"Мы мало кому интересны"

"Мы мало кому интересны": такой аргумент можно часто услышать от тех, кто связан с околоанархической тусовкой. От тех людей, которые сталкиваются с пропагандистами информационной безопасности, но которые сами привыкли чувствовать себя в безопасности. Эти люди действительно могут относится к тем, чьей жизни и здоровью никогда ничего не угрожало. При этом им удается так или иначе находится рядом с анархическим движением. Иногда такие люди даже могут быть активистами. Привыкнув к чувству собственной безопасности, можно даже заниматься политической борьбой и не заметить, как переходишь ту грань, когда у тебя появляются враги, которые бы не прочь испортить тебе жизнь или здоровье, а может и убить. Проблема скорее всего в том, что не все люди всерьез осознают, что попасть в ситуации, когда ты можешь стать желанной мишенью для нападения (физического или травли, репрессий) не так уж и сложно, и для этого не обязательно надо быть Борисом Немцовым или кем-то еще большим, важным и значительным. Виной отчасти может быть искаженное восприятие за счет того, как СМИ преподносят информацию: о происшествиях сообщают обычно тогда, когда в них вовлечены знаменитости, и создается впечатление, что если ты неизвестен, то и произойти с тобой ничего не может.

Некоторых людей просто , что они . Некоторых людей сажают в тюрьму только за то, что у них проявляются некоторые лидерские качества одновременно с оппозиционными взглядами -- достаточно взглянуть на многих фигурантов Болотного дела. Во времена СССР многие репрессии случались "на всякий случай", например по отношению к родственникам репрессированных. Нет оснований полагать, что эта практика сегодня не осуществляется хоть и в какой-то меньшей степени. БОРН однажды убили случайного мигранта, для того, чтобы отомстить "мигрантам вообще" за поступок одного их представителя. Причем то же самое ультраправые могут предпринимать по отношению к общественным активистам, нападать "на всякий случай", или нападать показательно и/или из мести. Для того, чтобы стать мишенью нападения может оказаться достаточно просто засветиться где-то как "активистка" и быть неосторожной в плане своей идентификации. Нападут скорее на того, на кого напасть несложно, и тогда, когда это навлечет меньше последствий для нападающих. Поэтому может быть многие и действительно "мало кому интересны", и хорошо, если им удается совмещать полезную работу и оставаться "мало интересными", но к сожалению практика показывает, что "интересной" стать очень не сложно.

Помимо того, что активист может незаметно для себя перейти грань своей (не)безопасности, грань эта тоже может двигаться со временем. В антиутопии "V - Значит Вендетта" государство массово репрессировало геев. Думаете, что это всего лишь страшная сказка? Но ведь подобное произошло и в Чечне в 2017-м. Мы не застрахованы от правой диктатуры. Фашизм может возродиться и получить намного больше власти, чем у представителей этого движения есть сейчас, и тогда поступки, которые сейчас кажутся совершенно ничем не угрожающими, могут стать создать угрозу для человека "задним числом". А некоторые следы из интернета стереть практически невозможно.

Товарищка Анна, Санкт-Петербург

Комментарии

Думаю, в то же время большое значение имеют анархисты, которые открыто заявляют о своих взглядах, акцентируют на них внимание. Благодаря этому создаётся приятное ощущение, что ненавидеть власть всем сердцем - нормально. Так что я бы добавил: безопасность безопасностью, но всячески скрывать свои убеждения тоже неправильно. 

p.s. Товарищ Actor, Санкт-Петербург :)

Для соблюдения безопасности не нужно умалчивать свои взгляды. Достаточно соблюдать элементарные правила и иметь возможность быстро вызвать помощь. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Солидарность
Michael Shraibman

За последние полвека самым массовым радикальным движением работников была Первая Солидарность. Она объединяла 10 из 13 миллионов наемных работников Польши в 1980-1981 гг и выступала за передачу фабрик и заводов в самоуправление трудовых коллективов. Опиравшаяся на союз инженеров и рабочих...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Анархистское общество есть бесклассовое безгосударственное общество, основанное на принципах прямой демократии (самоуправления). Это означает, что оно представляет собой ассоциацию (федерацию, добровольный союз) автономных трудовых коллективов, организованных по месту работы и месту жительства....

1 неделя назад
14