Алексей Гаскаров: «У нашего общества замутнённое сознание»

Алексей Гаскаров

Публикуем  интервью с антифашистом Алексеем Гаскаровым -  одним из «химкинских заложников-активистов», привлечённых к суду за прошлогоднюю акцию у администрации Химок. В конце июня Химкинский городской суд его оправдал, но власти не оставили активиста в покое, прокуратура подала  кассационную жалобу требуя изменить оправдательный приговор. Жалоба прокуратуры будет рассматриватся  в подмосковном областном суде в сентябре.  Гаскаров рассказал о своём деле и выводах, которые он сделал из атаки на здание администрации Химок.

- Когда будет рассматриваться кассационная жалоба обвинения на оправдательный приговор?

- 20 сентября.

- Каковы аргументы прокуратуры?

- Она тупо пишет, что все мои свидетели, журналисты, со мной в сговоре. А три «наркомана» обвинения – замечательные чуваки, которым стоит доверять. Ещё прокуратура задаётся вопросом: почему Максима Солопова осудили, а меня нет. Хотя доказательная база в обвинениях против нас совершенно разная. В отличие от Макса, я есть на видео и фотографиях, и там видно, что ничего незаконного я не делаю. Кассацию, я думаю, прокуратура направила для проформы. Они обжалуют всегда, когда приговор не в их пользу. Когда нас освобождали из СИЗО, они тоже обжаловали, и тоже было формальное такое рассмотрение.

- Все трое свидетелей обвинения дали показания против тебя?

- В итоге остался только один из них. Двоих судья отмела, потому что они уж слишком откровенно путались. Прокуратура же объясняла нестыковки в их показаниях некими «особенностями памяти и психики» этих людей. Есть показания, которые менты ещё в самом начале под копирку за них написали. В них про меня вообще ничего нет. Да и ни про кого конкретно нет. Они вообще не говорят, кого они видели, там ничего нет про это – и это офигенное нарушение УПК. В показаниях сказано: «Мы там были, кого-то видели, сможем опознать». Как эти люди были одеты, их приметы – ничего про это не сказано.

28 июля 2010 года антифашисты провели акцию "Защитим русский лес" в Химках

- Все они ранее судимы? Их версии того, как они оказались в Химках?

- Одного судили за мошенничество, второго  - за наркотики, третьего – за мелкие кражи. Все они из Мытищинского района, что уже, в принципе, странно. Мытищи даже на другой железнодорожной ветке находятся… Мытищи – на Ярославской, а Химки – на Ленинградской. Двое других утверждали, что познакомились с девушками, приехали вместе с девушками в Химки, девушки их кинули, и они оказались на «месте событий». Третий утверждал, что оказался рядом с демонстрацией, когда ехал в Химки к родственнику. Этого родственника удалось допросить в рамках другого уголовного дела, и он дал показания, что его вообще не было прошлым летом в Химках.

Показания эти в суде были представлены. У одного из свидетелей обвинения куча административных задержаний – на выходные он постоянно садится в мытищинский ИВС (изолятор временного содержания). Есть предположение, что там он работает подсадной уткой. На заседания он приходил в окружении оперов, человек шесть его сопровождало. Непонятно, зачем. Вообще свидетели обвинения говорили бред. Мол, в толпе, подошедшей к Химкинской администрации, было 30-40 человек, что было куча баннеров, и все они про Химкинский лес.

- Почему судья показания двух из них отмела, а третьего – оставила?

- В его показаниях было меньше противоречий. Один из тех, чьи показания против меня не засчитали, вообще перепутал меня и Максима – уверенно говорил, что я был в маске и стрелял, и это противоречило его первоначальным показаниям. Второй говорил, что я якобы бросил файер, подобрал его, и снова бросил. Это есть на видео, и видно, что это не я. Тот, чьи показания оставили, утверждает, что я кидал в здание некие предметы. Какие предметы – непонятно. Я спросил его в суде, могли ли это быть бумажные самолетики, он сказал, что, в принципе, да…

- А чем всё это может кончиться?

- Надеюсь, всё пройдет нормально… Прокурор же требует, чтобы дело заново рассматривалось другим составом суда – якобы судья не учла всё что нужно. То есть, нафиг, заново всё… Тогда, кстати, это и Макса может коснуться… Но, надеюсь, это нереально. Это адский бред.

Акция солидарности с задержанными антифашистами Алексеем Гаскаровым и Максимом Солоповым

- Как ты оцениваешь итоги «Химкинской акции»? Оно того стоило?

- Естественно, да. Только так и можно действовать. Просто не хватило сил добить… Не у нас, а у так называемого общества. Борис Громов (губернатор Московской области. – S.N.) на месте остался, и даже Владимира Стрельченко (мэр Химок. – S.N.) не сняли.

- Какая вообще ситуация с протестными движениями в Подмосковье?

- Подмосковье не представляет собой целостного региона. Это спальные пригороды  Москвы. На самом деле, в последнее время в Подмосковье было много движений: у нас в Жуковском проходили митинги по четыре тысячи человек из-за махинаций на местных выборах, а ещё в Воскресенске, ещё где-то… Ситуация накалилось до состояния, когда, казалось, что что-то должно случиться. Но теперь наступила апатия. Мне кажется, сейчас массового движа не может быть – у людей было много возможностей себя проявить, но они этим не воспользовались.

- Практически все эко-инициативы Подмосковья сейчас собираются вокруг Евгении Чириковой. Как тебе кажется, она способна координировать их действия?

- Думаю, да. Она пробивной человек. У неё три высших образования, она родила детей, у неё нормальная работа. Всё что могла добиться для себя, она добилась, и стала заниматься общественной деятельностью. Мне кажется, она искренне ею занимается. Вообще активисты социальных движений рано или поздно приходят к необходимости заниматься политикой. Деятельность социальных активистов – давление на власть. И в какой-то момент ты понимаешь, что эти козлища во власти – вообще никто, не достойны того, чтобы на них тратить своё время, у них что-то просить. Так что это нормальное развитие, когда социальные инициативы выдвигают каких-то своих людей. Они зачастую приходят к пониманию, что противники – это бизнесмены и чиновники, делают такие гражданско-левацкие выводы…

Акция против строительства трассы через Химкинский лес

- Известно, что акции в Химках и на Манежке в обществе воспринимаются в общем положительно, и многие неангажированные люди считают, что их сделали примерно одни и те же активисты. Что ты на это скажешь?

- В этом нет ничего удивительного. И то, и другое, некие «восстания молодёжи из пригородов». Только одна часть этой молодёжи – с замутнённым сознанием, другая – нет. Одни макюзеры и антифа, другие – гопники и бритоголовые. Общество ставит между ними знак равенства, потому что у него самого сознание замутнённое.

- Как ты оцениваешь последние шевеления «борцов с экстремизмом» по Химкам: , , известного в среде ультраправых как Влад Аркан, ?

- У антиэкстремистов сейчас раздутый штат, вот они и занимаются ерундой. Другая причина активности антиэкстремистов – власти понимают, что у них получается сажать радикалов разных, но недовольство в обществе сохраняется. Аресты не устраняют причины, вызывающие недовольство. Мне кажется, крупных акций может и не происходить, но если кто-то первый что-то начнёт, может пойти цепная реакция.

- Интересуются ли менты тобой сейчас?

- Особо не беспокоят, хотя заставили подписать безумную бумагу, что я не планирую экстремистских действий на авиасалоне в Жуковском. Ради этого долго мне названивали, выдергивали меня.

Акция против уничтожения лесов

- Какие ты для себя выводы сделал из Химкинской истории?

- То, что Система работает весьма примитивно. Если кто-то поставит перед собой цель изменить её, и будет последовательно работать на это, у него вполне может получиться.

- Чем ты собираешься заниматься?

- Сейчас много работаю.  Чем буду заниматься, ответить пока не могу. Думаю пока.

Александр Литой

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости