Микроактивизм на краю уфимской обочины

Зачастую об социальной активности в России за пределами Москвы и Питера мы знаем меньше, чем об активизме в США или Европе. Анархо-феминистка из Уфы рассказала "Автоному" о том, что происходит с анархизмом и феминизмом в Башкортостане и ответила на наши вопросы.

Набило оскомину, но think globally, act locally.

За 30 лет жизни в российском городе-миллионнике я успела застать расцвет и угасание автономных и анарходвижений. В прошлом стычки с правыми, концерты и выступления на городских сценах и загородные гиги, кружки политической грамотности, акции и демонстрации, работа с населением по организации низового сопротивления. Поколение анархо-отцов города сменило активизм на туризм, буддизм, коммунизм и организацию рейвов.

Пару лет назад мы встретились в квартире одного из товарищей и обсуждали, что можно сделать, чтобы поддержать угасающее пламя движения. Это было тихое и теплое сборище, на котором ярче горели воспоминания об ушедшей эпохе, нежели задор инициативы и грядущие планы. Боюсь ненужных обобщений, но порой мне кажется, что большая часть встреч единомышленников по малым городам России напоминает эту нашу сходку.

Как законченная оптимистка, вместо ностальгии и печали предлагаю выхватить прожектором внимания несомненные плюсы, которые присутствуют у бывших активистов нашего города:

  • Верность идеям, пусть домашняя и локальная,

  • Верность товарищам.

Однако, это не очерк-ностальгия о славных временах, а скорее рассуждения о том, что можно делать в условиях тлеющего и угасающего движения.

Девочки начинают и выигрывают

Что же было реального и перспективного в тот вечер на повестке? Например, феминизм. Опустим смешные моменты, когда парни предлагали девушкам защищать местных ребят от воинственных группировок гопников и тирании тещи. Меня вообще удивило, что не все мэнархисты понимали, что феминизм это несомненная часть анархизма. А часть из них явно офигела от факта существования анархо-феминизма.

Два года назад слово “феминистка” вызывало в нашей глубинке взрывную реакцию. Одним этим признанием можно было мгновенно заработать ярлык “неудачницы”, “лесбиянки” и, конечно же, “страшной и старой истерички”. К 2020 общество постепенно начало выказывать больше симпатии. И я считаю, что есть в том доля и моего участия.

Считается, что наш регион имеет весьма традиционалистские корни. По уровню толерантности к феминизму я бы сказала, что мы находимся между Северным Кавказом и условной российской сибирской глубинкой.

Забавно, что о патриархальных ценностях вспомнили совсем недавно. Во времена советской власти к вопросам ЛГБТ даже в деревнях относились спокойно, на местном ТВ существовало неофициальное гей-лобби и круг ситуационных гомосексуалов, а в деревнях женщины спокойно носили мужскую одежду и сожительствовали с односельчанками в условиях недостатка мужчин.

Трехголовый дракон феминизма в моем городе имеет либеральную, интерсекциональную и мою, анархо-феминистскую голову. В отличие от анархистов, фем-сообщество имело на тот момент (и имеет сейчас) ресурсы, злость, объем и силу. В наши ряды вливались школьницы, солидные бизнес-вумен, руководительницы общественных организаций, художницы и прочие активные слои. Глупо было не использовать это поле для ведения агитации:-)

Поле “боя”

Феминисток приглашали на телепередачи, дискуссии, брали интервью. Этот тренд продолжается и по сей день. Достаточно заработать репутацию адекватного и интересного комментатора, и журналисты будут обращаться за комментариями о декриминализации побоев, запрете абортов, росте домашнего насилия в период самоизоляции, сложном положении мигранток и так далее. И никто не мешает в процессе прямого эфира толкать откровенно анархо-феминистические идеи и агитировать за низовой активизм.

Активные феминистки регулярно проводят женскую историческую ночь, празднуют 8 марта фестивалями, участвуют в организации мероприятий общества скептиков, а сейчас еще и выступают соорганизаторками музыкальных фестивалей. Благодаря теоретической подготовке от анархоресурсов и лекциям Марии Рахманиновой, я провела ознакомительные лекции о теории анархофеминизма и движении Mujeres Libres, сделала доклады о истории раннего фемдвижения в Советской России, расклеивала листовки с основательницами анархофеминизма в рамках “Женской исторической ночи”

Неожиданно доброжелательной площадкой для анархофем-идей в городе стало общество скептиков. В разных городах существуют филиалы этого всероссийского движения, в котором люди проводят около-научные лекции и дискуссионные клубы, практикуют приемы уличной эпистемологии, организуют приезд в город научно-популярных лекторов российского уровня и просто общаются по интересам. В таких группах любят аргументированно дискутировать, и это отличное место, где можно отработать методы ведения агитации и крепость собственных убеждений на практике.     

Таблетки левизны в феминизме

Феминизм на подъеме. А я думаю, что анархофеминизм может стать объединяющим фундаментом для всех феминисток, разочаровавшихся в системе власти. Сейчас таких становится все больше, спасибо злодейской политике государства и крупным корпорациям.

Ярким примером неэффективности либеральных идей стали выборы в регионе, где кандидатки от либеральных партий без промедления соглашаются принять любую подачку от кандидатов-единороссов. После победы по партийным спискам, представительницы во власти не только не проводят про-феминистическую повестку, но и явно открещиваются от нее.

Второй серьезной силой в информационном поле региона является штаб Навального. Но феминисток пугает его ярко-националистическая позиция и антиженские высказывания в соцсетях.

Постепенно мои соратницы левеют, и начинают смотреть на проблемы шире. Они замечают, как капитализм ставит фем-идеи себе на службу, уничтожая его бунтарский дух, как государство продолжает эксплуатировать женщин, давая им лишь иллюзию равноправия.

По моим наблюдениям, особенно близки по духу к анархисткам в нашем регионе радикальные феминистки. В них есть энергия, желание проверить границы допустимого в обществе, задор и сила. Они активнее осмысляют устройство общества и часто задают себе правильные вопросы.

Сейчас, на волне подъема антикапиталистических и антигосударственных волнений во время мире, фем-сообщество активнее может воспринять даже радикальные левые идеи.

Низы могут

Вторым интересным моментом на встрече региональных активистов стал, как я его называю, микроактивизм. “Что я могу сделать один?”, “Нас так мало”, “У меня нет площадки и ресурсов”. Знакомые аргументы? В таких случаях, возможно, стоит достать общественную лупу и внимательно приглядеться к образу жизни.

  • Обменники. Делиться имеющимся: иметь один велосипед, одну машину на двоих, делиться инструментами, вещами, снаряжением.
    В нашем городе я являюсь одной из организаторок шмоткообменников. Казалось бы: мы просто собираем раз в месяц и отдаем одежду и обувь, которая нам больше не нравится другим людям. Что в этом идеологического? Но благодаря этому движению множество женщин перестали покупать одежду, иначе взглянули на вопросы потребления, стали проще относиться к чувству собственности, уменьшили привязанность и стали добрее друг к другу, а также начали излечиваться от внутренней мизогинии, поднимать самооценку.
    Это огромное подспорье девушкам, которые находятся в стесненных условиях, многодетным мамам, беременным и одиноким родительницам. Девчонки признаются, что эта встреча становится отдушиной, доброжелательным пространством, которое позволяет им существенно экономить на покупке одежды для себя и детей. От себя добавлю, что шмоткообменники это отличное место для распространения феминистских и антикапиталистических идей.

  • Сервисы гостеприимства. Как считают путешественники, Couchsurfing скурвился. Но есть же еще Warmshowers (для велосипедистов), Trustroots (с отличной геолокацией), Bewelcome (который делают анархисты из Германии) и даже полумертвый HospitalityClub не сдает позиции.

