«Не просить милости у царя»: интервью с «Автономным Действием»

Автономное Действие

«Автономное действие» — либертарный медиапроект, выросший из одноименного анархистского движения. Его создатели пишут и собирают тексты про анархизм: активистов, само движение, литературу и события. «Мы действуем самостоятельно, независимо от государственных бюрократов, чиновников, разных партийных функционеров и прочего официоза».

Создатели «Автонома» — об анархо-коммунах, деле «Сети», внимании властей и неизбежном исчезновении эксплуатации.

– Ваш очень подробно расписан. Какая роль у него осталась?

– Такой подробный Манифест был важен несколько лет назад, когда «Автономное Действие» было организацией с фиксированным членством, взносами и так далее. Сейчас это уже не так актуально, никто, конечно, на его знание не проверяет. Тем не менее, мы предполагаем, что участники проекта всё же разделяют большинство положений Манифеста и мысли, которые в него заложены. Мы знаем, что имеем дело с единомышленниками.

Автономное Действие– Вы также выпускаете . Что обычно в нём публикуете?

– Мы позиционируем «Автоном» как журнал, транслирующий либертарный, анархо-коммунистический взгляд на мир. Но это всё же не агитационная листовка: мы стараемся, чтобы материалы были интересны любому человеку. Хотя, конечно, вряд ли «Автоном» станет читать фашист или активный сторонник Путина.

– От «Автономного Действия» когда-то отделился . Какая связь осталась между вами?

– Мы поддерживаем очень тесную связь с этим проектом, считаем его крайне важным и успешным. Antijob способствует тому, что люди осознают возможность активной борьбы за свои права. Начинается всё с получения задержанной зарплаты, а чем закончится — кто знает!

Antijob – проект, который направлен на защиту прав пострадавших от действий работодателя. Сами создатели позиционируют свой сайт не только как место, где есть черный список компаний, но и как место для координации сил в классовой борьбе против капитализма и подавления.

– Какую вы видите замену привычному сегодня государственному устройству и капитализму?

– Наша альтернатива — это объединение людей на принципах самоуправления и прямой демократии. То есть решения должны принимать те, кого затрагивают последствия принятия этих решений. В этом радикальное отличие от государственной вертикали, где решения принимают одни люди за других. Капитализм в своем классическом понимании уже мало где встречается и в ходе развития человеческого общества неизбежно будет заменен на экономические системы, основанные на сотрудничестве и дарении вместо эксплуатации и тяги к прибыли. Но вопрос об экономической альтернативе капитализму крайне сложен. В целом, для понимания нашей альтернативы существующему строю мы рекомендуем книгу Питера Гелдерлооса .

– Как создать общество без какого-либо насилия и власти, без государства?

– Мы видим такие объединения людей вокруг себя каждый день, например, когда общаемся с друзьями. Для этого никакое государство не нужно. Вопрос об обществе «без насилия и власти» также крайне сложен, поскольку сами эти понятия крайне неоднозначны. Но в целом, мы считаем, что необходимо минимизировать власть одного человека над другим, а следовательно, — и насилие, на котором всегда держится власть.

– Чем внимание государства сегодня к анархистам и антифашистам отличается от того, что было год назад?

– С тех пор случилось дело «», в котором ФСБ конструирует «террористическое сообщество» из группы любителей пэйнтбола (некоторые из них позиционировали себя как анархисты и/или антифашисты). Ради поднятия статистики ФСБшники совершенно не стесняясь пытают людей электрошоком на глазах у всей страны, будучи уверенными в своей безнаказанности. В этом смысле анархо-движение действительно привлекло внимание государства.

В целом, относиться стали внимательнее. Отчасти это связано с возросшей активностью, отчасти — с палочной системой. В последнем случае анархисты — очень удобный враг. Так как они отрицают идею государственности, именно их легче всего выставить террористами, которые готовы взрывать случайных людей.

– Почему именно к анархистам и антифашистам власти проявляют такое внимание?

– Очень бы хотелось сказать: это из-за того, что анархисты представляют особую опасность для режима. Но объективно это вряд ли так. Поэтому, скорее всего, как и раньше, это не какой-то специальный интерес именно к анархистам или антифашистам.

Российские силовые ведомства преследуют всех, кто недостаточно любит президента, поскольку это позволяет им быстро зарабатывать себе новые погоны. А анархистов вдобавок всё-таки в среднем сложнее интегрировать в истеблишмент (в отличие, кстати, от «аполитичных антифашистов», многие из которых после 2014 года повелись на российскую пропаганду и радостно устремились «воевать против бандеровцев».

– Судя по на случившееся в Архангельске, вы стараетесь придерживаться в этой ситуации нейтральной позиции. Как на это отреагировали другие анархисты?

– «Автономное Действие» не принимало какого-то специального решения о единой позиции о поступке Михаила. О случившемся в Архангельске у анархистов могут быть разные мнения, они варьируются от «парень — герой, все должны быть как он» до «парень ничего не добился своим бессмысленным поступком, только загубил свою жизнь и дал власти предлог для новых репрессий». В чём мы точно уверены, так это в том, что в любом случае, главный виновник случившегося — современный режим и пыточных дел мастера из его «силовых ведомств».

Архангельский подрывник — это ведь была акция индивидуального террора. Тем не менее, вокруг парня уже придумали организованную группу, уже арестовали 14-летнего мальчика и ему ищут до 10 сообщников. Керченского стрелка также объявили анархистом, хотя это было самоубийство, не имеющее под собой никакой политической подоплеки.

Но анархистов уже давно пытают током в подвалах и подвешивают вверх ногами с пластиковым пакетом на голове. Пытки в целом стали фоном нашей жизни: арестованных калечат в изоляторах и тюрьмах, задержанных избивают в ОВД. Каждый человек, приходя в полицию как потерпевший, рискует стать обвиняемым.

Михаил был уверен, что хуже уже быть не может. Это как порог чувствительности: в какой-то момент ты перестаешь различать, насколько тебе больно. Так что, возможно, это только начало — общество близко к своему пределу.

Текст:
Фото: «Автономное Действие», Вита Чикнаева

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

6 дней назад
5
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

1 неделя назад
14

Свободные новости