Об одной чудовищной сделке Сечина - покупка ТНК BP в ретроспективе

Пять лет назад, весной 2013 года, государственная корпорация «Роснефть» под руководством Игоря Сечина совершила огромного масштаба сделку – купила частную нефтяную компанию «ТНК-BP». Поглощение состоялось на пике мировых цен на нефть ($110/баррель). Сумма сделки составила $61 млрд.

Поздравляя менеджмент госкорпорации с приобретением, В. Путин заявил: «Сделка была большой, сложной, многоплановой, очень большой по объему. Это, как я понимаю, самая крупная сделка прямой купли-продажи в мировой экономике сегодня, объемом в 61 миллиард долларов. На мой взгляд, она очень успешная.»[1] По итогам сделки на офшорные счета продавцов «ТНК-BP»: мирового гиганта British Petroleum, а также владельцев консорциума «Alfa Access Renova» было перечислено $55 млрд.[2] Эти средства, скорее всего, навсегда покинули Россию. На конец 2017 г. рыночная капитализация «Роснефти» - крупнейшей российской нефтегазовой компании – составила лишь $52,2 млрд., что почти на $10 млрд. меньше суммы, потраченной на «ТНК-BP».[3]

В 2013 году В. Путин очень поспешил, назвав сделку «успешной». Для любого, кто хоть немного разбирается в экономике, кажется очевидным, что объективно судить об эффективности какой-либо стратегической сделки сразу после ее заключения невозможно. Сейчас, через пять лет после сделки, о ее результативности, о выигравших и проигравших судить куда проще: партнеры «Роснефти» оказались в колоссальном плюсе, продав «ТНК-BP» на пике мировых цен на нефть. Напротив, Российская Федерация потеряла от 20 до 40 миллиардов долларов.

Но как появилась на свет столь дорогая и «многообещающая» «ТНК-BP»? В период второго президентского срока Б. Ельцина множество добывающих и перерабатывающих предприятий нефтяной отрасли было выкуплено у государства по бросовым ценам (приватизировано) лицами из узкого круга «успешных предпринимателей». Так в 1997 г. была приватизирована «Тюменская Нефтяная Компания», которая в 2003 г. привлекла к добыче российской нефти British Petroleum. В результате была создана корпорация «ТНК-BP», которой совместно (50:50) владели холдинг русскоязычных олигархов-приватизаторов «Alfa Access Renova» и British Petroleum.

Объем вложений British Petroleum в уставный капитал «ТНК-BP» составил $6.15 млрд., причем докапитализаций британцы не проводили. [4] По некоторым оценкам, продажа «ТНК-BP» перед обвалом мировых цен на нефть принесла British Petroleum порядка $8 млрд. ликвидного «навара», а также почти 13% акций самой «Роснефти».[5] Продажа оставшейся половины «ТНК-ВР» принесла «AAR» $27,73 млрд.[6] Учитывая изначальную капитализацию активов, переплата консорциуму «AAR» составила не менее $10 млрд.

Владелец «Реновы» олигарх В. Вексельберг, благодаря завышенной стоимости проданных им акций «ТНК-BP», в 2013 г. стал самым богатым гражданином РФ. По оценке экономистов журнала «Коммерсант», в результате сделки В. Вексельберг и Л. Блаватник «заработали» по $1,5 млрд., а М. Фридман – $1,2 млрд.[7] В 2015 г. постсоветский олигарх Леонард Блаватник стал самым богатым гражданином Великобритании, а в 2017 г. за заслуги в филантропии (в частности, пожертвование £75 млн. Оксфорду[8]) был посвящен английской королевой в рыцари и получил приставку «сэр».[9]

Для большей объективности, сравним экспертные оценки состояний русскоязычных олигархов – продавцов 50%-й доли «ТНК-BP» до и после ее продажи «Роснефти». Вексельберг: в 2012 г. - $12.4 млрд., в 2014 г. - $17.2 млрд. Фридман: в 2012 г. - $13.4 млрд., в 2014 г. – $17.6 млрд. Блаватник: в 2012 г. - $12.5 млрд., в 2014 г. - $21.4 млрд. Г. Хан: $8.5 млрд. и $11.3 млрд, соответственно. П. Авен: $4.3 млрд. и $6.1 млрд.[10] Как видим, рыночная оценка состояний всех продавцов «ТНК-BP» после сделки значительно возросла. И только капитализация «Роснефти» - стержня российской экономики - упала, причем ниже суммы, выведенной за рубеж в результате данной сделки. Олигархи в плюсе, народ в громадном минусе, а В. Путин считает сделку «очень успешной».

А что же Сечин? Его доходы в 2015 г. превысили 460 млн. рублей. [11] Согласно «Стандарту о выплатах и компенсациях топ-менеджерам», для президента «Роснефти» установлен ежемесячный оклад в 15-20 млн руб., дополняемый надбавками и премией, «нормативный размер» которой составляет 150% оклада.[12] Таким образом, услуги одного-единственного «управленческого гения» И. Сечина российское государство – контролирующий акционер «Роснефти» - оценивает выше, чем труд 500 профессоров. Но какова биография и достижения этого бессменного супер-менеджера? Чем ценен он для государства?

По образованию И. Сечин - филолог, окончил ЛГУ, где изучал португальский язык и познакомился с будущим президентом РФ В. Путиным. Несколько лет Сечин работал военным переводчиком, участвовал в командировках в африканские страны. В 1988 году начал гражданскую карьеру в администрации Ленинграда. До назначения Председателем Совета Директоров «Роснефти» Сечин не имел ни опыта работы в нефтегазовом секторе, ни опыта руководящей работы в крупной компании. Тем не менее, с надзором и контролем над «Роснефтью» И. Сечин, по мнению Правительства РФ, справился, и в 2012 году стал президентом госкорпорации.

Заметим, что в корпоративном мире должность топ-менеджера в абсолютном большинстве случаев предшествует должности топ-контролера, т.е. председателя совета директоров или наблюдательного совета. Но И. Сечин, известный тем, что в нестабильные девяностые носил за А. Собчаком и В. Путиным большие чемоданы, оказался исключением. Дорого это исключение обошлось отечественной экономике.

По несбывшимся прогнозам Сечина, поглощение «ТНК-BP» окупилось бы при цене на нефть выше 100$/баррель через 7-10 лет.[13] Но и в 2015 году, после того как капитализация «Роснефти» упала ниже суммы, выплаченной госкорпорацией бывшим собственникам «ТНК-BP», Сечин отказался признать провальность сделки. Проигнорировав последствия для государства, Сечин заявил о поглощении «ТНК-BP» как о личном успехе: «Сожаление - это неправильное слово [sic]. Я считаю, мы имеем право гордиться, что смогли провести сделку такой сложности. Синергия продолжает расти, и с ней - эффект от этого приобретения».[14] По мнению Сечина и ныне опального, посаженного им экс-министра экономического развития РФ А. Улюкаева, занимавшего сей пост в период поглощения, преимуществами сделки стали «синергетический эффект», усилившийся контроль отрасли со стороны государства, а также перспективы технологического сотрудничества с British Petroleum.[15] О выведенных в офшоры миллиардах экс-министр и топ-менеджер предпочли умолчать.

Инвестициям в развитие собственных технологий нефте- и газодобычи и геологоразведки эксперты «Роснефти» и Правительства РФ предпочли путь наименьшего сопротивления – партнерство с западными лидерами. Но их нелепые надежды на мировое признание РФ в качестве «энергетической сверхдержавы» перечеркнули коллективные европейские и американские санкции, перекрывшие доступ западных технологий в нефтяной сектор.

В целом, управление нефтяной отраслью в России убийственно неэффективно: сделки ведут к огромным потерям для государства, неизменно оставляя в плюсе его партнеров: узкий круг избранных «бизнесменов» и иностранные корпорации. Складывается впечатление, что Российская Федерация таким образом выплачивает дань.

В период ельцинских приватизаций мировая цена на нефть не поднималась выше $32/баррель. Лучшие активы добывающей промышленности России были приватизированы с огромной выгодой для избранных олигархов и с не меньшими потерями для государства. Затем, будто специально дождавшись исторических максимумов мировых цен на нефть, государство те же активы начало выкупать. А с резким падением цен на нефть и, соответственно, рыночной капитализации компаний в нефтяной отрасли, Правительство РФ и «Роснефть», как нетрудно догадаться, вернулись к приватизации.

В 2016 г. 19.5% акций «Роснефти» были проданы британско-швейцарскому консорциуму Glencore и Катарскому суверенному фонду, всего за $11,1 млрд.[16] Таким образом, менеджментом «Роснефти» общая стоимость компании в 2016 г. оценивалась не выше, чем в $57 млрд. Занимательно, что для покрытия сделки зарубежные партнеры И. Сечина использовали многомиллиардный кредит, предоставленный ВТБ.[17] С 2002 г. ПАО ВТБ бессменно руководит А. Костин.

Итак, поглощение «ТНК-BP» весьма обогатило несколько русскоязычных олигархов, а также British Petroleum, но Российская Федерация потеряла в результате сделки, по минимальным оценкам, $20 млрд.

Кто-либо понес ответственность за эту катастрофу? Государственные и либеральные СМИ о сделке забыли. Генерал нефтяных афер Сечин – организатор, главный переговорщик и, по мнению многих, инициатор поглощения, продолжает занимать свой пост. Министр экономического развития А. Улюкаев в 2017 г. был осужден – якобы он получил взятку в $2 млн. лично от Игоря Сечина, из рук в руки. Авторитет И. Сечина в результате этого уголовного дела только возрос. Кто знает – может быть он готовится в новые «преемники»?

Но если бы покупка «ТНК-BP» не состоялась, на $20 млрд. убытков – средства, навсегда выведенные из России И. Сечиным и его партнерами – можно было построить и бесплатно предоставить квартиры 500 тысячам русских семей! Это не мешает Сечину испытывать чувство гордости за «сложную» офшорную сделку, в результате которой немедленно поднялась капитализация BP и рейтинги акционеров «Alfa Access Renova».[18]

Каковы причины столь безответственного отношения государственной власти к национальному достоянию России? С какой целью Президент РФ – формально, гарант Конституции - расставляет на ключевые посты друзей своей юности? Очевидно, что кадровая политика В. Путина, которая заключается в назначении заведомо некомпетентных, но лояльных и «социально близких» президенту высших руководителей (И. Сечин, А. Сердюков, Д. Рогозин, А. Фурсенко, М. Зурабов, Э. Набиуллина, В. Мединский, и др.), наносит огромный вред национальным интересам во всех сферах.

Но, быть может, Правительство РФ и топ-управленцы крупнейших государственных компаний не так уж неэффективны? Кажется вполне разумным предположение, что нынешняя российская элита использует другие критерии эффективности: чем выше неравенство, чем сильнее придавленность основной массы населения, чем быстрее осуществляется трансформация общественного достояния в состояния горстки избранных – тем эффективнее, тем надежнее положение правящего сословия.

С каждым годом становится все очевиднее, что курс, которым идет Россия под бессменным руководством В. Путина, его друзей и партнеров, все глубже погружает нашу страну в топи кумовства, цинизма и безответственности. В долгосрочном периоде курс на деградацию может перечеркнуть государственность и историческую субъектность России.

Александр Машнин

Примечания

[1] В. Путин о покупке «ТНК-BP», 2013.

[2] И. Заславский, «Открытая Россия», 2016.

[3] «Ведомости», 2017.

[4]

[5]

[6] Forbes, 2013.

[7]

[8]

[9] РБК, 2015.

[10]

[11] РБК, 2015.

[12] РБК, 2016.

[13]

[14] «Ведомости», 2015.

[15]

[16]

[17]

[18] $0.25

Комментарии

новые дворяне они такие :):)

Только смена общественно- экономической формации вернет природные ресурсы народу. Если вы придерживаетесь левых взглядов, заходите на дискорд-сервер по ссылке. Находим товарищей, обсуждаем вопросы левого движения, объединяемся

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Ирак - страна бунтов. В прошлом там не раз вспыхивали крупные социальные протесты. К ним относится и восстание против Саддама Хусейна, устроенное многонациональными органами самоуправления – Рабочими Советами на курдско-арабском, преимущественно суннитском севере страны и похожее движение на...

1 неделя назад
Владимир Платоненко

Шрайбман, много внимания уделяющий рассмотрению жизни мегаполисов и в частности столичных мегаполисов, в которых живет большая или даже большая часть населения той или иной страны (назовем такие мегаполисы шрайбмановскими), так вот, Шрайбман сделал по поводу таких мегаполисов два утверждения....

2 недели назад