Апелляция на приговор Максиму Буткевичу: трансляция Медиазоны

Сегодня, 22 августа, Первый апелляционный суд общей юрисдикции в Москве апелляцию на приговор украинскому правозащитнику и антифашисту Максиму Буткевичу. 10 марта суд в самопровозглашенной ЛНР назначил ему 13 лет колонии за то, что он якобы, находясь в Северодонецке, ранил двух женщин, выстрелив из гранатомета по подъезду жилого дома. Тройка судей Мелехов, Изотьева и Троян оставила в силе 13 лет заключения для Буткевича, но постановила зачесть фактическое время содержания под стражей с 19 августа 2022 года — то есть с того момента, когда Минобороны России признало факт заключения Буткевича.

Максим Буткевич — украинский правозащитник и антифашист. С 2008 года он помогал беженцам и мигрантам, оказавшимся в Украине, и вел мониторинг проявлений ксенофобии и расизма, затем стал работать в управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Восточной Европе.

В 2012 Буткевич основал правозащитный центр Zmina, а в 2013 году стал соучредителем радио «Громадьске». После российского вторжения в Крым и Донбасс в 2014 году Буткевич координировал Ресурсный центр помощи вынужденным переселенцам. После начала полномасштабной войны он записался в ВСУ, а в июне 2022 года попал в плен.

О приговоре Максиму Буткевичу стало известно из главного управления Следственного комитета 10 марта 2023 года. Суд самопровозглашенной ЛНР признал Буткевича виновным в жестоком обращении с мирным населением и военнопленными, применении запрещенных методов в вооруженном конфликте, а также в покушении на убийство двух человек и умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом.

По версии следствия, Буткевич применял «методы, запрещенные Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны и Дополнительным протоколом I к ней», а также, проходя службу в батальоне «Берлинго», выстрелил из противотанкового гранатомета по подъезду жилого дома в Северодонецке и ранил двух мирных жительниц.

Газета «Коммерсант» со ссылкой на материалы уголовного дела , что 4 июня в районе, где находился правозащитник, не было военных действий и оставались лишь мирные жители. Взвод под командованием Буткевича занял одну из квартир на втором этаже. Увидев из окна людей в подъезде дома напротив, Буткевич якобы решил выстрелить в них из гранатомета Panzerfaust-3 «с целью устрашения». В результате были ранены в ноги две женщины — мать и дочь. Как утверждает «Коммерсант», Буткевич «сам признался в стрельбе по гражданским, а когда его вывезли на место происшествия, под видеозапись показал, как все произошло».

«Ґрати» , что подразделение Максима Буткевича передислоцировали из Киева в Донбасс только спустя десять дней после того, как произошли инкриминируемые ему действия.

11:50

Поддержать Буткевича в суде пришли сотрудники консульств Германии, Великобритании и Франции, а также правозащитники «Мемориала» Олег Орлов и Светлана Ганушкина.

Сам Буткевич присутствует на заседании по видеосвязи из Луганска.

11:50

Коллегия из трех судей Верховного суда начинает рассматривать апелляцию на приговор Буткевичу, вынесенный 10 марта Верховным судом ЛНР.

В первой инстанции Буткевича представляла адвокат по назначению Тютюнникова. Суд не смог связаться с ней перед сегодняшним заседанием.

Две потерпевших Афониных не пожелали участвовать, еще один потерпевший Сохань предоставил заявление о значительном причиненном ущербе. Также не явился.

11:51

«Ветеран Вооруженных сил Украины», — представляется Буткевич по просьбе суда.

Буткевич рассказал, что сегодня утром он впервые смог пообщаться с адвокатом по соглашению — которого он выбрал сам.

11:55

На заседание подали аккредитации четыре журналиста. Еще один слушатель попросил в персональном качестве разрешения на съемку.

Прокурор «с учетом специфики содержания предъявленного обвинения» возражает против видеосъемки процесса. Коллегия судей согласилась с прокурором и разрешила фото- и видеосъемку только в перерывах, но не в самом процессе.

12:03

Судья Изотьева зачитывает суть приговора Буткевичу. Верховный суд ЛНР признал его виновным в жестоком обращении с мирным населением и военнопленными, применении запрещенных методов в вооруженном конфликте, а также в покушении на убийство двух человек и умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом. По совокупности обвинений ему назначили 13 лет колонии строгого режима.

К тому же Буткевича обязали компенсировать ущерб пострадавших по делу: по миллиону рублей Афониным — матери и дочери — и 600 тысяч Соханю.

12:05

Судья Изотьева также зачитывает, что адвокат Соловьев добивался встречи с Буткевичем через Минобороны еще до приговора, но ему в этом было отказано. Поэтому защитник считает, что Буткевич мог оговорить себя. По версии Соловьева, 4 июня Буткевич не мог находиться в Северодонецке, как утверждает следствие, а был в Киевской области.

Также в апелляционной жалобе говорится, что Соловьев считает приговор чрезмерно суровым, ведь Буткевич не судим и не пытался скрыться. Адвокат просит отправить дело на новое рассмотрение.

12:09

Теперь адвокат Соловьев выступает в суде сам. Он поддерживает свою письменную жалобу лишь частично. Соловьев говорит, что с 21 июня 2022 года Буткевич был военнопленным, то есть фактически лишен свободы. «В отношении него проводились проверочные мероприятия сотрудниками Министерства обороны», — добавляет Соловьев. Он просит зачесть в приговор весь срок, который Буткевич провел под стражей.

Судья просит Соловьева уточнить, верно ли он понял: адвокат отказывается от своей жалобы по поводу якобы алиби Буткевича? Соловьев подтверждает, что действительно он теперь не настаивает на алиби. Сам Буткевич признал вину, Соловьев с ним в этом не согласен, но обязан защищать его, а не свою позицию.

12:10

Выступает сам Буткевич. Он поддерживает жалобу тоже лишь частично — только по поводу чрезмерной суровости приговора.

Прокурор возражает против удовлетворения жалобы адвоката Соловьева.

12:11

Судья осматривает копию письма из Минобороны на имя Соловьева от 9 августа 2022 года. Там сказано, что Буткевич находится в ЛНР, «состояние здоровья удовлетворительное». Это подтверждает, что Буткевич был под стражей еще летом 2022 года.

После этого объявляется пятиминутный перерыв.

12:13

В прениях адвокат Соловьев коротко просит удовлетворить его апелляционную жалобу.

12:16

Сам Буткевич повторяет, что уже все сказал по поводу несправедливости приговора. Он добавляет, что не может в полной мере пользоваться текстами УК и УПК России, «учитывая условия», поэтому не может цитировать точно.

«Я не единственный украинский военнослужащий, который осужден по схожей фабуле», — продолжает правозащитник, он по памяти называет статьи УК и УПК, которые позволяют зачесть сроки содержания под стражей.

Буткевич восемь с половиной месяцев до приговора содержался в СИЗО и просит зачесть этот срок.

«Мне не вполне понятны ссылки на сведения о моей личности», — говорит Буткевич по поводу сути приговора, но не вдается в детали. Он просит смягчить приговор.

12:18

Прокурор дежурно выступает в прениях с речью о том, что все полученные следствием доказательства, включая признательные показания Буткевича, допустимы и получены законным образом. «Наказание назначено с условием отягчающего обстоятельства — совершение преступления в условиях вооруженного конфликта», — отмечает прокурор.

По словам прокурора, в деле есть судмедэкспертизы повреждений, которые получили потерпевшие. А также экспертиза имущества потерпевшего по фамилии Сохань. В своих признательных показаниях Буткевич сам сказал, что выстрелил в сторону потерпевших из гранатомета.

12:25

Максим Буткевич выступает с последним словом:

— Я хотел бы лишь выразить благодарность всем тем людям, которым небезразлична моя судьба и всех украинских военнопленных, которые сейчас в тяжелой ситуации.

Люди, которые находятся в статусе либо военнопленных, либо уже осужденных, тоже постоянно думают не только о родных и близких, но и всех, кто остался на свободе, кто находится в Украине, и все надеются, что военнопленных освободят.

12:27

«Олег, Светлана, рад вас видеть», — приветствует он Орлова и Ганнушкину, когда судьи уходят в совещательную комнату.

Ганнушкина передает ему благодарность. Буткевич отвечает, что переживает за нее: «Хочу, чтобы вы знали. Сейчас, условия содержания, учитывая обстоятельства, нормальные. Отношение доброе. Насилие сейчас не применяется. На здоровье жалоб серьезных сейчас нет».

12:29

«Схема у всех одна и та же», — говорит Буткевич про других военнопленных и осужденных украинцев, с которыми он сидит.

Буткевич говорит, что не получает никакие новости, газеты или книги. Телевизор он видел лишь на протяжении четырех месяцев: «Это российский телевизор, но хотя бы что-то [было]. Теперь ничего». Из книг у него только Новый Завет и Псалтырь.

12:32

Пока судей нет в зале, Буткевич рассказывает про свой быт слушателям.

«Все как в тюрьме. Ухудшается зрение, ухудшается память, конечно. Часть ежедневных практик — это перечислять про себя людей, которых я вспоминаю. Это огромный список, каждый день»», — говорит правозащитник.

«Заинтересовался еще больше правозащитными темами, пенитенциарной системой, 3-й статьей Европейской Конвенции. Очень много работы будет, когда, даст бог, выйду на свободу», — добавляет Буткевич.

12:34

Ганнушкина передает Буткевичу приветы от знакомых из Европы. Пришедшие поддержать Буткевича очень надеются, что теперь после приговора и этапирования удастся наладить с ним связь.

«Людей много, но осужденных немного. Несколько десятков человек», — продолжает описывать Буткевич условия в Луганске.

12:35

Буткевич только что узнал от пришедших, что перед ним Нобелевский лауреат Олег Орлов. Он ничего не слышал про вручение Премии мира.

«О Нобелевской премии сюжетов не было никаких, пока был доступ к телевизору», — объясняет Буткевич.

12:36

После этого Буткевич рассказывает анекдот. У него был доступ к телевизору 20 июня — во Всемирный день беженцев. «По телевизору рассказывали только про Всемирный день защиты слонов в зоопарках», — смеется он.

«Сколько пережили — и это переживем. Я помню, как Мишка Олимпийский улетал. Обо мне можно почти не беспокоиться. Потом посмотрим. Посмотрим, где я буду через два месяца. От этого многое зависит», — напутствует Буткевич собравшихся.

12:38

По словам Буткевича, все пленные думают о том, чтобы приносить пользу: «Находясь здесь, ни о какой пользе быть не может. Поэтому обмен — это то, с чем засыпают и просыпаются».

«Сегодня 14 месяцев я в СИЗО, на 14 месяцев больше, чем надо», — говорит Буткевич.

12:38

Олег Орлов продолжает передавать Буткевичу приветы от знакомых, которые помнят и думают о нем.

— Твое имя звучало в Нобелевской речи.

— Ничего себе!

12:38

Буткевич описывает, что впервые понял, что о нем кто-то что-то знает, только после жалобы адвоката Соловьева: «Тогда мне сотрудник, который не представился, сказал, что я медийная личность».

12:43

«Военнопленные из всех регионов Украины, включая Луганскую и Донецкую область: отсюда и до Закарпатья», — описывает Буткевич свое СИЗО. Гулять ему позволили только после приговора, тогда его впервые выпустили к другим заключенным — им передавали передачи, поэтому Буткевич начал набирать вес.

«Я себя один раз видел по НТВ. Было бы смешно, если б не было так грустно», — говорит Буткевич.

12:46

По словам Буткевича, заключенных, у которых приговор вступил в силу, увозят из Луганска партиями.

За все время Буткевич получил только одно письмо — с поздравлениями с , хотя ему их отправляли очень много. «И открытка. Совершенно абстрактная. Наверное, поэтому и дошла», — объясняет Буткевич.

Больше никому из военнопленных письма не приходили, поэтому письмо Буткевичу стало в СИЗО событием.

12:48

В СИЗО ходят слухи о происходящем в Украине, говорит Буткевич.

— Максим, все нормально. Не верьте никаким плохим слухам, — успокаивает его Орлов без лишних подробностей.

— Хочется вас о многом спросить. Но понимаю, что это плохое время и место, — не настаивает Буткевич.

12:52

«Мы изобрели методику изучения английского без ручки, бумаги и текстов», — снова переходит к рассказам про быт Буткевич.

Он объясняет, что сначала пленным в принципе запрещали любую бумагу. Но теперь у него ее просто физически нет: «Заявления нужно писать на все. Бумага на вес золота».

12:58

— Какие книги ты хочешь? — спрашивают Буткевича из зала.

— Любые. Не надо книгу Армена Гаспаряна «Денацификация Украины»! Уже прочитал. Ужасно.

12:59

«Чтобы вы понимали. Все не так хорошо, как мы ожидали, но очень неплохо», — с паузами для выбора формулировок все же говорит Буткевичу Орлов.

По словам Буткевича, недавно им в СИЗО сказали, что состоялся первый обмен осужденных украинских пленных. «Не знаю, правда или нет», — отмечает он.

Через неделю после взятия в плен от Буткевича забрали нескольких подчиненных из его взвода. Он подумал, что их сразу обменяли, но оказалось, что на обмен ушли только двое, остальные в лагерях.

12:59

— До тебя ни одной посылки не дошло?

— А были посылки?!

До других пленных тоже не доходили посылки, уточняет Буткевич. Передачи получают только местные арестанты.

13:01

В кадре появляется сотрудница СИЗО и удивляется, почему полчаса уже ведутся светские беседы: «А суд в совещательной комнате? Мы ждем?».

Получив подтверждение, она уходит, связь остается включенной.

13:08

— Ты перейдешь в статус обычного осужденного. У тебя должны быть права как у всех, — обнадеживает одна из слушательниц.

— Да. Но нет! — вздыхает Буткевич и рассказывает, что не может добиться даже посещения библиотекаря.

Слушатели записывают размер одежды, которую для Буткевича надо будет купить и прислать на зиму.

13:11

— Курить ты не бросил?

— Здесь слишком мало позитива, чтобы отказываться еще и от этого. Курение — одна из маленьких радостей.

Буткевич поясняет, что из-за дефицита приходится растягивать сигарету на день или реже.

— С медпомощью что у вас?

— Одна таблетка от всего! Некоторые серьезно раненые получили помощь, некоторые нет.

13:17

Тройка судей возвращается в зал: председатель Мелехов, судья Изотьева и судья Троян.

Первый апелляционный суд общей юрисдикции частично изменил приговор Максиму Буткевичу. Тройка судей оставила в силе 13 лет заключения. Но судьи постановили зачесть фактическое время содержания под стражей с 19 августа 2022 года — то есть с момента из Минобороны, который подтверждает, что Буткевич находился в заключении.

«Ждем обмена. Нет обмена — пишем кассацию», — говорит напоследок адвокат Соловьев Буткевичу.

Адрес Максима:  г. Луганск, ул. 23-я Линия, д. 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по ЛНР, Буткевич Максим Александрович 1977 г.р.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости