Обманутые дольщики: протест, перерастающий в гнев

В последний день сентября 2017 года группа людей заняла пятнадцатый этаж одного из недостроенных домов на юге Москвы. С крыши многоэтажки был вывешен баннер «Достройте ЖК Царицыно». В это время внизу, у входа в подъезд, другая группа людей зачитала обращение перед камерами журналистов. «Мы просим достроить «Царицыно 2». Наши семьи без квартир. Наши дети без квартир… Мы устали ждать окончания стройки и окончательного здравого решения руководящего состава правительства Москвы». Так прошла очередная, минимум третья за месяц акция «царицынцев», дольщиков самого известного долгостроя страны.

10 лет ожиданий и борьбы

«Царицыно» и «Царицыно 2» - это целый район, состоящий из новостроек. Строить его еще при Лужкове, в 2006 году, взялся «Московский хлебокомбинат продуктов», входящий в группу компаний «Настюша» - крупнейший столичный агрохолдинг, лидер Москвы по производству хлеба. Спустя 10 лет большой стройки из 24 домов сданы в эксплуатацию только 8, в остальных работы заморожены на разных этапах. Владелец «Настюши» бизнесмен Игорь Пинкевич находится под стражей по обвинению в хищении 159 миллионов рублей. Решение проблемы царицынского долгостроя у московских властей нет, а диалог с дольщиками, которые несмотря на сложившуюся ситуацию на момент написания этой статьи официально даже не признаны обманутыми, строится только благодаря их активности.

«Царицынцы» устраивают акции по несколько раз за месяц: от привычных митингов до палаточных лагерей и срыва выставки недвижимости. Однажды они перекрывали дорогу неподалеку от своих недостроенных домов. Прибывшая на место несанкционированной акции полиция задержала зачинщика, но вскоре отпустила – оказалось, что родственники одного из полицейских тоже приобрели жилье в ЖК «Царицыно».

Это неудивительно. По официальным данным Минстроя России в стране насчитывается чуть больше 38 тысяч обманутых дольщиков. По данным самих дольщиков их число превышает 100 тысяч человек. Речь идет непосредственно о покупателях жилья, а если учитывать членов их семей, то эту цифру можно умножить минимум в два раза. Официальные цифры занижаются в основном муниципальными властям, которые для красивой статистики в своих регионах, не спешат включать в реестр проблемных многие объекты по факту таковыми являющиеся. Давно замороженный ЖК «Царицыно» - прекрасный тому пример.

Единый фронт дольщиков

Долгостроями становятся не только проекты экономкласса. В Москве и в регионах есть примеры проблемных домов бизнес- и даже премиум-класса. Но это, скорее, исключение. В основном, достается семьям простых рабочих и служащих, покупающих квартиры в многоэтажных гетто. Некоторые из них так и не доживают до заветных ключей. Те же «царицынцы» рассказывали о нескольких случаях смертей на нервной почве в своих рядах. Умирали люди далеко не пенсионного возраста. Последняя такая трагедия случилась осенью 2017 года. Есть такое устойчивое мнение, что рабочий класс в XXI веке не идет на баррикады, потому что ему есть, что терять. Многим обманутым дольщикам терять уже нечего. Некоторые из них, продав старую недвижимость и взяв ипотечные кредиты, остались буквально без жилья и средств к нормальному существованию. В 2009 году, когда вскоре после банковского кризиса встало примерно 80% строек Москвы, один из обманутых дольщиков пытался поджечь себя на Красной площади. В западных (и не только) странах это событие привело бы, наверное, к акциям протеста, перерастающим в беспорядки, у нас оно утонуло в новостных лентах и вскоре о нем забыли на несколько лет. До 2014 года, когда грянул еще один кризис, породивший новую волну обманутых вкладчиков. Но на сей раз дольщики начали действовать организованнее.

Палаточные лагеря, к примеру, возникали не только в Москве, но и в Нижегородской, Амурской областях, Красноярске, Новосибирске, Благовещенске, Санкт-Петербурге и других регионах. Порой они появлялись параллельно в нескольких городах. Наладились коммуникации между регионами и инициативными группами. Дольщики устраивали всероссийский съезд, совместные междугородние акции. Они преодолели свою отстраненность от общепротестной движухи. Организованные группы вкладчиков в строящееся жилье можно было видеть практически на всех крупных протестных мероприятиях российских мегаполисов. В нескольких городах прошли совместные акции обманутых дольщиков и стремительно политизирующихся дальнобойщиков из «Объединения перевозчиков России».

Такая активность менее чем за год до выборов не могла не привлечь внимание властей. Государство выразило заинтересованность в срочном решении проблемы. Летом 2017 года представителей инициативных групп обманутых дольщиков были приглашены в Госдуму, где они встретились не только с «народными избранниками», но и с министром строительства Менем и несколькими региональными чиновниками, отвечающими за строительный комплекс. Выслушав традиционные беспредметные тирады Жириновского-Зюганова-Миронова в духе «как же плохо, что людей обманывают, надо что-то делать», собравшиеся решили, что в Думе будет создана рабочая группа по делам обманутых дольщиков. О ее важности говорит хотя бы тот факт, что вошедших в группу депутатов даже не отпустили на летние парламентские каникулы. Думцы пообещали решить проблему всех долгостроев за три года, начав с тех, что были особенно на слуху благодаря активности дольщиков.

