Стабильность - конструкт для пассивных

Если бы исследователи провели дискурс-анализ высказываний беларуских чиновников и президента, как вы думаете, какое слово оказалось бы в топе по уровню повторений?

Я думаю - «стабильность».

Понятие стабильности - краеугольный камень псевдо-идеологии беларуского государства. Оно повторяется в каждом выступлении Лукашенко, в каждом спиче БТ-шных «политологов» и «экспертов», чуть ли не в каждом выпуске новостей склоняется на все лады.

В последней трети ХХ века социологи и психологи начали убедительно доказывает, что поведение человека сильно зависят от того, в какой понятийной среде он живет, а функции и понимание вещей зависят от того, какое имя они носят в общем сознании. Давыдько и Шпигун (председатель Белтелерадиокомпании и глава Оперативно-аналитического центра, - прим.авт) вряд ли читали постструктуралистов, но они прекрасно понимают «как вы яхту назовете, так она и поплывет» и, используя СМИ, окружают беларуса языковыми конструктами, соответствующими потребностям власти.

Любому, кто в состоянии думать и анализировать понятен тот вектор государственной пропаганды и та форма, в какую государство лепит общественное мнение и сознание: смирение, полная апатия к политической деятельности, страх перед переменами, психология «маленького человека», который хочет, чтобы за него все решало патерналистское государство. Все это делается, в том числе, и через языковой аппарат: изо дня в день, из года в год, стабильность и неизменность общественного строя провозглашается центром всех возможных добродетелей, а любая социальная активность ассоциируется с хаосом, кровью и ковровыми бомбардировками.

Основная цель, которую преследует государство, ежедневно вбивая людям в голову, что стабильность это хорошо - приучить народ к пассивности во всех сферах жизни. Твердая и незыблемая парадигма о неизменности общественного строя должна навести человека на уверенность в том, что ничего нельзя изменить, что любые его усилия - никчемны, поэтому нечего и стараться (участвовать в акциях протеста, бороться за свои права, проявлять неподчинение и т.д .).

Если мысль о том, что ты - маленький человек, который ничего не в состоянии изменить, прочно осела в твоей голове, считай, государство добилось своей цели. Непоколебимым руководителям нечего опасаться - никто не соблазнится на их право распоряжаться твоей жизнью, потому что ты уже и сам поверил в то, что быть послушным - норма.

Но есть и обратная связь: идея стабильности и неизменности общества сама, в свою очередь, привлекает людей пассивных, которые привыкли, чтобы их жизнью управляли другие, и не привыкли что-то менять в своей жизни. Ответственность их пугает, необходимость действовать самостоятельно вызывает растерянность. Избавиться от страданий выбора, неизменно связанных с мукой ответственности, передоверить свою судьбу кому-то другому, конечно, куда более опытному и умному - большое искушение, особенно для людей малообразованных и неуверенных в себе.

В любом обществе такие люди существуют в большем или меньшем количестве и всегда становятся социальной базой популистов - как ультралевых, так и ультарправых.

В Беларуси таких людей в начале 1990х оказалось слишком много - они стали социальной базой ультра-непонятно-какого Лукашенко. Результаты этого мы можем наблюдать на протяжении более чем 20 лет. Как видно, сегодня государственная пропаганда и простабильный нарратив полностью совпадают с желаниями и мироощущением большого процента населения. Активные, творческие и самостоятельные люди оказались в меньшинстве, пополняя собой ряды эмигрантов, политических активистов и политических узников.

Любая социальной активность, любое движение вперёд подразумевают изменения, иногда радикальные, иногда рискованные, которые не всегда ведут к множественным улучшениям. Но без них любое общество ждет стагнация, застой и моральная смерть. Стабильность - конструкт для пассивных, не желающих делать ни на йоту больше того, что предписано начальством. Разрушить власть таких людей над нашими судьбами — не только право, но и обязанность.

10 сентября 2016

Перевод с беларуского: Татьяна Кульбакина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Солидарность
Michael Shraibman

За последние полвека самым массовым радикальным движением работников была Первая Солидарность. Она объединяла 10 из 13 миллионов наемных работников Польши в 1980-1981 гг и выступала за передачу фабрик и заводов в самоуправление трудовых коллективов. Опиравшаяся на союз инженеров и рабочих...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Анархистское общество есть бесклассовое безгосударственное общество, основанное на принципах прямой демократии (самоуправления). Это означает, что оно представляет собой ассоциацию (федерацию, добровольный союз) автономных трудовых коллективов, организованных по месту работы и месту жительства....

1 неделя назад
14

Свободные новости