Левая сцена Германии в 2011 году: субъективные рассуждения о возможных заимствованиях

Слово "сцена" употребляется немцами не в смысле какого-то музыкального сообщества, а в смысле существования определенного движения. Активисты из России начали посещать Германию еще в начале 1990-ых годов. По этой тематике в интернет вы можете найти большое количество материалов, поэтому в данной статье мы не будем описывать во всех подробностях новейшую историю немецкого автономного движения. Здесь  хотелось бы остановиться на позитивных моментах движения немецких антифа, которые вполне можно нам перенять, а также и на некоторых негативных моментах, которые навряд ли стоит нам пытаться утверждать у себя в России. Также хотелось бы сказать, что данный материал не претендует на всеохватность. Повторяем, автор не ставил себе целью описать все левое движение в современной Германии. Скорее цель заключается в том, чтобы на отдельных примерах подчеркнуть положительные и отрицательные стороны немецкого движения автономов в Германии.

Захваченные здания (сквоты)

Сквотов в чистом виде сейчас в Германии не существует. То есть, почти нет зданий, которые  существуют вопреки действующему законодательству. Те сквоты которые есть, платят деньги за аренду, хотя в большинстве случаев это деньги очень небольшие.    Берлине сегодня есть несколько сквотов, но особым символом является сквот Кепи. Сквот Кепи действует двадцать один год. Это большое шестиэтажное здание, в котором два бара, два помещения для проведения концерта, мастерская, и плюс к этому в нем постоянно проживает около сотни человек и еще около сотни постоянно тусуются.

Перед домом находится большой огороженный двор, на которому тусуется  толпа панков. Когда мы пришли в Кепи, панки сидели на скамейке вокруг костра, который был разведен в бочке. Как бездомные в американских фильмах. Врать не буду, сквот произвел на меня негативное впечатление. Это явно не то, к чему нам нужно стремиться у нас в России. 

Здание сверху донизу изрисовано граффити. Этот сквот - образец для поклонников группы "Пурген" образца 1995 года и вид этих панков однозначно отталкивает обывателей от левых идей. Кепи - очень удобный пример для буржуазной прессы, чтобы представлять идеи немецкого автономного движения в негативном свете.  Почему-то у панков из Кепи и некоторых других сквотов есть привычка держать при себе кучу дворняжек, которых они водят с собой везде на поводках. Поэтому, когда панки присоединяются к демонстрации, путь движения этой демонстрации всегда легко вычислить по количеству дерьма, которое оставляют после себя дворняжки. 

Если вы подходите к сквоту, в котором живут панки, смотрите внимательно под ноги - тут накакано, наступить в дерьмо легко, потому что оно везде вокруг сквота. Единственное, что могу сказать в защиту немецких панков - в отличие от российских для них это не ошибка молодости, а образ жизни, который они ведут до конца. Многие из них не уходят из этой субкультуры с возрастом, а остаются там почти всю жизнь, поэтому среди немецких панков можно встретить много людей, которым за сорок. Как правило это худые, забитые татухами типы с седыми ирокезами и килограммами пирсинга на лице. 

Однако, было бы ошибкой думать, что все захваченные дома - это сборища говнарей. В Германии есть вполне чистые сквоты, в которых живут адекватные опрятные люди, которые имеют работу и у которых есть дети. Например, это три захваченных дома на Шаненстрассе в центре Гамбурга или большой дом "AU" с прилегающей территорией на окраине Франкфурта на Майне. В таких сквотах обычно рулят люди, начинавшие движение автономов еще в середине 1980-ых годов.

По своей сути это нечто вроде самоорганизовавшихся общежитий, в которых у каждого есть своя комната, есть общий спортзал, несколько общих кухонь и может быть зал для проведения концертов (но не всегда). В таких сквотах как правило преобладают люди левых взглядов, но могут жить и обычные аполитичные граждане, которые туда попали в силу разных обстоятельств. 

В целом же в сквоттерском движении все современной Германии наблюдается стагнация. Сквоты современной Германии это дома, которые были захвачены в начале 1990-ых или в 1980-ые годы и новых сквотов не появляется.

Инфраструктура немецкого левого движения

Гамбург фактически родина немецких автономов. В 1980-ые здесь было бурное время и благодаря завоеваниям этого периода у левого движения здесь очень развитая инфраструктура. У КПРФ в Москве, наверное, меньше помещений, чем у лево-анархисткой среды Гамбурга. Это: инфоцентр "Шварценмаркт"("Черный рынок"), засквотированный центр "Роте флора"(дословно можно перевести как - "Красные всходы"), самоуправляющееся студеческое кафе "Кнальхальтт",  три захваченных дома на Шаненстрассе, несколько антифа-кафе в районе порта. 

Магазин "Черный рынок" представляет собой открытую площадку для встреч, на которую может прийти любой человек с улицы. Сразу у порога стоит большая полка, на которой раскладываются флаеры, свободные зины и другая пропагандистская литература свободного доступа. Витрина "Шварценмарк" это прикрученный саморезами кусок оргстекла. Сделано это от нацистов, чтобы после их нападения было меньше потерь. В "Шварценмаркете" также есть архив левацкой литературы, которая собирается примерно с 1970-ых годов, а также интересная система обмена информацией между закрытыми группами. Это - примерно пятьдесят почтовых ящиков, куда представители различных аффинити групп складывают сообщения.

Смысл системы заключается в том, что письма анонимны и даже, если этот ящик попадет в полицию, будет непросто установить кто кому написал. 

"Роте флора" это засквотированное здание театра в центре Гамбурга. Это сквот не предназначенный для жилья, в нем находятся две концертных площадки, помещения для репетиций музыкальных групп, спортивный зал и куча разных комнаток, которые арендуют различные группы левых активистов. Здание принадлежит одному крупному немецкому землевладельцу, которому само здание не нужно, но он претендует на землю, которая стоит здесь очень дорого. Аренда зала для любого мероприятия на один вечер стоит в "Роте флора" не больше пяти евро. 

"Роте флора" является в Германии символом молодежного левого движения, но все-таки этот символ оставляет после себя двойственное впечатление. Очень хорошо, что тут есть спортивный зал и довольно просторные помещения. Однако, "Роте флора" не удалось избежать отталкивающей панковского эстетики. Опять это офигительные граффити, которые производят впечатление неопрятности и разорванные ветром транспаранты на фасаде здания. А один раз утром на крыльце здания прямо на улице спали панки. Они разложили матрасы около проезжей части и спокойно на них спали, укрывшись одеялами как цыгане на Казанском вокзале. Конечно, все понятно - капитализм, дорогое жилье и так далее, однако, ясно, что вид  таких людей рядом с символом немецкого альтернативного движения не может не вызвать у обывателя негативное отношение к левым и антифа.

То, чего нам действительно не хватает в России - это развитой инфраструктуры. У нас действительно катастрофически мало помещений. Даже в Ростоке, население которого составляет всего 250 тысяч. человек есть большое антифа-кафе. Для такого небольшого населенного пункта здесь очень развитая левая антифа-сцена. Почти в центре города находится кафе "Медиан", вокруг которого происходит все движение.

У властей Германии довольно двусмысленное отношение к таким антифа-кафе. С одной стороны они иногда даже выделяют деньги на поддержку таких инициатив. Это происходит под видом работы с молодежью. Власти Германии в данном случаи занимают довольно хитрую позицию и, видимо, действуют по принципу: хочешь влиять на организованную молодежь - давай ей денег. Например, даже левацкий фан-клуб "Сант Паули" получает частичную финансовую поддержку от государства. С другой стороны, под видом работы с молодежью, из того же самого государственного бюджета деньги получают правые, которые создают разного рода липовые структуры, якобы с целью, адаптации нациствующей молодежи к буржуазной жизни и приведения ее в состояние нормальных консервативных обывателей.

В действительности такие структуры часто являются инструментом привлечения молодежи в ряды правых за государственный счет.  В то же время власти Германии все время опасаются, что антифа-кафе это рассадник левого экстремизма и потому среди немецкой буржуазной общественности далеко не всегда одобрительное отношение к таким структурам, хотя средний немецкий обыватель стоит скорее на антифашистских позициях.

По внешнему облику антифа-кафе можно разделить на два типа. Первые - это околопанковские кафе с брутальной эстетикой в стиле сквота "Кепи". Второй тип - более чистые кафешки. Но те и другие напрочь заклеены наклейками. Там можно купить дешевое пиво, но еду там, как правило, не готовят.

Газеты и архивы о правых
 
Особенность левой печати в Германии заключается в том, что тут есть несколько регулярно выходящих изданий посвященных полностью деятельности правых. Продаются они за деньги, редакция находится в полуподпольном состоянии - то есть, найти ее местонахождение в общем-то невозможно,  и предназначены такие издания прежде всего для обывателей, которые хотят что-то знать о деятельности правых. Одно из таких, например журнал "Lotta". 

В реалиях современной немецкой политической действительности деятельность "Lotta" не выглядит как реклама правых. Рекламировать их не нужно, так как во многих городах реклама крайне правой партии NPD висит на столбах вполне открыто. С точки зрения Российского законодательства эта реклама является призывами к социальной розни. Например, в центре Галле я видел плакат NPD со словами - "Иностранцы - убирайтесь!". 

Попытка делать подобные издания в России однозначно являлось бы рекламой для правых. И здесь две причины. Первая - крайне правые в Германии участвуют в выборах на всех уровнях власти, хотя и не набирают никогда большого количества голосов. В современной России крайне правые не побеждают на выборах даже на уровне местных органов власти. Если же где-то все-таки происходит, то это является редким исключением. Поэтому такие издания как "Lotta" скорее опровергают то, что крайне правые  сказали в общественном пространстве и что уже является общеизвестным, чем рекламируют их.

Вторая причина. В немецком национальном сознании живет то ли чувство вины перед всем миром за Гитлера и национал-социалистическое движение, то ли страх, что Гитлер у них вернется вновь. Этим психологическим моментом,  объясняется интерес обывателей к антифа-изданиям пишущим о крайне правых, обывателей, которые в основной своей массе осуждают национал-социализм. 

Отчасти, этим объясняется существование самого крупного в Германии архива по истории правого движения в Германии после 1950-года. Такой архив есть в Берлине и называется он "Apabiz". Трудно представить, что в России нашлась бы общественная организация, которая бы стала собирать столь широко информацию о правых.

У нас этим занимается государство и совершенно с других позиций. "Apabiz" собирает все - начиная от газет и заканчивая дисками. У них есть несколько ящиков с майками, есть зажигалки "Торштайнер", банки из под "правильного арийского пива", марку которого выпускают правые, бомбера с цифрой "88" во всю спину и прочие модные прелести.

Автономия как образ жизни

 Особая достопримечательность Берлина это район Кройцберг. Здесь живет много иммигрантов, левых активистов, находиться куча магазинов с разными шмотками. Здесь очень легко купить марихуану, на курение которой государство смотрит сквозь пальцы. Некоторые из немецких леваков, если на них не лежит ответственность за мероприятие, которое они посещают, обязательно укуривается для поднятия духа. Я всего пять минут посидел на скамейке около магазина левацкой атрибутики в Кройцберге, как ко мне тут же подбежал какой-то панк и предложил купить у него траву.

Честно говоря, было особенно не приятно оттого, что я сидел под красно-черным флагом, который был вывешен над вывеской магазина. 

То, что в России нужно больше свободного пространства в виде социальных центров, свободных кафе и пр. это бесспорно.  Однако, из этого вытекает один негативный момент, который необходимо иметь ввиду. Мы не должны воспитать поколение людей, свободно существующих в рамках этого пространства, просто живущих в нем, в общем-то разделяющих левые ценности, но в конечном счете снявших вопрос о революции с повестки дня. В левом движении Германии действительно много субкультурного элемента.

Такие люди часто активны, очень много делают для того, чтобы поддерживать инфраструктуру, то есть, чтобы антифа-кафе существовало и там постоянно происходили какие-то события и были люди. Чтобы сквот или инфоцентр существовал, просто функционировал и так далее...Однако, за подобной деятельностью отходят на второй план стратегические вопросы. Возможно, я ошибаюсь, но создалось именно такое впечатление. 

Большая часть анархистов Германии это внеорганизационные неформальные структуры. Пожалуй, самая большая анархистская организация Германии это анархо-синдикалистский Свободный Рабочий Союз (FAU-IAA). В ней около трехсот членов по всей Германии. По сравнению с численностью всего остального движения это очень небольшая группа. Во Франкфурте в антифа-кафе "ExZZE" мне случайно попалась даже газета немецкого отделения "Индустриальных Рабочих Мира", которых во Франкфурте всего пять человек. 

Условно можно сказать, что печатный орган внеорганизационных автономов это газета "Grazwurzel Revolution", а организованных - "Direkte Aktion", которую выпускает уже много лет подряд FAU-IAA. Но в целом, организованные анархисты в Германии находятся несколько в стороне от остального движения. С их стороны можно часто услышать, что автономы идеологически не выдержаны, эклектичны и так далее. С другой стороны внеорганизационные анархисты часто называют FAU догматиками, теоретиками, изоляционистами. Организованные анархисты не ведут все остальное движение за собой, а существуют просто как одна из его сторон.

Заключение

Многие отличия современного российского неавторитарного левого движения от движения в Германии обусловлены социальными условиями и политической обстановкой в самой Германии. 

Во-первых, в Германии сейчас у власти находится коалиция социал-демократов и христианских демократов. Государство в Германии менее консервативно, чем "Единая Россия". СМИ в Германии более независимы от власти, чем российские. В рамках "большой политики" в Германии больше конкуренции, чем в РФ. Выборы в парламент производят впечатление борьбы, а не распределение власти с разрешения правящей партии. Из этого следует, что политическая атмосфера в Германии несколько более демократична, чем в России, и поэтому левым несколько легче существовать. 

Конечно, наказания за граффити, за нелегальную расклейку наклеек в общественных местах или просто за бесплатный проезд в общественном транспорте в Германии более суровые, но правоохранительные органы менее коррумпированы, их сложнее подкупить, а потому они пытаются исполнять  закон, а не заказы правящей партии или бизнеса. 

Во-вторых. Многие активисты могут существовать за счет пособия по безработице, лишь иногда подрабатывая. В Германии я неоднократно встречал активистов в возрасте 20-30 лет, которые говорили: "Я бросил работу, чтобы больше посвящать времени движению" и это считается нормальным. Если не шиковать, то молодому человеку, не обремененному семьей, на пособие можно жить годами. В России средний активист иногда работает на двух работах и то еле-еле сводит концы с концами, или же работает на одной работе, но так, что ни на что другое времени почти не остается. 

Немецкое автономное движение более массово, более широко и более опытно. Однако, на его примере мы можем видеть каким может быть наше движение через десять-двадцать лет и делать выводы относительно того, каких ошибок мы должны избежать.

Коротко эти выводы можно свести в следующим тезисам:
 1. Совершенно очевидно, что лозунг "Отвоевать автономное пространство" не должен быть для нас первостепенным. Нам необходимо не "автономное пространство", а борьба за политическое пространство, то есть, внедрение в общественное сознание и обозначение в общественном сознании своей альтернативы. 

На первый взгляд, конечно, одно другому не противоречит. Понятно, что невозможно утвердить свою альтернативу, не имея хоть какого-то материального базиса - то есть, автономного пространства. Однако, автономное пространство - это средство(а не цель) для того, чтобы выйти на широкие массы. 

Под "борьбой за политическое пространство" я не имею ввиду участие в выборах в Госдуму,  не допустимо тратить на это силы. Борьба за политическое пространство означает поддержание политической организации непартийного типа и все что из этого следует.

2. Большая часть лево-автономной молодежи в России как и в Германии это неорганизованные автономы. Это нормально, так было всегда. Однако, организованные автономы это не сектанты, которые отделяются от движения и клянут всех остальных как "хаотов" и "примитивистов". Организованные автономы должны вести за собой неорганизованных, потому что организовываться следует только для того, чтобы за счет коллективной работы быть на один-два шага впереди неорганизованных, смотреть чуть дальше, иметь более официальные формы и правила.

В этом нет никакого сталинизма или ленинизма. Организация - это коллектив, а коллективный разум должен быть более эффективным, чем разум небольших аффинити групп. 

В Германии организованные анархисты по типу FAU находятся на некоторой дистанции от всех остальных. У нас такого быть не должно. Организованные автономы не должны рвать связи с неорганизованными, наоборот - постоянно взаимодействовать. 

3. Нам не нужны толпы "анархистов образа жизни". Нам не нужны толпы людей, у которых есть свой домик, огородик, сквот, кафе - в которых они пребывают годами, растят детей, овощи или марихуану и думают, что "строят анархию". 

Совершенно очевидно, что российскому неавторитарному левому движению нужны в первую очередь люди другого психологического склада. Я повторяю, нет ничего плохого в том, что кто-то живет в захваченном доме, поддерживает его в порядке, отстаивает его. Наоборот - это очень хорошо, это то - чему мы должны научиться. Однако, решение бытовых проблем для себя и своих друзей это ни есть еще общественно-полезная деятельность в политическом пространстве.

Выдавать огородик под черно-красным флагом или магазин за частичное наступление либертарного коммунизма - ошибочно. Это средство, а не цель.

4. Совершенно очевидно, что нам нужна своя инфраструктура, может быть в меньшем количестве, в менее открытых формах, но нужна. Это пункт ни в коем случаи не противоречит первому пункту.

Возводить автономное пространство в фетиш - это одно, а попытаться открыть хотя бы один социальный центр - это другое. Поэтому автономное пространство и инфраструктура, это разные вещи. Нам нужна именно инфраструктура.

И последнее,  данная статья носит субъективный характер, выражает только точку зрения ее автора, не отражает точку зрения Автономного Действия или редколлегии сайта www.avtonom.org .

Cобкорр.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Статья прослеживает источники и развитие «единого» течения Всеобщего Рабочего Союза Германии (Единство), ВРСГ-Е. Это довольно неуклюжее название носила одна из самых радикальных организаций в истории классовой борьбы работников в 20-м столетии. Наиболее радикальное течение...

5 дней назад
Владимир Платоненко

Если верить интернету, то 27 сентября 2021 года на базу ОМОНа в Минске упали с дрона две самодельные зажигательные бомбы – пятилитровые ёмкости с зажигательной смесью. Ответственность взяла на себя «партизанская группа «Чорны бусел»». «Чёрный аист», если по...

3 недели назад
2

Свободные новости