Голуби войны, ястребы мира

ВОЙНА ..... ? Спокойно, еще не война). Война будет попозже, примерно послезавтра, а пока что - только предварительная фаза борьбы за мир. Оказывается, перед войной кружат под сгущающими тучами отнюдь не вороны, а голуби с пацификами. Пожалуй, это всеобщее миролюбие является тревожащим маркером именно предвоенной атмосферы.  Мир в каждой речи, в каждом тексте - призывы к миру, и все, что делается в канун войны - делается во имя мира. Во имя мира проходят демонстрации, саммиты, встречи на высшем уровне, встречи без галстуков и ссоры на базарах. Именно для сохранения мира разворачиваются системы ПРО, сосредотачивается военная техника на границах и наращивались ядерные потенциалы: паритет – основа мира. Хочешь мира – готовься к войне. В конце концов, самые решительные пацифисты вторгаются на территории государств, признанных угрожающими миру.

Идет человек по Красной площади, с гусём. К нему милиционер подходит: "Уберите гуся! Нельзя с гусём!"

- Почему ещё? А голубям можно?

- Ну... Голубь - птица мира!

- Падлой буду, если моя птица войны хочет!

Такой вот анекдот мне еще в детстве рассказали, во времена войны холодной.  Перед войной за мир даже гуси. Даже ястребы несут кому-нибудь оливковую ветвь, на лету превращающуюся в золотые лавры победителя. На какой из фронтов борьбы за мир податься воинствующему пацифисту?

«Мирное  время --  это  сплошная безалаберщина,  навести   порядок   может  только  война.  В  мирное   время человечество  растет в ботву. Как  все  хорошее, войну  начинать очень  трудно.  Зато уж когда разыграется -- не остановишь; люди начинают бояться мира, как игроки в кости  -- конца игры. Ведь когда игра кончена,  нужно подсчитывать проигрыш. Но на первых порах война пугает людей. Она им в диковинку.»

(Здесь и далее: Бертольд Брехт, «Мамаша Кураж и ее дети»)

Приближение к реальности в духе Барбюса и Отто Дикса стало заметно в 2009 году, когда Большая Двадцатка приняла обязательства по «мерам жесткой экономии», а на мировых биржах поднялись цены на сталь и цветные металлы при падении сырья (конфигурация, характерная именно для предвоенной ситуации, намекающая на начинающуюся гонку вооружений). Пять лет мировая экономика изображала Уробороса, пожирая сама себя. В начале рецессии отметили, что этот кризис сравним с легендарной Великой Депрессией тридцатых годов. В прошлом году отрапортовались, что рекорд Великой Депрессии побит.

Опыт истории показывает, что в подобных обстоятельствах мировые элиты реагируют, как собачки Павлова: рефлекторно. Пресловутый «один процент» контролирует в мире всё, кроме самого себя. Например, пытаясь выйти из рецессии, они начинают полустихийную экспансию на экономики более слабых стран. Когда мои украинские френды говорили, что «евродоговор не имеет значения, мы тут не заэто, а противтого, а договор и не читал никто», хотелось просто взять, и… Как можно такое – не читать? Я думаю, все активисты майдана осознавали, что в случае победы этот или подобный договор будет подписан. Конечно, не все они относятся к типу пост-советских идиотов, которые верят, что любая бумажка с «западом» имеет магическую силу преобразования реальности. Но даже те, кто вышел на площадь после январских законов за свободу собраний, тоже не видели в договоре особенного вреда: в самом деле, что дурного и опасного может придти из Европы, на протяжении пары веков угнетавшей все остальные континенты?

То был типовой договор пост-колониальной экономической экспансии, подразумевающий отказ от большинства социальных обязательств и от возможностей как-то поддерживать собственную промышленность. Хоть таможенными пошлинами, валютным курсом или кредитной политикой.  В результате, начинается банкротство местных предприятий, а рост безработицы, сбивающий цену труда, делает территорию источником дешевой рабочей силы … В новейшей истории было немало примеров, когда развивающие страны брались за оружие, чтобы от таких условий отмазаться… Но украинцы оказались, походу, первыми, кто воевал за то, чтобы ЭТО получить… Одним словом, Украине предстояло стать очередным куском, которым собирается поправить щи оголодавший мировой капитал. Так же, как голодные морозные зимы выгоняют хищников к деревням, затяжные кризисы заставляют капиталистов вторгаться в сферы влияния друг друга.

Так или иначе, электоральным костяком Яценюка и компании были евромечтатели, которые мёрзли на площади и строили баррикады, надеясь на вступление в Евросоюз. Но, в таком случае, о чем эти евро-вожди думали, когда отменяли пресловутый языковой закон? Ведь ясно же было: отмена регионального статуса русского языка Юго-Восток выбесит, это к бабке не ходи. В курсе ли была эта компания, что неразрешенный территориальный конфликт закрывает возможность вступления в Европейский Союз? Это глупость или измена? В организме  у котёнков из нынешнего «правительства народного доверия» катастрофически не хватает мозгов? Или это рассчитанный, провокационный вброс со стороны Брюссельской бюрократии, желавшей видеть Украину полуколонией, а никак не членом клуба с полноценным голосом?

В таком случае, эти тоже просчитались. Скорее всего, они ожидали долгую и нудную историю вроде абхазской, с растянутыми на годы дипломатическими препирательствами и сложными многоходовками. В течении которой все фигуранты успеют сделать гешефт, а в конце концов «или султан умрёт, или ишак сдохнет». Но было как-то упущено из виду, что для России кризис тоже никто не отменял, кооператив «Озеро» голодный, скучает по сверхприбылям времен газового бума, и нуждается в поддержке штанов. И, в результате, полковник Путин внезапно явился на белом коне командовать парадом…

И вшей кормить под гул орудий,

И жить, и превращаться в прах --

Приятней людям, если люди

Хотя бы в новых сапогах.

Что ж, война, как известно, это «продолжение политики иными средствами». И не только политики, но и бизнеса. Когда рынки оказываются в глубокой коме с отрицательным прогнозом, корпорации открывают для себя новые источники прибыли.  Вооружающаяся армия обеспечит заказами всех: от нефтяных концернов до производителей тушенки и макарон… Форма, провиант, медикаменты, транспорт, коммуникации: на все это появляется гарантированный спрос. Тяжелые крейсера, пуговицы, шнурки, танки, бомбы, еда – армия все скупит, а война все спишет.  Разве что креативный класс останется за бортом, когда заговорят пушки… Но самый жирный куш получают сырьевики и тяжпром: все-таки первую скрипку на войне играет топливо и сталь.

Например, милитаризм Германии, от кайзера до Гитлера, выкован из стали Круппа. Но ведь Россия – это, конечно, совсем не то? Это  же «отсталая страна без собственной промышленности и технологий», она «сидит на нефтяной игле», и вообще - «Верхняя Вольта с ракетами»?  Увы… На самом деле, Россия и правда одна из самых сильных экономик мира: крупный экспортер и промышленная держава. Действительно, имеется отставание по «мирным» областям экономики: финансам, туризму и легкой промышленности… Но это всего лишь означает, что по прекрасной Эпохе Потребления крупный российский капитал не очень-то громко заплачет. И так же, как и в Германии позапрошлого века, одной из основных статей нашей экономики  остается сталь: Россия примерно третья в мире по экспорту металлов. Хуже того: РФ - вторая после США по объемам торговли оружием. Продукция РосОборонЭкспорта составляет примерно четверть всего мирового рынка вооружения…  Россия – это не только топливный склад, это еще и один из основных арсеналов планеты. Трудно себе представить экономику, более заинтересованную в гонке вооружений: прибыли, которые  принесет сырьевым и оружейным монополистам милитаризация, вполне могут окупить издержки от предвоенных валютных обмороков. Одним словом, то, что происходит в Крыму может оказаться не вспышкой безумия или блефом, а осознанной стратегией.  У России вполне отчетливый имперский габитус…

Кому в войне не хватит воли,

Тому победы не видать.

Коль торговать, не все равно ли,

Свинцом иль сыром торговать?

Но лишь свинцом сыта не будет,

Одних лишь ружей мало ей:

Войне нужны вдобавок люди,

Она издохнет без людей!

Во время Холодной войны десятилетиями делали миллиарды на военных заказах, умудрившись при этом так и не пустить произведенное оружие в ход. Но на этот раз милитаризация происходит не только на фоне экономической депрессии, но и при глубоком кризисе международного права.  Право наций на самоопределение и создание собственного государства, как и право государства на сохранение суверенитета и территориальной целостности были сформулированы ох@вшим от второй мировой войны международным сообществом.  Все тогдашние декларации были адресованы государствам-метрополиям, и заключался основной мэсседж в следующем: заколебали, суки, мир делить! Неприкосновенность границ даже самой бедной и беспомощной страны с задворок истории и географии исключала возможность колониальных захватов и территориальных аннексий, которые тогда казались основной причиной войн.

Ядовитая ирония судьбы заключалась в том, что нации де юре были признаны субьектами истории, когда по-факту перестали ими быть. Ведь нация – это отнюдь не кровь, не почва, не обычай с менталитетом, даже не язык. Нация – это товарооборот. За пафосным названием стоит институция, появившаяся на излете средневековья, когда появление общих рынков объединило третье сословие в общности, превосходящие старые добрые натуральные хозяйства, поддерживающие феодальные дома. Когда-нибудь в восемнадцатом столетии, когда европейские державы развивали колониальную экспансию, такое международное право, действительно, могло бы обезопасить страны Азии, Африки и Восточной Европы, поэтому писать его дураков не было. Однако в двадцатом веке, когда капитал стал международным, а метрополии крепко держали мир уже не столько войсками, сколько финансами, великие мира сего вполне могли позволить такой либерализм без существенных убытков. Так что метрополии продолжили удерживать и расширять свое влияние с помощью кредитов, поставок, таможенных договоров, финансирования местных марионеточных правительств и провокациями локальных конфликтов. Так возник пост-колониальный мир, в котором деньги завоевывали, угнетали и уничтожали не хуже армий. Впрочем, этот мир уравновешивало то, что два основных игрока (США и СССР) боялись друг друга и ядерного Апокалипсиса.

Однако после краха СССР вдруг выяснилось, что мир буквально состоит из наций с неурегулированными отношениями. Оставшись без заклятого международного партнера, Соединенные Штаты пошли радостно гулять по миру, как хрен по деревне. А прецедентами, созданными в это веселое время, воспользовалась и вернувшаяся в большую политику Россия. При этом, обе державы активно практиковали ввод войск без санкции ООН. Однако, сформировавшийся дипломатический тренд на поддержку национально-освободительных движений почему-то не коснулся ни Чечни, ни Ирландии, ни Басконии. Обнаружилось, что международное право состоит на зыбком фундаменте взаимоисключающих понятий: право на самоопределение одной нации непременно сталкивалось с неприкосновенным суверенитетом другой.

Девяностые и нулевые годы стали для мира эпохой окончательной утраты любых, даже самых условных критериев: международная политика снова стала пространством, в котором единственным правом стала военная сила. Но. Всякое бывало – и целые страны делили надвое по линейке, и кузькину мать показывали с трибуны ООН, и ядерные ракеты друг на друга наставляли, и самопровозглашенные республики плодили в геометрической прогрессии . Но вот военных аннексий территорий, тем более в пользу одной из сверхдержав – не было. Ни разу! Претензии Москвы на Крым окончательно возвращают мир к до-ООНовским временам.  То, что происходит сейчас, забивает в гроб послевоенной системы мира последний гвоздь.

… И как же некстати просыпался исландский вулкан с непроизносимым названием. Количество пепла, выброшенное этим самым …Эй..яфьят..лайо… кудлем соответвовало выбросам нескольких атомных взрывов – и не привело к обещанной ядерной зиме. Свои три копейки внесла и авария на Фукусиме: . Впрочем, в той же Москве радиоактивный фон уже сравним с Припятью, и хоть бы облысели…  То есть, возможно, ядерная война совсем и не страшная: всего-то уничтожит пару-тройку миллиардов человек, разрушит целые города в крошку и расплавненный бетон… Но для тех, кому повезет выжить, планета останется вполне пригодной! Если прогнозы футурологов по поводу необратимых разрушений земной экологии после ядерных взрывов были действительно ошибочны, то это было единственное в истории полезное заблуждение. К сожалению, пересмотр гипотезы ядерного Армагедона вполне может подвигнуть военных проверить ее экспериментально.

Эй, христиане! Тает лёд,

Спят мертвецы в могильной мгле.

Вставайте! Всем пора в поход

Кто жив и дышит на земле!

Одним словом, и правда становиться как-то сцыкотно. Впрочем, рано еще мочить штаны: прям-вот-щас на нас бомбы не полетят, война будет только послезавтра. И неясно еще какая: третья мировая или вторая холодная. Сначала должны определиться фронты, сформироваться военные блоки. Дипломатам предстоит переругаться, международным организациям – парализоваться или развалиться. Финансистам МВФ – ободрать до нитки свежеприобретенную Галицию, США – развернуть новые базы и линии ПРО. Промышленникам – получить заказы и освоить прибыль, военным – переоснастить армии. На все это потребуется какое-то время. Вот только – какое? С назначения Сергея Шойгу прошло полтора года: оказывается, этого хватило, чтобы отстроить военную машину. Под шумок милоновщины, бирюлевских погромов, олимпиады и болотного дела незаметно рос новый российский милитаризм - и заподозрить неладное можно было разве что по вздорожанию тушенки. Год назад основным инфоповодом об армии были коррупционные скандалы Сердюкова, а теперь военные показывают нам блестящую операцию качественно вооруженной и экипированной армии, способной молниеносно и незаметно перебрасывать внушительные силы.  Серьёзная причина форсировать есть и у США: колебания Германии, уже десять лет как выгодно торгующей с путинской Россией.  Таким образом, серьезные экомические санкции нанесут ее экономике серьезный удар и уничтожат ее роль второй по влиянию страны мира. Социал-демократическая партия Германии через свою прессу уже сейчас готовит общественное мнение к тому, чтобы «с пониманием» отнестись к притязаниям России. США надо поспешить, пока немцы как следует не испугались за свои карманы, карманах, а Ангела Меркель крепко сидит в канцлеровском кресле.

Возможно, дед-лайн близок. Падлой буду, если моя птица войны хочет, но надо срочно готовится к борьбе за мир.  Но пока что у первой антивоенной волны нет даже внятного языка агитации. Поддержка права на «суверенитет и территориальную целостность украинского государства»? Что-что? Какие могут быть права у инструмента насилия в руках правящего класса? Особенно после того, как Яценюк и Турчинов подписали договор с МВФ, в руках у Свободы и Правого Сектора оказалось оружие и контроль над силовыми ведомствами? Увы – победители определились, власть захвачена, и Киев из восставшего города уверенно превращается в восточноевропейский плацдарм нео-фашизма. С другой стороны, как можно всерьез считать войну в Крыму справедливой и национально-освободительной?  Кого может освободить милитаризированный автократический режим? Крымчане считают, что 16 марта они будут решать, быть им в России или в Украине. На самом деле, уже решен вопрос о том, что быть им прифронтовой зоной.  А спрогнозировать, какая будет развязка, к какому государству их припишут после войны, что там вообще останется на карте мира, и будет ли вообще какое-либо «после войны» - невозможно. Но как минимум один курортный сезон им уже грохнули…

Истина в том, что среди обозначенных «игроков» нет тех, кто прав, кого можно поддерживать. Зато имеет смысл учесть исторический опыт первой мировой, весьма успешно переведенной «из империалистической в гражданскую».  Так что ястребам мира стоит атаковать всех: Путина, МВФ, русских великодержавников и украинских наци, Яценюка, Москву, Брюссель. Еще пару лет назад предположение о глобальном военном конфликте казалось страшной историей, рассказанной в пионерлагере после отбоя. Но вдруг ее тень снова накрыла Европу и превращается в реальность, данную в ощущениях. Что ж, если старый крот истории будет рыть в таком же темпе, то не менее реальной может стать революция. Из истории и футурологии революция вернется в актуальную повестку.

Комментарии

Всё правильно. Только две поправки:

  1. Киев как "восточноевропейский плацдарм неофашизма" - это всё-таки гипер-преувеличение, которое пристало разве что Путину и Соловьёву.
  2. Разве российская интервенция в Крым тянет на блестящую военную операцию? По-моему, нисколько. Что сложного в том, чтобы завезти в абсолютно не сопротивляющийся полуостров несколько десятков тысяч солдат? Там не было боевых столкновений вообще. Поэтому пока это даже не военная операция, а скорее чисто логистическая, транспортная. Посмотрим, что будет дальше.
Голосов пока нет

1. Ну, публицисты любят увлекаться. Хотя, я считаю, что такая опасность действительно существует. Меня это волнует из-за событий в Боснии, да и в протестах в Турции, говорят, левые были сильны. А если юг Европы левеет, по логике, правых в Украине и восточной еропе будут усиливать. Что до путинской пропоганды - остановишиеся часы, как известно, два раза в день показывают абсолютно точное время

2. 90% любой военной победы - это логистика и снабжение. В Крым войска были переброшены а) быстро б) секретно в) упорядочено.

Голосов пока нет

Аня Брюс

1. Такая опасность и в Москве существует, тут тоже фашизм себя весьма вольготно чувствует.

2. Так не было никакой военной победы, поскольку войны не было. То, что украинским войскам явно дали приказ "ни в коем случае не открывать огонь" - это не заслуга Министерства Обороны РФ.

Никаких выводов о боеспособности российской армии по этим событиям ссделать нельзя. Может, она только и способна с девушками на улицах Симферополя фотографироваться, а при первых выстрелах разбежится?

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Жак Каматт
Michael Shraibman

Крупнейший российский специалист по Средневековью, Арон Гуревич, доказывал, что в истории есть сослагательное наклонение и что историческая наука - не более, чем набор более-менее правдоподобных гипотез. Специалист по античности и греческой философии, Андрей Лебедев, объяснял мне, что прорыв в...

1 неделя назад
7
Кира ниоткуда

После показательного судилища над Навальным, ОМОН устроил очередную расправу над протестующими. Дубинки и электрошок, разгоны и задержания - вот их язык, другого они не знают, другому их не учат.  Власть демонстрирует, что способна в буквальном смысле на все, чтобы сохранить и...

3 недели назад
14

Свободные новости