  • Эко-активизм. Да-да, это все то, что порядком всем поднадоело: раздельный сбор, осознанное потребление и прочие дела. Я считаю, что это также вода на мельницу микро-анархо-активизма и хорошее поле для привлечения сторонников. Эко-активизм довольно просто (но нудно) масштабировать на свой образ жизни и соседей: от коробок для макулатуры в подъезде и емкости для батареек, до революции внутри ТСЖ, когда доходы от раздельного сбора становятся обще-домовым достоянием.
    В Уфе есть операторы, которые готовы забирать отсортированный мусор и в обмен строить детские площадки, ремонтировать подъезды, вывозить снег и устраивать клумбы. “Живыми” деньгами обычно в таком союзе не пахнет, ну так мы и не капиталисты, чтобы нас это останавливало.

Вообще микроагитация среди подруг, друзей, попутчиков во время путешествий автостопом и на работе во время обеденного перерыва это интересное и увлекательное занятие. Не потерять самообладание помогают приемы уличной эпистемологии.

*В этом месте я начинаю горько плакать :-))

За 2 года, прошедшие с той встречи анархистов, двое уехали из города, а один стал сталинистом. Мы больше не встречались, но микроинициативы продолжают существовать и набирать сторонников.

Мини-интервью для "Автонома"

Что из сделанного вами за последний год ты сама назвала бы самым удачным?

  1. Лекцию об анархо-феминизме на фестивале “Фембайрам”, лекцию про Mujeres Libres. Судя по реакции, всем очень понравилось, мне признавались, что после моей лекции люди стали искать в сети анархоресурсы и читать канал Рахманиновой. И вообще леветь)))

  2. Мероприятие для феминисток и фемактивисток “Как реагировать на критику в коллективе и не офигеть от токсичной среды” (ноябрь 2019). Мы отрабатывали методы общения, которые помогли бы справиться с агрессивным противодействием окружения и завербовать себе единомышленников.

  3. Лекцию-практикум “Как превратить срач в дискуссию” на Фембайраме 8 марта. Вела совместно с психологиней на основе материалов из сообщества уличных эпистемологов и здравого смысла. Разбирали разные способы реагирования, а также когда стоит начинать вести диалог, а когда нет.

Участвовали ли вы в кампании против домашнего насилия? Поддерживаете ли концепцию безопасных мест?

Мы участвовали с радфем в одиночных пикетах по поводу дела сестер Хачатурян с плакатами “Мне не нужен закон о домашнем насилии, мне нужны свободные руки” и “Как сесть в  тюрьму? Избивать и насиловать, угрожать расправой Защищаться! (стоит галочка)”.

По поводу безопасных мест: из-за того, что у меня достаточно большой дом, феминистки, когда их просят о помощи и безопасном месте подруги, иногда приводят пострадавших от насилия ко мне. Барышни, правда, не задерживаются надолго, но такое место я им обеспечиваю. Даже с психологической поддержкой за счет знакомых психологов, которых в последнее время в моем окружении стало как-то особенно много.

Один из узников дела "Сети" Арман Сагынбаев, как известно, потерял поддержку Анархического Черного Креста из-за вскрывшихся фактов его насилия над женщинами. Поддерживаете ли вы это решение? Как вообще вы решаете дилемму "личные качества - политическая деятельность"? Можно ли быть плохим человеком и хорошим активистом?

Я не думаю, что он был хорошим активистом. Это мое мнение. Я считаю, что его несправедливо обвинили в организации террористической деятельности и пытаются применить к нему несправедливое наказание. Но, признаюсь, меня аж трясло, когда читала о том, как он сознательно заражал девушек ВИЧ, как манипулировал и насиловал. Я понимаю и принимаю решение АЧК. Я считаю, что понятия “плохой” и “хороший” слишком относительные и субъективные. В моей системе координат быть хорошим активистом и плохим человеком практически невозможно. Однако, признаю, что можно сотрудничать в ограниченной сфере с идеологическими противниками, когда вектор действий имеет сходное направление. Я оправдываю свои действия тем, что круг активистов в Башкирии мал, узок и пассивен.

Как повлияла пандемия covid-19 на вашу активность? Участвуете ли вы в каких-либо низовых инициативах, связанных с пандемией?

Наши радфемки участвуют в интернет-конференциях по низовому активизму, поддержке региональных фем-инициатив, я пока не попадала на них. Я только приютила барышню, которую избила мать, провела антикризисный шмоткообменник, вписываю автостопщиков, развожу отсортированный (мной и моими друзьями) мусор на переработку. Так что не особо активизируюсь. В планах устроить на базе общества скептиков обсуждение книг Грэбера о бесполезной работе и долге. Пока непонятно, будет это происходит в виртуальном или реальном пространстве.

Считаешь ли ты возможным для анархо-феминистов выступать за принятие каких-либо законов?

Увы, я единственный представитель анархо-фемсообщества в своем городе, поэтому я могу считать вообще что угодно, никакой реальной силы мои высказывания иметь не будут. Сейчас я агитирую за поход на выборы по поправкам, чтобы проголосовать “против”. Для меня это просто забавный эксперимент, который либо подтвердит доводы либералов типа Шульман о природе гибридного государства, либо опровергнет их.

Действительно сложный вопрос о законе по домашнему насилию. Мы неоднократно убеждались в том, что судебная система страны глубоко коррумпирована и гнила. Недавно в нашем регионе был суд по делу об изнасиловании сотрудницы полиции сотрудниками полиции. Всем троим обвиняемым вынесли невероятно мягкие приговоры: двоих полностью оправдали, а одному дали всего 4 года колонии общего режима (вместо 6 лет строго, как было изначально). Что сделали по этому поводу фем-активистки в городе? Они охренели, поохали в соцсетях, сделали гневные репосты, обсудили в узком кругу.

Мне кажется, что эта реакция копится в стакане народного возмущения. Вовремя заданные вопросы об ангажированности судей, неэффективности государственного регулирования и доверия власти, представленной патриархальными мужчинами, льют воду на мельницу анархофеминизма и помогают делать агитацию более эффективной.;

У наших феминисток еще “горит” от сентябрьского провала: мы пытались поддержать кандидатку в президентки республики от партии “Яблоко” и сделать ее участие более злым, феминистическим и актуальным. Однако, барышня показала себя беззубой и осторожной, польстившись на первую же подачку со стороны провластного кандидата.

Считаешь ли ты себя интерсекционалисткой? Можешь как-то прокомментировать книгу Миколы Дедка ""?

Честно? Я не читала. Однако, покритиковать интерсекционализм могу со своей диванной позиции :-) Я уже упоминала, что часть наших анархистов ушла в буддизм, я тоже отчасти понимаю эту позицию и рассматриваю анархофеминизм как свой индивидуальный вариант “большой колесницы”. Какая тут связь с интерсек-теорией?

Интерсекционалки дробят свою идентичность на понятные категории: азиатка, гетеросексуалка, мать, дочь, наемная работница и так далее. Потом они соотносят количество привилегий с каждой из категорий и сравнивают их с другими участницами.

Вот на этой стадии у меня возникает противоречие: мне начинает казаться, что принимая и называя свою идентичность определенным термином, они упрощают ее, делают более плоской, примитивной, привносят в нее дополнительный уровень страданий и предопределенностей (привет, буддисты).

Я предпочитаю не строить себе дополнительную клетку из ограничительных терминов, а летать снаружи всех измерений, исследовать свои потребности и желания, не соотнося их с общепринятыми категориями. Идти к высвобождению и познанию, не выстраивая дополнительные стены для себя и для других. Когда я услышала эти идеи от Марии Рахманиновой, я поняла, что идеологический выбор мой в феминистском поле сделан, и вряд ли изменится.

Catflat

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Беларусь
Michael Shraibman

Страну ждет в ближайшие годы экономический кризис. Вне зависимости от того, кто будет президентом, многие государственные заводы закроют. И это - не только результат covid-19. *** На митинге в Минске выступающая с критикой власти Тихановская собрала около 60 тысяч. Население Минска - 2...

1 неделя назад
4
Michael Shraibman

Проблема капитализма, прежде всего, в холоде личного одиночества и в поклонении фетишам денег и товаров. Вы, возможно, думаете, что в таком обществе вы свободны от поклонения, мне же такое мнение кажется иллюзией. Капитализм есть религия. Озабоченные постоянным поиском материальных благ и...

1 неделя назад

Свободные новости