Джо Блэк. Анархизм, восстания и повстанчество. Часть 2

Начало читайте здесь

Организатор
Инсуррекционистская критика «организаторов», являясь хорошим предостережением о возможных рисках, подстерегающих людей, избравших путь организационного строительства, разрослась до объявления этих опасностей непреодолимыми. Нам говорят: «деятельность организатора заключается именно в том, чтобы превратить разнообразие в контролируемую массу и выступить представителем этой массы перед прессой или государственными институтами» или «для организатора… медиа-картинка всегда имеет предпочтение перед реальным действием».

Вероятно, большинство из нас знакома с кампаниями, организуемыми той или иной левой партией, где дела именно так и обстояли. Но наш опыт подсказывает нам, что подобный сценарий не неизбежен. Людям вполне по силам организовать борьбу так, чтобы всего этого не произошло. Товарищ, у которого больше времени и который, вследствие этого, берёт на себя выполнение ряда дел, которые необходимо сделать – не является ли он организатором?

Жёсткое и полное неприятие «организаторства» не даёт возможности проанализировать причины связанных с ним проблем и, следовательно, не даёт возможности предотвратить их.
Что касается работы с медиа, то здесь тоже нет никакой тайны. Любой активист, вовлечённый в ту или иную борьбу и работающий с прессой, будет закидан вопросами о своём отношении к насилию. На языке журналистов это называется «сенсационные подробности». Если вам приходится подвергаться этому день за днём, неделю за неделей, вы невольно начнёте приводить движение в вид, соответствующий журналистскому спросу.
Решение здесь простое. Указанная проблема имеет место потому, что левые склонны выдвигать из своих рядов «лидера», выполняющего основную организационную работу, а так же работающего с прессой в ходе протеста. Наш опыт учит нас, что если развести эти две функции, то есть одни люди будут организовывать какое-либо мероприятие, а другие – беседовать о нём с журналистами, то рассматриваемый риск сведётся к минимуму, если не исчезнет вовсе. Истинный организатор остаётся в стороне от прессы, в то время как товарищ, избранный «публичным спикером» получает всю информацию, которую необходимо донести до медиа. В то же время, «спикер» не раскрывает никаких лишних деталей, связанных с организацией акции.
Медиа и общественное мнение
Вот что превалирует в инсуррекционистском описании медиа-структур. "Мнение это не нечто возникающее среди масс людей, а потом воспроизводимое медиа-структурами, как простой пересказ. Наоборот, мнение возникает именно в медиа-структурах. Кроме того, медиа воспроизводит мнение миллион раз сопоставляя каждое мнение с определённым типом людей (консерваторы думают Х, либералы думают Y). Общественное мнение формируется из множества простых выборов ("Я за глобализацию и свободную торговлю" или "Я за государственный контроль и протекционизм"). Нас всех заставляют выбирать, также, как мы выбираем себе правителей, вместо того, чтобы думать самим"
Всё это звучит прекрасно и в этих словах даже есть доля правды. Но этот анализ не предлагает нам возможных выходов из сложившейся ситуации. До тех пор, пока у нас нет альтернативных медиа-структур (и даже в этом случае часть описанных выше проблем останется), мы будем дураками, если не станем использовать медиа с помощью которых мы сможем достучаться до миллионов людей, не имеющих доступа к нашим ресурсам и отрезанным от нас.
И, несмотря на то, что медиа всегда стремятся упростить ситуацию, сводя её к простой дихотомии, это ещё не значит, что все, кто получает информацию, принимают вместе с информацией и это простое деление на чёрное и белое. Многие, если не все, понимают порочность медиа-структур и стараются не принимать, предлагаемую ими, чёрно-белую картину мира.
Ожидая революции?
Нам говорят, что левые вообще и большинство анархистов в частности:
"критикуют разделение и представительские структуры, тем самым оправдывая выжидание и принимая роль критиков. Прикрываясь речами о неразделимости анархистов и "социального движения", они заканчивают критикой любого действия как «забегания вперёд» или как "пропаганды оружием". По их мнению, революционеры должны открыть глаза людей на реальное положение угнетённых, при этом не прибегая к действию. Следовательно, бунт возможен только при заметном социальном движении. Таким образом, каждый, кто прибегает к действию, должен обязательно стремиться к единению с пролетариатом. Единственным способом защиты становиться "радикальная критика" и "революционная ясность". Жизнь жалка, а значит, анархисту не нужно делать ничего кроме создания жалких теорий." (16)
Здесь мы видим главную слабость инсуррекционизма - отсутствие серьёзных дискуссий с остальными анархистскими течениями. Нам предлагают поверить, что остальные революционеры, включая всех остальных анархистов, предпочитают ждать и вести проповеди о зле капитализма вместо того, чтобы действовать. Для некоторого малого количества групп это правда, но в действительности многие революционеры, даже не являющиеся анархистами, часто прибегают к прямому действию, если видят, что в данной ситуации оно тактически выгодно. На самом деле сами инсуррекционисты признают, что надо выжидать подходящий для действий момент. Они прекрасно понимают, что завтра далеко не день штурма Белого Дома.
Критика организации
Ещё одна слабость инсуррекционистской идеологии заключается в отношении к организации. Инсуррекционисты противопоставляют себя "формальным организациям" и выступают за образование "неформальных организаций". Обычно непонятно, что вкладывается в эти термины и на самом деле "формальной организацией" часто называют все негативные тенденции, которые могут возникнуть в организации любого типа.
Инсуррекционисты определяют формальные организации как "постоянные организации, которые стремятся к объединению всех форм борьбы, и организации, принявшие позицию, находящуюся посередине между радикальной борьбой и репрессивными институтами. Постоянные организации имеют тенденцию к возвышению над борющимися массами. В них также существует тенденция к появлению иерархий и подавлению инициативы масс … Из-за иерархического типа отношений принятие решений происходит не там и не тогда, когда они действительно необходимы, а внутри самой организации… постоянные организации часто принимают решения основываясь не на необходимости достижения какой-то цели или какого-либо действия, а на нуждах самой организации, и особенно необходимости её сохранения. Все организации существуют для самих себя"
Хотя это и хорошая критика ленинистских или социал-демократических форм организации, она совершенно не применима к существующим формам анархистских, и в частности анархо-коммунистических, организаций. К примеру, анархо-коммунисты не "стремятся к объединению всех форм борьбы". Мы скорее думаем, что анархистская организация должна быть вовлечена в борьбу рабочего класса, которая должна управляться самим этим классом, а не организацией, анархистской или какой-либо другой.
Решение проблемы организации
В наших организациях не только запрещена формальная иерархия, но и существуют механизмы, направленные против возможного появления неформальных иерархий. К примеру, человек может получить ощутимую власть, если он единственный, кто может выполнить ту или иную задачу и кто выполняет в движении эту роль многие годы. Для того, чтобы такого не происходило устав WSM (workers solidarity federation) (17) , к примеру, запрещает членам занимать какую-либо должность более трёх лет подряд. После истечения срока они должны покинуть её.
Эти механизмы, противодействующие образованию неформальных иерархий, являются общими для большинства анархо-коммунистических организаций. Мы ещё сильнее защищаем организацию от неформальных иерархий, согласовывая правила. У инсуррекционистов нет серьёзной критики неформальных иерархий, но как знают все участники анархистских движений в англоязычных странах, отсутствие достаточно больших организаций означает, что проблема иерархий в движении чаще всего является проблемой неформальных иерархий.
Если же мы отбросим мысль о том, что в организации может что-то пойти не так, понятие инсуррекционистов о формальной организации сведётся к организации, которая работает по многим направлениям борьбы. Но даже тут определение инсуррекционистов остаётся довольно туманным. Они видят, что даже неформальные организации могут действовать на несколько фронтов борьбы и переходить от одного к другому.
С точки зрения анархо-коммунистов основной задачей организации является оказание помощи в создании взаимодействия и единства групп людей, ведущих активизм в разных направлениях. Это отнюдь не значит, что все эти люди должны быть объединены под одной программой и подчинятся одной группе лидеров. Наоборот анархо-коммунистическая организация должна служить лишь каналом связи и инструментом для дебатов между этими группами людей, и таким образом увеличивать шанс на общую победу.
Альтернатива инсуррекционистов – неформальная организация
Метод организации, который предпочитают инсуррекционисты, работает по следующему принципу: "Минимальное количество организации, необходимое для достижения результата всегда максимизирует эффективность наших действий". Это означает что маленькие группы товарищей, которые хорошо друг друга знают и имеют достаточно много времени, для того чтобы обсуждать совместно цели и предпринимать действия. Это - так называемые аффинити-группы.
Нам говорят, что: "быть близкими с товарищами означает достаточно хорошо их знать и постоянно углублять это знание. Вместе со знанием растёт и близость, и в определённый момент становится возможным совместное действие."
Конечно же инсуррекционисты знают, что небольшие группы часто слишком малы, чтобы достигнуть своей цели в одиночку. В этом случае инсуррекционисты говорят, что группы могут вступать на короткие промежутки времени во взаимодействие для достижения какой-либо цели.
Существовали даже попытки осуществить такой проект на международном уровне: "Антиавторитарный Инсуррекционистский Интернационал стремится быть неформальной организацией… он, таким образом, построен на постоянно углубляющемся знании друг друга всех его участников…таким образом все кто присоединяются к нему должны прислать все документы которые по их мнению необходимы для того чтобы придать деятельность группы огласке… группе по продвижению" (18)
Автономные ячейки
Очевидно, что либертарная революция требует организации большого количества людей. Инсуррекционисты признают это, они предпринимали построить теоретические модели массовых организаций, подходящих под их идеологические принципы. Автономные Ячейки, как их назвали, изначально опирались на Автономное Движение работников Туринской железной дороги и самоуправляемые лиги против ракетной базы в Комисо.
Альфредо Бонанно в "Борьбе Анархистов" описал этот опыт борьбы: "Теоретическая модель такого типа была использована в попытке предотвратить строительство американской ракетной базы в Комисо в начале 80-ых. Анархисты, участвовавшие в конфликте в течение двух лет, создали "самоуправляющиеся лиги". (19)
Он подытожил их опыт следующим образом: «Эти группы не должны состоять только из анархистов. Любой, кто готов бороться для достижения определённых целей, даже сильно ограниченных, может участвовать в борьбе до тех пор, пока принимают ряд важных условий. Во-первых, это тактика "перманентного конфликта", предполагающая, что группы участвующие в нём постоянно атакуют ту реальность, в которой сами находятся, не ожидая приказов откуда-либо. Второй характеристикой "автономности" является отказ от подчинения или даже сотрудничества с политическими партиями или профсоюзными организациями. Ну и наконец, решение конкретных проблем по мере их появления и отказ от каких-либо платформ или общих требований, которые неизбежно превратят эти группы в администрацию мини-партии или альтернативной профсоюзной организации." (20)
Несмотря на "самоуправление" в названии, эти лиги во многом выглядели как авангардные организации, используемые для управления социальной борьбой ленинистскими организациями. Почему? Объединения, о которых говорилось выше, стремятся к организации масс и используют для этого именно те пути, которые провозглашают неформальные группы анархистов. Если бы эти лиги были действительно самоуправляемы, то их участники сами бы решали, какие методы борьбы использовать и вокруг каких вопросов эту борьбу вести. Но лиги с самого начала не только исключили все конкурирующие организации, но даже связи с политическими партиями или профсоюзными организациями. Любая самоуправляемая группа людей должна сама решать, с кем сотрудничать, а не следовать диктату идеологического меньшинства.
Другой инсуррекционист, О.В., определил лиги, как "элемент, связывающий неформальные анархистские организации с ведущими социальную борьбу группами людей" и говорил о них: "Эти атаки организованы ячейками совместно с анархистскими структурами, которые обеспечивают практическую и теоретическую поддержку, находя средства, необходимые для действия, указывая на структуры и конкретных людей, ответственных за репрессии, и предоставляя минимум, необходимый для защиты от попыток идеологизации или политизации движения властью или просто репрессий".
Если на то пошло, мы видим наихудший вариант - анархистской структуре отводится роль принятия решений за лигу. Поэтому ни о каком самоуправлении не может идти речи, и эти лиги превращаются в организации, манипулируемые самопровозглашёнными профессиональными революционерами, которые, как предполагается, знают, как справиться с той или иной проблемой лучше других членов организации. Такое положение дел находится в столь сильном контрасте с тем, что инсуррекционисты говорят в других местах, что мы остановимся на секунду и зададимся вопросом, как это получается.
Вопрос о соглашении
Суть в том, что совместное действие требует определенного уровня единогласия. Крайне тяжело понять суть повстанческого подхода к этому вопросу, и это причина того, почему такие странные разногласия становятся возможны в самоуправляемых союзах, сторонниками которых являются приверженцы повстанчества. Проблема в том, что достижение соглашения требует принятия решений и, в процессе их принятия, появляется возможность решения, принятого большинством, что рассматривается неформальными кадрами как ошибка.
Статья из «Do or Die» пытается раскрыть эту явную проблему так: «Автономия позволяет принимать решения, когда это необходимо, а не заранее определять или задерживать их решением комитета или собрания. Это, тем не менее, не означает, что мы не должны думать стратегически о будущем и создавать соглашения или планы. Наоборот, планы и соглашения полезны и важны. Большое значение придается гибкости, позволяющей людям отказываться от своих планов, когда они становятся бесполезными. Планы должны быть хорошо приспосабливаемыми к текущим событиям».
В этом определении больше вопросов, чем ответов — как можно планировать что-либо без предварительного обсуждения? Если группа людей «думает стратегически о будущем» является ли она «комитетом или собранием», даже если и не называет себя так. И кто утверждает, что планы не «должны быть хорошо приспосабливаемыми к текущим событиям»?
С точки зрения анархо-коммунистической перспективы, думать стратегически о будущем означает планирование будущего. Планы подразумевают принятие решений заранее, их определение до определенной степени. Также планы должны быть предложены и приняты формально. Разумеется, это предполагает собрания и, вероятно, собрания комитета. Зачем отвергать все это?
Переговоры
Как и многие идейные анархо-синдикалисты, приверженцы повстанчества выступают против переговоров. «Компромисс лишь делает государство и капитал сильнее», - говорят они. Но это правило работает только при условии, что у вас маленькая группа, не имеющая влияния на протестное движение. За исключением революции, будет странно одержать полную победу в борьбе, потому что, если наши идеи будут услышаны, мы будем вновь и вновь сталкиваться с ограниченной, достигнутой в результате переговоров, победой, или потерпим поражение от нее самой, потому что мы стремимся бороться за большее, чем можно выиграть. Верно ли, что нашей целью должно быть выиграть все, что возможно, не опускаясь до славного поражения?
Несомненно, нет. Один приверженец повстанчества любезно описал как «рабочие во время «дикой» забастовки несли баннер, на котором было написано «Мы ничего не просим», понимая, что требование уже поражение». Это на самом деле может иметь смысл только, когда протестующие рабочие уже являются революционерами. Если это социальная борьба за, скажем, снижение арендной платы или увеличение зарплаты, подобный баннер — оскорбление нужд борющихся людей. (21)
Вопрос не в том, проводить переговоры или нет, а в том, с кем их вести, на каком основании и при каком условии эти мероприятия будут проходить, но это не касается революции. Правда в том, что, если избегать этих вопросов, ими займутся авторитарии, счастливые вести переговоры на своих условиях в таком ключе, который сведет к минимуму их ответственность.
Репрессии и обсуждения
Не вдаваясь в подробности каждой дискуссии, можно сказать, что главная проблема в странах, где приверженцы повстанчества приводят свои слова в действие, это атаки, мало чего достигающие, кроме, с одной стороны, оправдания государственных репрессий и, с другой, изоляции всех анархистов, а не только участников этих атак, от широкого социального движения.
Приверженцы повстанчества утверждают, что готовы обсуждать тактику, но существование государственных репрессий означает, что на деле любая критика подобных действий представляется как поддерживающая государство. Около 30 лет назад Бонанно попытался охарактеризовать всех, кто думал, что подобные атаки необдуманны и непродуктивны как принимающие сторону государства в своей книге «Вооруженная радость»: «Когда мы говорим, что время для вооруженной атаки на Государство еще не пришло, мы открываем двери психиатрической лечебницы для уже действующих товарищей; когда мы говорим, что не время для революции, мы затягиваем на них смирительную рубашку; когда мы говорим, что их действия провокация, мы надеваем белые халаты мучителей». (22)
Реальность такова, что многие действия, используемые приверженцами повстанчества не выше критики — и, если рабочим не позволено критиковать подобные действия, не сведена ли их роль до пассивных зрителей в борьбе между государством и революционным меньшинством? Если, как, кажется, предполагает Бонанно, нельзя критиковать даже наиболее безумные действия, тогда настоящее обсуждение тактики вообще невозможно.
К анархо-коммунистической теории
Анархо-коммунисты по-другому проверяют разумность действий, когда дело касается боевых акций. То есть, если вы заявляете об акции от имени той или иной группы, то первое, что вам нужно сделать, это доказать, что группа согласна с тактикой, которую вы собираетесь применить. Это намного более важно для анархической практики, чем вопрос о том, какую тактику некоторые группы анархистов могут принять за подходящую.
Насколько мы знаем, анархо-коммунисты не имеют принципиальных возражений против восстаний, наше движение было создано из повстанческой традиции в рамках анархизма и мы черпаем вдохновение у многих участников этих восстаний. Сейчас мы продолжаем сопротивляться ограничениям, налагаемым государством на какой-либо протест, таким образом, продолжая борьбу. Кроме того, это для нас не просто решение, которое необходимо принять – в случаях, когда мы заявляем об участии из солидарности с группой (например, бастующих рабочих), то это должна быть группа, определяющая границы тактики, используемой в своей борьбе.
Повстанчество предлагает полезную критику, являющуюся скорее образцом, чем практикой. Но оно ошибочно пытается расширить критику всех форм анархических организаций. И в некоторых случаях решения, которые повстанчество принимает для того, чтобы преодолеть реальные проблемы организации, хуже, чем проблемы, на которые оно обращает внимание. Анархо-коммунисты, безусловно, могут что-то извлечь из повстанческих текстов, но решений проблем революционной организации в них не найдут.
Перевод с английского языка: cat black, Toni Eriz, yana bez, ecolog2017
Ссылки:
1.John M Hart's "Anarchism and the Mexican Working Class"
2.James Joll, The Anarchists, 229
3.Partido Liberal Mexicano (PLM) – Либеральная партия Мексики вела вооружённую борьбу в период Мексиканской революции, несмотря на название, в рядах Партии состояло немало анархистов, в том числе и знаменитые братья Флорес Магон. Позднее из её рядов вышло мексиканское анархо-коммунистическое движение.
4.Industrial Workers of the World (IWW) – Индустриальные Рабочие Мира, или «уобблис». Американская революционно-синдикалистская организация, опиравшаяся на союзы раюочих и практиковавшая бескомпромиссные рабочие забастовки. Была особенно сильна в начале двадцатого века. Сайт современных уобблис: http://www.iww.org/
5.Организационная Платформа Всеобщего Союза Анархистов, http://www.avtonom.org/old/lib/theory/makhno/platform.html
6.Манифест Друзей Дуррути, http://www.aitrus.narod.ru/SpaneDurruty.htm
7.Там же
8.FAU – Federacion Anarquista Uruguaya, Федерация Анархистов Уругвая – анархо-коммунистическая организация платформистского толка, существующая и ныне.
9.Alfredo M. Bonanno, For an Anti-authoritarian Insurrectionist International-Proposal for a Debate, http://www.theanarchistlibrary.org/anti-authoritarian-insurrectionalist-...
10.Итальянский город Генуя, где в 2001 году проходил очередной саммит G8 стал ареной небывалых столкновений между полицией и демонстрантами-леворадикалами.
11.Статья на английском доступна по ссылке: http://www.eco-action.org/dod/no10/anarchy.htm
12.«На ножах…» на русском языке: http://www.avtonom.org/files/nanojah.pdf
13.См. примечание 11
14.См. примечание 11
15.См. примечание 11
16.См. ссылку 12
17.Движение Рабочей Солидарности, Workers Solidarity Movement – Ирландская анархистская организация платформистского толка.
18.Альфредо Бонанно, «За анти-авторитарный анархистский интернационал», на англ. Яз.: http://www.theanarchistlibrary.org/anti-authoritarian-insurrectionalist-...
19.Альфредо Бонанно, «Борьба Анархистов»: http://mpst.anho.org/wp-content/uploads/2008/10/d0b0d0bbd18cd184d180d0b5...
20.Там же.
21.С подобной постановкой вопроса не согласен, как минимум, один из переводчиков данной статьи. Одно дело – требование, другое – просьбы и, тем паче, переговоры. Если конечно, не называть переговорами предъявление требований или передачу ультиматума своим социальным врагам.
22.См. примечание 12
Источник: mpst.anho.org

 

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
12
Студенецкий мукомольный завод
Владимир Платоненко

Умеренность многих западных политиков в давлении на РФ и их стремление усидеть на двух стульях обычно обьясняют либо их личной подкупленностью, либо их же личной робостью и нерешительностью. Есть даже анекдот: "Если приготовить торт "Наполеон" без яиц, то он будет называться "Макрон"". Я, однако,...

2 месяца назад
2

Свободные новости