Повстанчество и организационализм

Единственное, что он сказал, это, что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость.

М.Булгаков “Мастер и Маргарита”

Непонимание между сторонниками структурных формальных организаций и повстанцами выражается в существенных различиях их целей, которые определяют средства и форму:

Изображение
Если организация ищет наилучший способ разрушения государства, то она естественно копирует такую же структуру только с устранением в ней социальных изъянов. Это безусловно может привести к дестабилизации государства, но не к социальной революции. После того как цель достигнута в реальности, социальная структура сохранена именно та самая, которая со временем и порождает социальную несправедливость. Организация эффективна для разрушения и дестабилизации государств, только и всего. Но если цель - упразднение старых отношений, которые порождают социальную несправедливость, то повстанчество сосредотачивается на взаимоотношениях между собой и с окружающими, так называемом «анархическом образе жизни». К образу жизни не имеет никакого отношения жизнь в сквоте, воровство из супермаркета, хождение в лохмотьях - это один из способов выжить в современном обществе, а не путь к анархии, жизнь – это-то какие ты отношения продуцируешь. Для повстанчества цель - новые отношения между людьми, которые и будут функционировать при анархии. И такие отношения в аффинити группах выработались не в результате изысканий профессоров в своих кабинетах, а в условиях общественной борьбы на улицах, которые не уступают по эффективности организациям в борьбе с угнетением и эксплуатацией.

Организация объединяет людей для борьбы, через организационное объединение, люди будут пробуждаться к сопротивлению и отстаиванию своего достоинства. В повстанчестве к борьбе люди пробуждаются под влиянием внешних факторов и собственной необходимости, деятельность/борьба существует до тех пор, пока в этом есть необходимость.

Организация объединяет людей и считает, что способна спланировать долговременную стратегию, которая обязательно приведет к революции. В результате из временных социальных проблем организация стремится раскрутить общественно важную долговременную борьбу, и этим же самым лишают людей активной борьбы за сиюминутную реализацию своих требований. Долговременная стратегия организации – это реализация требований растянутых во времени, которые люди желали осуществить здесь и сейчас, что в итоге приводит к их бездеятельности.

Повстанчество не создает препятствий для активной и радикальной борьбы за сиюминутную реализацию требований. Мало того именно в такой сиюминутной борьбе рождаются объединения, которые в итоге могут выйти за рамки решения первоначальной проблемы.

Если организация говорит: «Без сильного коллектива, человек ничего не добьется», то повстанчество заявляет: «Только борющийся человек может добиться желаемого».

Организация, объединяя людей, сосредотачивает в своих структурах материальные и человеческие ресурсы. И внутри них разворачивается внутренняя борьба, точнее конкуренция за распоряжением таких ресурсов. Каждый коллектив или человек внутри организации должен убедить и доказать всем остальным, что те проблемы которые он(и) обозначил(и) социально важные и организация должна ими заняться. Это похоже на то, как государство сначала взимает налоги с населения, а потом люди должны доказать, пройти все инстанции, чтобы эти налоги были потрачены в их городе, регион или улице. А чиновники борются между собой за право распоряжаться собранными налогами. Люди что в государстве, что в организациях сначала скидывают в один котел, а потом начинают бороться между собой за распоряжение этим добром по своему усмотрению.

В повстанчестве каждый борющийся человек или группа уже распоряжается собственным ресурсом и направляет эти ресурсы в те социальные области, которые их волнуют. Если данная область волнует и остальных, то в такой области сосредотачивается большие ресурсы. Повстанчество - это не структура организации коллектива, это сам процесс и его невозможно рассматривать в рамках одного человека или аффинити группы. Необходимо рассматривать весь процесс целиком.

Например, если организация, сосредотачивая ресурсы, потом их реализует в печати крупным тиражом, то повстанчество не сосредотачивает ресурсы для печати, люди сами определяют важность проблемы и каким количество распечатать. В итоге каждый человек или группа напечатает десять или сто экземпляров, но в итоге множество людей и групп, которые озабочены данной проблемой суммарно напечатают намного больше, чем сможет организация, потому что в повстанчестве проблемы не ограничены никакими людьми, все те, кто озадачены решением проблемы - участники. Это так же возможно и в обществе, каждый человек или группа людей проложат небольшой кусок дороги возле своего дома или по пути, которым чаще всего пользуется, но если посмотреть на все общество целиком это будет означать своевременный ремонт дорожной коммуникации. Один муравей незначительная сила, но мы рассматриваем не то, что может один муравей, а то, что они совершают совместно. Когда речь идет о повстанчестве к нему применимы те же условия, что и к муравьям.

В повстанчестве существует самое главное - это своевременная реакция на реальные проблемы. Когда повстанчество дает полную свободу действовать там, где человеку необходимо на его собственное усмотрение, на общественном уровне начинают выделять общие проблемы, в которых люди потом и будет объединяться.

Чтобы организация функционировала и способна была конкурировать с государством, необходима военная дисциплина. Вместо принуждения организация предлагает добровольное послушание, это конечно дает серьезное преимущество перед государством. Но такая позиция не изменяет сущность вещей. Что эффективней будет: принудительная эксплуатация (капитализм) или добровольная эксплуатация (совет рабочих)? Если первая нестабильна, то вторая недолговременна. Организация изменяет прилагательные, но не изменяет существительные.

Для функционирования повстанчества требуется самостоятельность. Поэтому повстанчество резко выступает не только против государства, но и организационной структуры, которая так же создает препятствия для развития в людях самостоятельности. Повстанческая борьба приучает человека к самостоятельности и уверенности в собственных силах.

Эффективность организации зависит от того насколько добросовестно люди подчиняются и выполняют общее коллективное решение. И организация, чем она крупней, тем чаще скатывается к более жесткой дисциплине.

Повстанчество выступает за личную инициативу. Не ждать приказа сверху или коллективного решения, не тратить время на споры и переубеждение того, что твоя инициатива важнее других, главное одно приступить к ее реализации. Повстанчество создает поле спонтанных объединений различных инициатив, которые между собой пересекаются.

Для организации требуется дисциплина выполнения решения. В повстанчестве все решается за счет пересечения интересов свободных людей. Когда человек вправе сам решать и сам инициировать деятельность в области, которая его волнует, то это и определяет его свободу.

В организации требуется социальный контроль за выполнением коллективного решения, чтобы отслеживать недобросовестных и недисциплинированных, которые могут саботировать своим поведением решение коллектива и эффективность всей организации. Это формирует недоверие друг другу, когда каждый следит друг за другом и формально такой контроль за участниками прописывает в уставе организации. Необходимо вводить какие либо санкции против таких «антипатриотичных» участников, в этом случае социальный контроль теряет значение. Организация – эта маленькая миниатюра разделения общественных функций в целях повышения своей эффективности. К чему приводит разделение какой-либо деятельности нам известно.

В повстанчестве присуща личная ответственность за свои поступки. Слежка и контроль за другим – это постыдно, «не суй нос в чужие дела». Безответственные люди не смогут парализовать деятельность, скорей это приведет к распаду такого коллектива. Безответственность – это серьезная проблема не коллектива, а лично человека, так как он сам не сможет решить свои проблемы таким поведением. И мало того с таким человеком никто не захочет иметь общее дело? А остаться один на один со своими жизненными проблемами, нет худшего последствия. Человек своим поведением сам себя или наказывает, или вознаграждает. Человек, который держит слово и в ответе за свои поступки более привлекателен для совместной деятельности, что позволит формироваться более надежным и крепким коллективам. И такое следствие облегчит решение жизненных проблем.

Нет худшей жизни, чем жить по заранее определенным другими правилам. Организация, желая предотвращать какие-либо споры и исключая последствия таких конфликтов между участниками, поддерживает дружескую обстановку, из-за этого внутри нее заранее определяются и стерилизуются отношения. Искусственно создается стерильно-чистый коллектив, результатом которого становится накопление внутренней неприязни ради мнимого единства. Организационная позиция в оправдание того, что формальные отношения уменьшают социальные противоречия внутри организации, практически не реализуется.

Другая защита таких формальных отношений (это и есть основной признак, отличающий структурную организацию от повстанчества) – это защита от авторитарных притязаний индивида или коллектива. В действительности авторитарные притязания одного или группы лиц может просто парализовать деятельность всей организации. Авторитаризм возможен там, где подчиняются. Добровольное подчинение решению организации, принятому в рамках формальных отношений и дисциплина участников создают возможность авторитарному захвату организации одному или группе лиц. Для этого достаточно ему или им уделить немного больше внимание правилам организации, чтобы уметь ими манипулировать в своих интересах и главное при этом продвигать свои решения, как решение всей организации. Те, кто пишет правила и законы, те и диктуют их трактовку, а так как люди не ангелы, личный интерес никто никогда не упускает. Чтобы это предотвращать организации приходится еще больше разделять общественную деятельность организации, еще больше следить друг за другом и еще больше вводить социальный контроль, что рано или поздно приводит к тому, что вся функциональность организации сводится к поддержанию существования самой себя.

Повстанчество не ограничивает отношения людей. Человек вправе сам решать как себя вести и поступать, потому что он несет свою личную ответственность за это.

Повстанчество не вырабатывает механизмы защиты от авторитаризма, оно просто исключает условия появления вождизма, а именно подчинение кому-либо или чему-либо. А так как только сам человек знает свои личные проблемы, и никто не знает как их лучше решить, приказания теряют смысл. Тем более, когда вся повстанческая борьба строится на личной инициативе.

И если будут какие-либо авторитарные склонности у людей, и найдутся дурачки, которые будут выполнять приказы авторитетов, то пусть это будет ограничено только небольшим неформальным коллективом. От этого пострадает только такой коллектив, который автоматически перестает быть повстанческим.

Когда все доводы рассмотрены, остается только один – анархия так и не наступила в мире. А разве? Для организации цель – это всеобщая анархия.

И как стоит подразумевать, она наступает тогда, когда в организации достигается критическая масса, которая способна будет свои формальные отношения навязать остальным - так в мире наступит анархия. Для организации анархия – это когда все общество живет по их формальным правилам.

Для повстанчества цель – благополучие борющегося человека. Человек выбирает повстанческую борьбу, чтобы жить лучше не за счет других и иметь возможность защищать свою лучшую жизнь. Сама повстанческая борьба – это уже анархия, так как она сама в себе несет иные ценности и форму взаимоотношений. И анархия не зависит, будет будущее поколения жить так или иначе, потому как будущее поколение вообще может не захотеть так жить или вовсе откажется от борьбы.

Чтобы мы жили при анархии – нужно бороться, чтобы наши дети жили при анархии – нужно чтобы они умели сами бороться. Жизнь – это борьба.

18.02.2011, MY

Полезные ссылки:
https://we.riseup.net/revweather/Как-выжить-во-время+49563
https://we.riseup.net/revweather/revolution-in-heart+57827

перепост с http://anarhia.org/forum/blog.php?u=34&b=575

Комментарии

Что-то я не пойму причем здесь повстанчество? Для меня повстанчество как и для всякого знающего историю - это форма вооруженной борьбы какой-либо широкой социальной группы против другой группы (класса), выраженной в массовой полу-военной форме организации. По-современному это еще называют герильей. Она бывает как городская так и сельская. Ну и еще более по-современному сами власти называют ее терроризмом и борятся с повстанцами как и с террористами. Отличительными чертами повстанчества от собственно групп террористов и их подпольных организаций является широта борьбы и максимальное вовлечение в нее народных масс. Есть множество других форм социального сопротивления - активизм, участие в представительской демократии, борьба за права человека и проч. Но они не имеют ничего близкого к повстанчеству. Которое стремится всегда к расширению реальной силовой борьбы, пиком которых становится создание повстанческих армий или фронтов. Подменять тот же активизм этим понятием - значит обманывать самих себя. Люди, бросающие по-ночам бутылки с зажигательной смесью в бульдозеры - это не повстанцы. Они ближе к обычным подпольным группам сопротивления. И репрессии властей рано или поздно уничтожат таких активистов (тюрьма) или принудят к созданию жесткой конспиративной формы самоорганизации, где не будет месту свободному выбору и непрофессионализму (даже самая-самая автономная ячейка - это уже организация, с жесткой дисциплиной и распределением ответствености). А повстанчество - это массовое движение, а не активизм или терроризм.
Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархизм был силен в конце 19-го - первой половине 20-го столетий. Он был классовым движением, т.е. движением работников, направленным против буржуазии. Впрочем, все социальные революции были классовыми, иных не бывает. Но анархизм был сильным, прежде всего, в южной Европе (Италия, Испания) и Южной...

2 недели назад
3
Владимир Платоненко

Проблема Одно из препятствий для революции в РФ - экономическая независимость властей от подавляющего большинства россиян. В "нормальной" стране верхи смотрят на низы как на рабочую скотину, которую можно, а порой и нужно бить, чтобы слушалась, но нельзя изводить под корень, ибо,...

1 месяц назад
3

Свободные новости