёт о том, что для разнообразия угнетения подходит разнообразие тактик. Об этом говорила феминистка Одри Лорд. Собственно, об этом говорим и мы. И ещё. Одри Лорд ничего не смыслит в строительстве. Потому что это ужасная метафора. Чтобы разрушить здание, сгодятся любые инструменты: мои, твои, хозяйские. Соседские. Кувалда - это просто кувалда. Это же идиотизм. Неужели кто-то действительно хочет сказать индейцам, что они не должны использовать огнестрел, потому что они отнимают его у белых, чтобы бороться против захвата земель коренных народов? Они грустно покачают головой и скажут: “Нет, нет! Ты говоришь глупые вещи”.

Достижение безграничной духовной чистоты для меня не является важной целью. Можно даже сказать, что я совершенно в этом не заинтересован. Меня интересует борьба против и уничтожение всякой власти. И мне похуй, как это делается. Ещё одна проблема с этой метафорой, с тем, как её используют, - это то, что предполагается, будто бы насилие - это инструмент наших хозяев. Но подождите минутку. Те, кто стоит у власти, пытаются убедить нас, что они обладают монополией на землю, воду, генетический материал, воздух. Да будь я проклят, если и насилие им тоже отдам! Нет у них никакой монополии на насилие и жестокость. И я уверен, что и в этом вопросе я могу рассчитывать на безусловную поддержку матерей-медведиц гризли.

Ещё одна ужасная метафора... Если кому-то из вас когда-нибудь попадётся на глаза моя книга “Язык древнее слов” (A Language Older than Words), найдите там главу “Переосмысляя насилие” и вырвите все страницы этого раздела. Потому что я написал там оооочень постыдную вещь... Это очень смущает меня по сей день. Это как если бы мужчина сознался в том, что он мастурбирует (конечно, это не мой случай!)... Но и об этом тоже мы можем поговорить. Итак, в той главе я говорю о том, что, когда кто-то начинает реагировать на насилие... Нет, уж лучше про мастурбацию... В общем, что типа если мы будем атаковать их в ответ, то мы рискуем уподобиться им. Это одна из самых тупых идей, которые я слышал за всю свою жизнь. Когда Красное Облако сражался с колонистами, он не стал колонистом. Женщина, которая убивает насильника, не становится насильницей. Тигр, который убивает охранника зоопарка, не становится охранником зоопарка. Совершенная чушь.

Давайте рассмотрим ещё одно пацифистское клише... Вот, самое худшее. Ужаснейшее. Часто можно услышать, что “насилием невозможно ничего добиться.” Это какой-то аутизм. Если насилием никогда невозможно ничего добиться, то что делают все эти иммигранты в нашей стране? В других странах? Вы думаете, они просто берут и подписывают бумаги, да? “Какая милая идея! Поехали поживём по десять щщей в комнате 2 на 2, поработаем по 14-16 часов в день без выходных и больничных!” Или что когда на земли коренных народов приходили белые колонисты, то индейцы встречали их словами: “Привет! А я тут как раз подумал... Не хочешь моей земли? Вон там? Бери, пользуйся.” У Робин Морриган есть прекрасные слова: “В любой стране нашего мира, если женщина идёт ночью по улице одна и слышит позади себя чьи-то шаги, у неё есть все причины, чтобы испугаться.” Она называет это “демократией страха.” Систематическое унижение женщин мужчинами изменило поведение половины человеческого населения планеты. Поэтому не надо говорить мне о том, что насилием невозможно ничего добиться. Насилие ужасающе эффективно. Поэтому они применяют его против нас.

Часть третья Часть пятая

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

6 дней назад
5
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

1 неделя назад
14

Свободные новости