Вот только решаются проблемы, опять-таки, дольщиков объектов, официально признанных проблемными. Да и стоит ли сильно рваться помочь всем и сразу, если в реальности задача стоит другая – продемонстрировать заинтересованность в решении проблемы, закончить несколько известных, медийных долгостроев и успокоить народ перед выборами? Это понимают и обманутые дольщики. Их совместная активность весны-лета 2017 года – попытка запрыгнуть в уезжающий поезд под названием «Президентская кампания-2018». Места в нем, конечно, хватит не всем. А те, кто останутся на перроне, будут и дальше радикализироваться и пополнять общепротестную массу – другого пути просто не будет, будет только обида на «доброго царя», забывшего о них еще на шесть лет.

Стратегия банановых республик

Долевое строительство – это когда покупатель приобретает не готовый дом или квартиру, а будущие метры в строящемся жилье. Таким образом он становится соинвестором проекта и каждый месяц платит взносы либо застройщику, либо банку, если покупка совершена с привлечением ипотеки. Всегда есть риск задержек или вовсе не сдачи объекта – некоторые строительные компании на деле оказываются лохотронщиками, другие не выдерживают конкуренции или меняющихся экономических условий. Это как русская рулетка с одним патроном в барабане – скорее всего ты отделаешься нервотрепкой, но может не повезти по-крупному, и ты станешь одним из тех самых обманутых 100 тысяч.

В Россию долевое строительство пришло после развала СССР. Появилось оно де-факто. Люди вносили свои взносы по предоплате, подписывая предварительные договора купли-продажи или вступая в жилищно-строительные кооперативы. 214 федеральный закон, регулирующий правила долевого строительства, появился гораздо позднее – в последние дни 2004 года. Но и он, как видно, работает через раз. Власти уже много лет его реформируют, но реальных обманутых дольщиков меньше от этого не становится. Если кратко, то все реформы 214 ФЗ сводятся к вытеснению с рынка маленьких и слабых строительных компаний и сужению конкуренции до круга из нескольких игроков, представляющих крупные холдинги. Однако прогореть можно, вложившись в крупные и финансово успешные компании. «СУ-155» несколько лет была в тройке лидеров на строительном рынке России, а потом разорилось и наплодило армию обманутых дольщиков по всей стране.

Идея долевого строительства родилась в середине 1980-х годов в нищей Аргентине. Президент Рауль Альфонсин запустил программу «Строительство по справедливости». Населению предлагалось приобрести акции нового акционерного общества, материально поддерживавшего строительство жилых домов. Суммы, внесенные населением, были эквиваленты определенному метражу квартир. Схема оказалось действенна и помогла поднять число собственников жилья более чем в 10 раз – с 2% до 21%. В дальнейшем принцип долевого строительства перенимался другими странами третьего мира, постепенно модернизируясь.

В Западной Европе такие схемы покупок не популярны. Из-за высокой рискованности с ними не желают связываться ни покупатели, ни банки-кредиторы. К тому же, во многих странах хорошо развит рынок арендного жилья. Например, в Германии в нем проживает примерно треть населения. В России не иметь в собственности угла считается в обществе не престижно и чуть ли не позорно. Хотя бы с ипотекой на 20 лет, на этапе котлована, но нужно стремиться приобрести свою недвижимость. Атмосферу подогревают рекламные кампании банков и застройщиков – по радио, ТВ и на объявлениях в общественном транспорте счастливые молодые мужчины объясняют нам, что надо брать строящееся жилье, а то будет поздно. В тех же рекламах их возжелают женщины, им благодарны дети и старики, им завидуют соседи. Потому что это не просто люди, это без пяти минут собственники недвижимости «в лучшем месте на Земле», каком-нибудь очередном тоскливом микрорайоне на окраине города, вдали от благ цивилизации.

Вся эта история с долевым строительством еще раз демонстрирует уродство капитализма, особенно в таких вечно развивающихся странах как Россия. Строительный бизнес давит на комплексы рабочих людей. Им объясняют, что и они, простые трудяги могут быть собственниками жилья, что о них позаботились и придумали для них идеально экономную схему – просто надо отдать свои деньги и немного подождать. Тем же, кто не дождался, потом вяжут руки ОМОНовцы, а полицейские разгоняют их протестные палаточные лагеря. Власти, зачастую аффилированные с крупным бизнесом, как правило занимают его сторону и помочь многочисленным инициативным группам ничем не могут. Но! Если будут выборы и вы очень вежливо и много раз попросите сами знаете кого разобраться, то может быть и удастся что-нибудь придумать с вашим долгостроем. Может в Аргентине эта схема и правда работала неплохо, но наша банановая республика совсем гнилая.

Сергей АРКАДЬЕВ

Материал был подготовлен для журнала "Автоном". Редколлегия журнала будет благодарна поддержке с вашей стороны:

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

26 октября полицейский спецназ атаковал автономный муниципалитет Эдуардо Нери в штате Герреро (Мексика) и арестовал 42 участника коммунитарной полиции. Этот муниципалитет - один из сотен, поднявшихся против насилия нарко-картелей. Я уже писал ранее о ситуации в Мексике. Государство в этой стране,...

1 неделя назад
2
Michael Shraibman

В связи с событиями в Сирии и Ираке часто можно услышать: "Возвращение великой Персии? Они этого заслуживают. Во всем регионе они единственные, кто более или менее занимался развитием своей страны". В сказанном есть логика. На днях я читал лекцию о Ближнем Востоке в аудитории, где...

1 неделя назад

Свободные новости