Личное – это политическое!

Кто делает в России аборты? Кто их вообще делает? Какие-то мифические женщины?

Об этом не принято разговаривать за чашечкой чая. На вопрос «как дела?» никто тебе не ответит «вчера я сделала аборт». Об этом говорить неприлично, как в общем контексте секс-табуированности, так и в контексте подавления личных переживаний и неприемлимости обсуждения в обществе того, что тебя реально волнует.

Нежелательная беременность — явление слишком частое для пост-советской действительности. Ее причиной служит как недостаточное сексуальное просвещение в рамках контрацепции, так и патриархатное общество, стремящееся подчинить себе женщину и ее волю.

Когда я столкнулась с нежелательной беременностью мне было 17 лет. У меня на тот момент был молодой человек, мы пользовались контрацепций, но как это обычно бывает, что-то пошло не так. Вероятнее всего, порвался презерватив, но сразу же мы этого не заметили. Обнаружила это я где-то месяца через 2, когда у меня была задержка и начались сильные боли в животе. Мне стало страшно, я начала нервничать, но молодой человек говорил «да тебе кажется» или что-то типо того. Тогда я рассказала об этом маме и мы пошли в женскую консультацию. Там я сразу же столкнулась с типичными врачами, которые смотрели на меня как на «распущенную девку» и выказывали свое скрытое презрение. Меня определили к крайне компетентному врачу, которая не судила меня и мои действия. Когда я сделала тест на беременность и выяснилось, что я беременна, мой парень сказал «надеюсь ты не собираешься рожать?» Я тогда вообще никогда не рассматривала себя в подобном контексте и не знала что делать. То есть, я конечно понимала, что рожать при отстутствии денег и желания не очень, но я сомневалась, и вообще, мне было дико страшно. Думаю можно при желании понять мое состояние. Рассказать об этой ситуации было некому, так как «неприлично», а парень мой жил в другом городе, и не мог приехать. В принципе поддержки было от него очень мало, потому что он не понимал моего состояния. В конце концов я все таки решила делать аборт. Уже тогда я склонялась к позиции про-чойса, как чисто интуитивно, так и в плане общих анархических убеждений.

Так же, мне пришлось столкнуться с крайне неприятным врачом, которая открыто порицала мой выбор и пыталась надавить на меня морально. Это было очень сложно чисто психологически. Мама одобряла мой выбор, не осуждала меня и не трясла перед лицом библией. Моя врач рассказала мне, что при аборте возможны осложнения, но я не вижу в материнстве своей единственной жизненной цели, и если я вдруг проявятся какие-то нарушения, я не обломаюсь и возьму ребенка из детского дома. Если вообще захочется детей.

Уже в больнице, в палате со мной лежали женщины, тоже направленные на прерывание переменности. Я узнала их истории и очень удивилась. Им было в районе 30-35 лет и у каждой уже было около 2-3 детей. Одна женщина сказала, что сделала всего в районе 5-6 абортов помимо уже родившихся детей, у второй это был 3 аборт, но она очень сильно сомневалась в своем решении. Они обе предохранялись различными способами, но иногда все же случались такие случаи. Обе они были замужем. Изредка к нам заходила медсестра, которая недвусмысленно намекала, что еще, мол, не поздно одуматься и отказаться от аборта. При разговоре с этими женщинами я скорее отмалчивалась, чем говорила, и когда в конце концов сказала, что это мой первый аборт, они очень удивились и сказали, что думали, что у меня уже есть ребенок. Но они мне помогли больше чем кто бы то ни было, увидев их, я поняла, что аборт вообще кто-то делает в этой стране, потому что сначала мне казалось, что его делают исключительно проституированные, либо такие как я.

Впоследствии, о своем опыте я практически никому не рассказывала, за исключением пары близких подруг, да и то, про просшествии долгого времени, или партнерам, которые, к слову, воспринимали мой опыт крайне неприятным образом лично для меня. Я ожидала от них поддержки или одобрения моих действий, а получала какие-то глупые шуточки.

В России, как и вероятно в остальных странах пост-совка, цены на контрацепцию крайне высокие. Презервативы за 100 рублей\3 штуки и противозачаточные таблетки по 500 плохо работают на создание благоприятное почвы для продуманного планирования семьи. Да что и говорить, мне кажется в этой стране существуют только православные центры, убеждающие женщин рожать во что бы то ни стало, и поливающие красной краской абортарии. Есть те же самые православные психологи, уговаривающие девушек, в рамках «недели тишины» рожать .
 

Как мне кажется, если ты против абортов, то ты должен бороться против причин, влекущих за собой нежелательную беременность. Если ты реально против абортов, потому что они все-таки в какой-то степени влекут за собой отрицательные последствия для организма женщины (то же касается и родов, кстати), то ты должен быть последователен и выступать за всеобщее секс-просвещение, снижение цен (или бесплатность) на контрацептивы разных видов (начиная от презервативов и противозачаточных таблеток, заканчивая маточными спиралями и презервативами для женщин). Последние же попытки правительств России и Украины полностью запретить аборты лишь показывает некомпетентнсть и неосведомленность властьимущих о реальной ситуации и эффективных методах работы в ней. Тем более, криминализация абортов приведет к увеличению процента нелегальных абортов и вследствии чего, роста количества смертельных исходов и серьезных осложнений.

Я считаю, что женщина имеет свободу выбора, и только она вправе распоряжаться своим телом. Ни общество, ни муж, ни церковь, – только она. К сожалению, как мне, так и моим подругам приходилось и приходится сталкиваться с явлением “если любишь меня, то давай так” или “дорогая, я успею вытащить”. Меня всегда поражало подобное инфантильное безответственное отношение к девушке. Это наплевательское отношение к банальной безопасности,как в отношении всяческих заболеваний, так и вероятности нежелательной беременности. Да и в конце концов, неуважение и непринятие во внимание чувств и желаний девушки.

Если же женщина отказывается соблюдать навязанные ей правила, есть возможность, что она начнет чувствовать себя неправильной и плохой из-за того, что не хочет удовлетворять чужие желания. Падение самооценки и обесценивание – это дело такое. Данное явление вполне себе соотстветствует общему посылу патриархатного общества, в своем стремлении подавить женщину своей воле, навязать ей что-либо.

Возвращаясь к абортам и методам преодоления стресса. Не хочу конечно ничего рекламировать, но я считаю, что в тот момент, мне очень помог феминизм. В то время, я стала больше узнавать об этом и участвовать в каких-то акция, и прошаривать теорию. Моя подруга-феминистка, которой я безгранично благодарна и по сей день, открыла для меня его. Она научила меня слушать и оказывать поддержку нуждающимся в ней, не осуждать.

Я хотела бы этим «камин-аутом» поддержать всех женщин, которые сталкиваются с этой проблемой. Им кажется, что они одни, но это не так. Мне хотелось бы рассекретить многие темы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, но они крайне табуированны. В следствие этого их обсуждение является затруднительным. Мы страдаем в одиночестве, испытываем множественные стрессы иногда только потому что нам кажется, что мы одни.

Я не сожалею о сделанном выборе. Потому что это мой выбор, мое тело – только мое.

Источник:  http://anarchofeminism.noblogs.org/?p=532

 

Комментарии

<p>Несколько лет назад, когда шел по пути формирования мировоззрения и проходил стадию лжепатриотизма и державничества, сталкнулся с этим вопросом и даже проводил с соратниками митинги осуждающие аборты. Сейчас понимаю насколько был не прав и зацыклен. В этой ситуации как никогда важна свобода выбора и свобода человека и никто, ни общество, ни церковь и уж &nbsp;тем более ни государство не имеют ни малейшего права лезть в свободу выбора девушки!</p>

Координатор объединения

"Свободная Воля"

Виктор В

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

3 дня назад
14
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

4 дня назад
4

Свободные новости