Забастовки или самоуправляющиеся территориальные коммуны?

Что является целью анархизма - либертарная коммуна или управляемые федерацией трудовых коллективов предприятия? Поддерживает ли анархизм забастовки за зарплату на предприятиях или он за движения местных жителей (экологические или направленные на получение земли и т.д.)? Всякий раз, когда анархистское движение набирает силу или сталкивается с реальными социальными выступлениями, этот вопрос начинает обсуждаться. Недавно такая дискуссия имела место между анархистами Мексики и Индонезии.

Дело в том, что современный фабричный рабочий класс Мексики достаточно пассивен. Но в то же время в этой стране происходят настоящие восстания жителей небольших городов или бедных поселков против нарко-мафии, контролирующей вместе с полицией эти регионы. Мексиканские фермеры, самозанятые рабочие и другие жители поселков берут в руки оружие, выбрасывают из своих регионов мафию вместе с полицией (в Мексике уже давно говорят о государственной власти как о "нарко-государстве", до такой степени власть там слилась с мафией). Власть переходит в руки общих собраний жителей и "коммунитарной полиции" - добровольного ополчения граждан. Иногда создаются коллективные предприятия (кооперативы) для совместной обработки земли или снабжения населения.

В Индонезии нет аналогичных движений. Однако там больше активность людей на рабочем месте. Поэтому местные анархо-синдикалисты создают организации на рабочих местах, борются за увеличение зарплаты работников. Причем, большинство из них выступают против регистрации данных организаций и за нелегальные забастовки (причина в том, что согласно законам Индонезии работники обязаны предупредить босса о забастовке задолго до ее начала, а это дает ему возможность подготовиться к ней).

Дискуссия, которая имела место между ними касалась вопроса о том, какой деятельностью должно заниматься анархистское движение - работой с территориальными движениями жителей или с забастовками на рабочем месте?

Нужно сказать, что с момента появления анти-авторитарного (анти-марксистского) анархистского течения в Первом Интернационале сторонники Бакунина предпочитали разные виды активности. Так, испанская секция бакунистов (в ней насчитывалось в 1873 г 300 000 участников) имела 2 основных центра - промышленную Барселону и аграрные районы Андалусии. В первом случае акцент делался на забастовки с требованием увеличения зарплаты работников, во втором случае анархисты занимались организацией борьбы с крупными землевладельцами и были нацелены на изъятие у них земли и создание территориальных самоуправляющихся коммун.

Те анархисты не смотрели на забастовки как на самодостаточную деятельность. Предполагалось, что забастовки со временем позволят работникам организовать как самоуправление на производстве, так и территориальное самоуправление. Анархисты считали забастовки формой "революционной гимнастики", подготовкой к будущему коммунитарному восстанию. По указанной причине их активность имела мало общего с деятельностью современных профсоюзов. Ведь последние нацелены на проведение забастовок в строгом соответствии с существующим законодательством. Этот факт с грустью отмечали критики, утверждая, что анархисты Испании смотрят на забастовочную борьбу лишь как на средство, стремятся превратить забастовки в радикальные акции и восстания, которые позволит им осуществить их мечту о всеобщем восстании.

Так что в анархисткой (или по крайней мере в бакунистской) теории и практике не было противоречия между забастовочной активностью на производстве и активностью на территории. Другое дело, что такая активность отвергается современными профсоюзами и вообще всеми лояльными гражданами, поскольку цель профсоюзов и лояльных государству граждан состоит в мирном социальном партнерстве с бизнесом и государством.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости