Сионизм и проблема миграции европейских евреев

Разложение феодального хозяйства Восточной Европе во второй половине XIX века приводит к тому, что сотни тысяч евреев начинают покидать Украину, Польшу и Белоруссию, дабы направиться по традиционному маршруту мигрантов того времени – через страны Западной Европы за океан, в Америку, Австралию и Аргентину. Эти миграционные процессы не вызывали у современников ни малейшего энтузиазма.

Для среднего европейца того времени, евреи ассоциировались не с Левитаном и Эйнштейном, а со следующими в Гамбург и Триест бесчисленными толпами бедолаг в сюртуках и странных меховых шапках. Их сопровождали бритые наголо женщины носившие парики и явно не приобщившиеся к последним достижениям английского суфражизма (женского движеняи за равенство - прим). Явно, что эти людей были совершенно чужды тогдашней христианской цивилизации (о понятии "иудео-христианская цивилизация" до середины XX столетия, конечно, никто не подозревал) и возможно "представляли угрозу для Европы". Нищета и необразованность не сочеталась с благонравием. Многие еврейские мигранты промышляли мелким криминалом от скупки краденого до проституции, а районы где они селились, быстро превращались в шумные и малоэстетичные гетто. Еврейская молодежь охотно воспринимала тогдашнюю экстремисткою литературу и СМИ столетней давности охотно информировали читателей об очередной «этнической» еврейской группировке анархистов, планировавших взрывы в кафе, где русские князья и венгерские бароны хрустели французской булкой. Все это привело к возникновению европейского антисемитизма Нового времени, главными рассадниками которого стали Германия и Австро-Венгрия.

Причиной роста антисемитизма стало не только то, что в этих странах в результате миграционных процессов возникли крупные еврейские общины, но и то, что указанные страны были главными транзитными государствами на пути еврейских масс, следующих в порты Балтики и Средиземноморья. Чем-то вроде Греции во время последнего кризиса с беженцами из Сирии. Антисемитские партии открыто требовали положить конец миграции евреев, "социально опасных и чуждых европейской цивилизации". Но еврейская эмиграция вызвала беспокойство не только у антисемитов, но и у европейских евреев.

Со времен Мозеса Мендельсона (Моисей Мендельсон; (1729 - 1786) - еврейско-немецкий философ, основоположник и духовный вождь движения хаскала, «еврейского просвещения». Получил прозвище «немецкий Сократ». Был сторонником превращения евреев в европейский просвещенный народ.) они усвоили принцип «будь евреем в своем шатре» и неплохо вписались в цивилизованное общество. Они разделяли определение, вынесенное в 1807 году французским Синедрионом, что евреи это «французы иудейского вероисповедания». Внезапное нашествие «родственников» из Восточной Европы вызвало у них сильнейший душевный дискомфорт, который можно сравнить лишь с чувствами которые, возможно, испытала бы Чулпан Хаматова, если бы к ней в квартиру вломились двадцать работяг из горного аула Таджикистана.

Назойливые «ост-юден» не только сели на шею благотворительным организациям немецких, американских и английских евреев, не только "заплевали чистенькие полы в синагогах Будапешта и Ливерпуля", но и сильно испортили отношения между еврейскими общинами и христианским большинством. Дурной имидж мигрантов с Востока распространился и на коренное европейское еврейство, что и показало «дело Дрейфуса» (1). И здесь на исторической сцене появляется Теодор Герцель с его сионистским проектом.

Предистория сионизма сама по себе довольно интересна, но объемы статьи не позволяют нам рассмотреть ее подробно. Стоит напомнить, что идеи возвращения евреев в Палестину появляются у английских протестантов XVII века. Тогда же, в условиях гражданской войны в речи Посполитой, возникает прото-сионистское движение Шабтая Цви, которое на короткое время захватывает большинство еврейских общин Европы и заканчивается скандальным крахом. После этого раввины и лидеры еврейских общин стали рассматривать мессианские и сионистские тенденции подобно тому, как умеренные исламские богословы рассматривают исламизм, т.е. как опасную экстремистскую ересь. У настоящих, ортодоксальных евреев, подобный подход к сионизму сохранился и по сей день. В XIX века декабрист Павел Пестель считая, что евреи не способны интегрироваться в европейское общество, мечтал построить их в колонны и отправить на завоевание Палестины. Неизвестно с чем связано отсутствие в Израиле «Рехов* Пестель», с невежеством или неблагодарностью.

Не стоит удивляться, что сионизм немало почерпнул от европейского антисемитизма. Оба движения возникли в одном и том же месте, в одну и ту же эпоху и преследовали одну и ту же цель – "избавить цивилизованную Европу от евреев". Сионисты заимствовали антисемитский миф об изгнание евреев из Палестины (в реальности еврейские общины процветали там до IV века, пока постепенно не стали переходить в христианство, а затем в ислам). Сионисты соглашались с антисемитами в том, что евреи не имеют никакого отношения к Европе и должны ее покинуть. Здесь наблюдается явный отход от традиций европейского просвещения, которое как мы знаем, признало евреев французами, немцами и англичанами «иудейского вероисповедания». Сионисты были солидарны с антисемитами в том, что «галутные» евреи (т.е. евреи диаспоры) деградировали и являются вместилищем всех физических и нравственных пороков. Не удивительно, что на протяжении всей истории сионистского движения мы наблюдаем активное сотрудничества с самыми отпетыми ненавистниками евреев: через Плеве к Бальфуру (видевшему в своей декларации «великий акт по избавлению Европы от еврейского проклятия»), от Бальфура к Эйхману и «Ха-Аваре», от Эйхмана к американским «христианам друзьям Израиля», которые обличают «еврейское засилье в Вашингтоне», но мечтают о том, чтобы все евреи собрались в Святой Земли (где они конечно должны в конечном итоге принять Христа).

Сами же сионисты будь то Герцель или Нордау, будучи истинными европейцами, ни в какую Палестину не стремились. Как иронизировал Шалом Алейхем «сионист это еврей, который убеждает дать другого еврея дать денег на эмиграцию в Палестину третьего еврея». Да и сегодня самые ярые (и самые разумные) сионисты проживают в Торонто, Чикаго и Москве с ужасом реагируя на предложения оставить «проклятый галут» и переселиться в родной Кирьят-Малахи (город в современном Израиле - прим), куда их влечет зов Сиона. В начале XX века призыв сионистов отправляться добровольно и с песнями в те края, куда антисемиты хотели их выслать под конвоем эмиграционных служб, был воспринят евреями без энтузиазма. Первые сионистские поселения в Палестине вместо того возродить землю «ждущую возвращения евреев» с трудом сводили концы с концами. Выжили лишь колонии, получавшие субсидии барона Ротшильда или догадавшиеся нанять арабских батраков, знакомых с местными сельскохозяйственными циклами. Некоторые еврейские колонии немало почерпнули от других «сионистов», немецких темплеров, которые тоже решили вернуться в Палестину будучи Истинным Израилем. Как потомственные бауэры немцы вели сельское хозяйство куда успешное евреев, и те охотно учились у своих соседей. Отблагодарили темплеров сионисты чуть попозже, в 1947 году. Сегодня ухоженные кварталы немецких колоний в Хайфе и Иерусалим показывают туристам, как примеры титанических трудов первых сионистских пионеров.

Восточноевропейские евреи продолжали эмигрировать преимущественно в Европу и за океан, пока мир не потрясла череда войн и революций. Роль которую в этих событиях сыграли еврейские революционеры вызвала ужас у европейских обывателей. Забракованный Николаем II антисемитский памфлет «Протоколы сионских мудрецов» стала настольной книгой Генри Форда и Уинстона Черчилля, ибо сюжет данного опуса довольно точно накладывался на происходившие в мире события. На все аргументы здравого смысла, антисемиты отвечали – «Но ведь все так и есть! Царь убит, в Кремле сидит Троцкий, а жидо-большевистский режим в России скоро будет вводить равноправие геев и негров в США посредством Коминтерна. Да и метро по всей Европе строят! Скоро в нем будут бомбы взрывать!» В течение нескольких лет европейские страны приняли законы против еврейской эмиграции из стран Восточной Европы. В них не всегда проговаривалось на кого данные законы распространялись, но современники это прекрасно понимали сами. Мы ведь знаем, против кого направлены законы Трампа о запрете въезда граждан Сирии, Ирана и других мусульманских стран.

Антиэмиграционная политика Запада и гражданская война в Восточной Европе слегка оживили тонкий ручеек мигрантов ехавших в Палестину в 1918-1921 годах, но после стабилизации политической ситуации, количество желающих осушать малярийные болота под Хадерой стало быстро приближаться к нулю, а Давид Бен-Гурион уныло мечтал о том как разбудить еврейское самосознание у палестинских феллахов, прямых потомков камнеметателя Давида и террориста-смертника Самсона.

Крах мировой либеральной экономики в 1929 годы снова закрыл границы для свободного передвижения рабочей силы. Это мы можем прекрасно видеть на примере нацисткой Германии. Одним из самых известных политических актов Гитлера была высылка польских евреев-мигрантов в 1938 году. Тысячи эмигрантов были выставлены за границы рейха, причем польские власти отказались брать евреев обратно и люди были вынуждены несколько месяцев жить на приграничной полосе в ожидание решения своей участи.

К началу 1930-хх годов сионистский проект казалось бы находился при последнем издыхание. Великая депрессия нанесла сильный удар по еврейским мелким предпринимателям работавшим в Хайфе и Тель-Авиве, и те массами покидали страну. Арабские беспорядки 1928 года показали лидерам сионистам, что мусульманское и христианское большинство Палестины не будет безропотно сидеть и ждать пока «понаехавшие» мигранты обустроят в их стране свое государство. Даже лояльные к сионистам британские власти ужесточили квоты для эмигрантов евреев.

Спасением для сионистов стал союз с нацистами, соглашение «Ха-Авара», заключенное в 1933 году. Оно предусматривало нацистскую поддержку еврейской эмиграции в Палестину, причем переезжающие могли взять с собой свои средства и капиталы в форме германских товаров. Таким образом, в Палестину не только переселилось несколько десятков тысяч немецких евреев, но и поступили германские инвестиции (1.7 млрд. долларов по курсу 2009 года), которые существенно усилили ишув (еврейская община в Палестине - прим.) накануне Великого арабского восстания 1936 года.

Вторая мировая война поставила точку в истории европейской миграции евреев. Послевоенная пропаганда союзников успешно представила Гитлера и нацистов чудовищным отклонением, монстрами и выродками, но следует отметить, что в реальность идеология германских фашистов вполне соответствовала взглядам тогдашнего европейского среднего класса. Антисемитизм, антикоммунизм, расизм, вера в евгенику, вполне укладывались в сознание европейского обывателя 1930-хх годов. Антисемитская политика Гитлера была вполне европейской политикой и состояла из двух основных моментов: Первое – лишения евреев гражданства, восприятие еврейского народа в качестве чуждого Европе асоциального элемента. Второе – высылка вышеуказанного «асоциального элемента» туда, откуда он приехал, на Восток, в Польшу, на Украину и другие дикие земли. То что происходило с евреями на Востоке уже не касалось цивилизованных европейцев, но как правило, их там ждали умученные «жидо-большевистским» террором литовцы, украинцы и поляки, которые давали волю своим "природным инстинктам".

Примечательно, что даже после Холокоста европейские и американские политики содрогались от ужаса перед перспективой приема еврейских эмигрантов. Английский премьер-министр Бевин заявил американскому президенту Трумену, что открытая поддержка сионистского проекта последним, связанна тем, что тот «не хочет видеть 100 тысяч еврейских беженцев на улицах Нью-Йорка». В конечном итоге беженцы из лагерей были направлены в Палестину, но этот звездный час сионизма продлился недолго. Оказавшись на своей «исторической родине» европейские евреи, едва осмотревшись, побежали оттуда прочь. Трудно было сказать, что было тому причиной – война с арабами, скотские условия жизни в нищей стране или традиционное гостеприимство сабр** , которые рассматривали «галутных жидков» как неполноценных и кричали пережившим Освенцем, «мыло!» и «Геббельс был прав!» Сионизм как проект эмиграции европейских евреев потерпел полный крах, а правительство новообразованного Израиля, обеспокоенное нехваткой пушечного мяса и дешевой рабочей силы, было вынуждено задуматься об импорте в страну евреев стран Азии и Африки. Но это уже совсем другая история. 

Артем Кирпиченок

Примечания

  • *улицы .

  • **коренных израильтян

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости