Российским товарищам: обращение "Анархистской борьбы"

Бойцы отряда «Анархистская борьба» (Tekoşîna Anarşîst) обратились с сильным посланием к российским анархистам по следам дела «Сети». Мы получили текст по электронной почте и рады его опубликовать. "Анархистская борьба" — это объединение анархистов-добровольцев из разных стран мира, которые участвуют в революции в Рожаве с оружием в руках.

Мы следили за делом "Сети" до самого окончания процесса. Желаем товарищам быть сильными и использовать время в тюрьме для обучения, самообразования, а также поддерживать и укреплять революционный дух и человеческое достоинство. Выйти из этого тяжёлого испытания более сильными, чем прежде. Желаем всем выйти на свободу как можно скорее. Пытки могут сломать, ранить и убить человека, но они никогда не убьют наши идеи. Мы знаем, что в ходе процесса возникали сложные дилеммы. Нам известно также, что многие люди прекратили поддерживать определённых фигурантов дела из-за их поступков, взглядов и решений до и во время дела «Сети». Теперь, когда судебный процесс завершён, мы хотим кое-что пожелать нашим товарищам из России.

Разрешение противоречий

Всем нам и, в частности, товарищам с постсоветского пространства необходимо проанализировать дело “Сети” и извлечь уроки из его противоречий. Этот процесс был разрушителен для множества людей и отнял много ресурсов. Теперь товарищам нужно суметь стать сильнее, чем прежде и сохранить силу духа. Нам всем необходимо подумать, как разобраться с событиями и последствиями этого дела как движению, ответственному за своих товарищей, а не только как отдельным личностям и группам друзей. Репрессии — это часть нашей реальности в борьбе за безгосударственное общество. Нам следует ожидать их и быть готовыми к ним.

Это также значит, что не следует тешиться иллюзиями, будто бы мы можем избежать репрессий от российского или другого государства, если будем «хорошо себя вести» с их точки зрения, «не поступать плохо», чтобы нас не посадили в тюрьму. Что бы мы ни делали, товарищи, мы не будем хорошими для российского или какого-то другого государства. И это не то, к чему нам следует стремиться. Нам следует отказаться от категорий и дихотомий легальности и нелегальности, установленных законодательством. В ходе всех процессов в последние годы, да и в повседневной жизни люди России сталкивались с несправедливостью со стороны коррумпированной правовой системы. Вместо легальности им гораздо больше стоит ориентироваться на глубинное чувство легитимности. Многие наши товарищи могут очень хорошо понять это после дела «Сети». Коль скоро мы боремся за перемены в стране, этот путь потребует много жертв и преданности делу в столкновении с полицейским государством в России. И это значит, что ещё больше товарищей попадут в тюрьмы и перед нами будет возникать ещё больше противоречий и вызовов. Мы должны быть готовы к ним и суметь преодолеть проблемы, подобные тем, что мы видели в деле «Сети», встретившись с ними лицом к лицу, и не позволить им внести разлад между нашими товарищами и подорвать наши культуру и солидарность.

Мы должны суметь вести борьбу за реальные перемены в рамках длительного революционного организационного процесса. Его рамки шире, чем протяжённость нашей жизни.

Для этого нам нужно найти решения конфликтов, противоречий и расколов, произошедших в течение последних десяти лет в российской, белорусской и украинской анархистской среде.

Эта среда должна меньше быть «сценой» и начать развиваться как движение. Мы уже знаем, что оно не может быть политической партией, но также оно должно прекратить воспроизводить токсичные отношения, присутствующие в капиталистическом обществе. Это движение не может быть авторитарным.

В нём должны существовать автономные женские и немужские структуры, которые обеспечат инклюзивность, разнообразие жизненных опытов и выработают решения проблем угнетения, с которым сталкиваются женщины и ЛГБТКИА. Не на либеральном или парламентском, а на социальном, освободительном и радикальном уровне.

Тема патриархата – одна из основных проблем анархистских движений в постсоветских странах и с ней следует разбираться как с фундаментальной проблемой нашего общества.

В то же время люди в России сталкиваются с жестоким полицейским государством и унаследованной им экс-гулаговской тюремной системой, чудовищными и абсурдными уголовными процессами и реалиями выживания при капитализме. В течение многих лет мы наблюдаем за ростом консерватизма и шовинизма по мере усиления православной церкви и гегемонии политического режима российского государства.

Чтобы суметь выжить и создать революционное движение, нам нужно развивать эффективные либертарные механизмы освобождения. Мы не можем бороться друг против друга, вместо этого нам необходимо строить товарищеские отношения и совместно бороться за лучшую и более свободную жизнь. Из-за этих и многих других упомянутых выше проблем мы можем чувствовать себя одинокими, чужими, оторванными от подготовки революции. И когда полиция постучится в нашу дверь, мы будем не готовы к этому, поскольку не имеем сильного движения за нашей спиной. Движения, которое может дать смысл и серьёзную мотивацию, чтобы бороться и отстаивать свои принципы при столкновении с государственной машиной. Для этого борьба также должна быть доступна для людей с разными возможностями и разными потребностями.

Если этого не будет, то при следующих волнах репрессий мы увидим больше российских товарищей, покидающих страну из-за этих репрессий, не имеющих возможности положиться на какое-то организованное движение, чтобы защитить себя. Кроме того, нам необходимо выработать иной подход и стать бойцами, которые создадут такое движение. Без боевого крыла мы не сможем иметь долгоживущие и сильные организацию и движение. А без организации, без движения у нас не будет боевого крыла – только отдельные люди, которые будут вести борьбу как полуизолированные участники «сцены» или группы друзей, пока не выгорят как спички. В итоге это приводит к тому, что люди оставляют мечты о революции, товариществе и борьбе за свободную жизнь, бросают эту борьбу ради защиты своей частной жизни и личного выживания при капитализме.

Необходимость понимания и практики самозащиты

России требуется сильное движение, которое обеспечит прочную политическую и социальную базу для самоорганизации людей. Ему нужна прочная политическая основа и перспектива, тщательной анализ и понимание нынешних реалий и ситуации. В России и других постсоветских странах невозможно игнорировать фундаментальные проблемы тюремной и судебной систем, патриархата и мизогинного, гомофобного насилия, жестокой борьбы в экономических реалиях капитализма и его влияния на экологию. Реальность, в которой мы живём, сформирована этими и множеством других проблем, такими как российский колониализм, и нам необходимо, чтобы это понимание стало целостной, взаимосвязанной основой для борьбы. На этом основании мы хотим признать культурные, языковые, физические, материальные и духовные паттерны равноправными аспектами сопротивления. Это открывает новые измерения и новые просторы для борьбы. Как мы переосмыслим самооборону, если признаем, что существование государства и его институтов, патриархальные идеи в повседневных отношениях и власть принуждения сами по себе являются социальной войной? Нам необходимо сделать самооборону ядром нашей революционной культуры. Создание механизмов, которые будут предотвращать возникновение иерархий и наделять силой коммунальные структуры – это самозащита. Когда мы переживаем репрессии, защищаем людей, оказавшихся в жерновах государственного аппарата и создаём сети взаимопомощи, мы занимаемся самозащитой. Отряды самообороны и оборонные структуры, занимающиеся коллективной физической защитой — это, вероятно, наиболее широко признанная форма самозащиты.

Когда мы способны создать сильные общинные связи и заботиться друг о друге, становясь увереннее в своих способностях, мы закладываем фундамент для самозащиты. Создавая автономные женские и небинарные структуры, чтобы обеспечить инклюзивность и активное изживание патриархальных, капиталистических черт в нас самих и наших товарищах, мы сражаемся с самым сильным врагом внутри нас ради самозащиты и товарищества. Родство и тесная связь с землёй и природой во всех её формах, её сохранение — это самозащита.

Помнить наших погибших товарищей или защищать других людей, природу и общество, а также поддерживать тех, кто попал в заключение — это самозащита.

Сильное духовное, ментальное и физическое здоровье является основополагающим для самозащиты, так же как способы, которые помогут нам излечиться, восстановиться и примириться с самими собой и с сообществами вокруг нас. Создание своих каналов пропаганды, медиа и коммуникаций — чрезвычайно важный аспект самозащиты. Обучение и практика для приобретения навыков являются важным условием успеха самозащиты. И иногда самая эффективная самозащита – это нападение.

В заключение хотим пожелать успехов и сил нашим товарищам из постсоветских стран. Заботьтесь друг о друге, чтобы мы все вместе могли быть сильными! Никакие конституции или законы, никакие государства или их лидеры не смогут дать свободу, справедливость и равенство людям.

Мы можем создать их только сами.

Анархистская борьба
Июль 2020

Перевод: Михаил Панкратов
Редактура: Hevale: Революция в Курдистане

Комментарии

"Без боевого крыла мы не сможем иметь долгоживущие и сильные организацию и движение. А без организации, без движения у нас не будет боевого крыла – только отдельные люди, которые будут вести борьбу как полуизолированные участники «сцены» или группы друзей, пока не выгорят как спички."

В английском оригинале текста говорится о "militants", т.е. преданные бойцы/организаторы_ки, которые посвящяют всё своё время борьбе и крепко завязаны с революционной деятельностью и идеологией, которые ставят в жизненные приоритеты, жизненные ориентиры. В русском переводе эта часть была переведена как "боевое крыло". На мой взгляд, эта интерпретация не точна. Ну, сложно, конечно, перевести слова, у которых нет удобных и точных аналогов в русском. А так вообще перевод хороший, спасибо за интересный материал.

PS кусок англоязычного текста, о котором идёт речь:

Moreover, we need to build a different approach and become militant organizers that would constitute such movement. Without militants, we can’t have a long-lasting and strong organization and movement. And without organization, without movement, we can’t have militants — only individuals that will struggle as semi-isolated participants of the “scene” or circles of friends, until they burn out like matches.

Рейтинг: 5 (1 голос )

Хорошо бы такое же обращение к украинским анархистам. Если для российского а-движения затронута проблема влияния империалистического духа, то в украинском это националистический и патриотический. Хотя по отношению к народам в Крыму и длнр, тут тоже чистый империализм, только более мелкий чем российский. Но тоже с мантрами про едину краину и "сначала выгоним москалей, а потом уже анархия". Нужен интернационализм вместо этих разобщений. Нет никакой войны кроме классовой и т. д.

Критика это хорошо! 

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

2 недели назад
5
Michael Shraibman

В Израиле стали делать с конца 1980х очень хорошие фильмы. Меня удивляет, когда люди начинают морщиться, говоря про израильское кино: "Фу, артхаус". Не понимаю, что это значит. "Вальс с Баширом" получил премию "Золотой глобус" за лучший фильм на иностранном языке и...

3 недели назад
1